Жена по пьяне

Актера Михаила Ефремова, устроившего смертельное ДТП в центре Москвы, приговорили к восьми годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Дело знаменитого артиста, расследование которого растянулось на все лето, приковало внимание всей страны: пока одни были уверены, что виновнику аварии удастся избежать максимального срока, другие призывали к милосердию, отмечая, что Ефремову не место в тюрьме. «Лента.ру» рассказывает, что думают друзья, коллеги и другие известные люди о приговоре артисту.

«Ну что, все довольны?»

После оглашения приговора в Пресненском суде Москвы жена актера Софья Кругликова не выходила из зала суда, пока ее супруга не увел конвой. «Мишка, молись, Мишка», — прокричала она вслед артисту, а затем расплакалась, уткнувшись в плечо жены актера Ивана Охлобыстина.

Сам Охлобыстин, который за день до вынесения приговора обратился к президенту России Владимиру Путину и попросил пощадить его коллегу личным указом, лаконично высказался о случившемся. Артист опубликовал в своем Instagram-аккаунте снимок с Хоакином Фениксом в образе Джокера, подписав фотографию следующими словами: «Ну что, все довольны?! Восемь лет». Впрочем, этот эмоциональный пост актер достаточно быстро удалил, а во время беседы с журналистами после суда назвал приговор Ефремову «очень болезненным».

Дочь 56-летнего артиста Анна Мария Ефремова тоже оказалась немногословна — она перепостила новость о приговоре отцу с подписью: «Что ж». Ранее старавшаяся реагировать на происходящее с некой долей иронии, она затем выложила еще одну публикацию: «Будет очень странно, если с такими родителями я не стану писателем или рок-музыкантом». В комментариях дочери пожелали сил, а также поинтересовались, будет ли она носить ему передачки. «Да, конечно», — ответила Анна Мария.

«Это дело рук адвоката Пашаева»

Во время судебных разбирательств многие публичные личности и близкие Ефремова высказывали недоумение по поводу эпатажного и постоянно меняющего свою линию защиты адвоката Эльмана Пашаева. Коллеги и друзья артиста переживали, что именно одиозный юрист, который то призывает клиента записать обращение с извинениями, то утверждает, будто бы актер вообще не был за рулем автомобиля в день трагедии, станет причиной серьезного срока для Ефремова. В итоге актер был признан виновным по пункту «а» части 4 статьи 264 («Нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, совершенное в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека») УК РФ. Как утверждает телеведущая Ксения Собчак, наказание по этой статье обычно не превышает пяти лет.

Телеведущая добавила, что своими показаниями артист настроил против себя огромное количество людей. По ее мнению, он по наивности послушал своего адвоката, которого сама Собчак считает аферистом. «Думаю, Миша не мог смириться, что какой-то реальный срок придется получить, и от этого все это безумие», — высказалась журналистка.

Писательница Марина Ахмедова согласилась с мнением, что столь серьезный срок отчасти можно считать «заслугой» Пашаева. «Михаила Ефремова, увы, посадили на восемь лет. Минимальный срок по его статье — пять лет. А еще три — это, наверное, тот срок, на который судья посадил бы его адвоката, если бы мог», — написала она. Бывший мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман также пошутил, что «за адвоката пятерочку накинули».

Актер Иван Краско рассказал, что поведение Ефремова его разочаровало. Он отметил, что Эльман Пашаев «сделал идиота» из своего клиента, а сам артист позволил собой манипулировать, даже находясь в трезвом состоянии.

Бывшая супруга Ефремова Евгения Добровольская обвинила Пашаева в сроке, который получил артист. «Я просто раздавлена, ужас. Такого наказания Миша не выдержит. Хотелось бы, чтобы ему хватило мужества, чтобы расстаться с Пашаевым», — поделилась актриса.

Продюсер Иосиф Пригожин считает, что адвокаты «круто нагадили» звезде: «Может быть, Михаил получил бы пять-шесть лет, не больше. Но то, что его адвокаты замучили всех участников процесса и навредили, я уверен в этом, абсолютно, на 100 процентов». По мнению шоумена, Ефремов также совершил ошибку, когда отказался признавать вину в ДТП. «Он должен был признать вину, взять на себя большую экономическую ответственность, работать в несколько раз больше, объяснить суду, почему он не должен садиться за решетку. Потому что Михаил мог бы взять на себя ответственность за семью Сергея Захарова и за свою», — сказал продюсер.

«Ефремов из списка выживших исключил себя сам»

Несмотря на то что у Михаила Ефремова есть возможность выйти по УДО, некоторые посчитали, что его репутация в любом случае уничтожена. И винить в этом стоит не столько адвоката, сколько самого актера, который, если верить его коллегам, уже много лет злоупотребляет наркотиками и алкоголем. Так, музыкант Сергей Шнуров выложил в своем Instagram-аккаунте очередное стихотворение, в котором назвал актера другом, который приехал к финалу. Он вспомнил, что за время судебных разбирательств «только ленивый не пинал и гражданина, и поэта», и рассказал, что и сам раньше любил пуститься вместе с Ефремовым в «угар всенощный и бузу». Шнуров написал, что сейчас он притормозил с подобным образом жизни, в то время как Ефремов «последовательно гнал и жал», что и стало причиной столь страшной трагедии.

Александр Горбунов, автор Telegram-канала «Сталингулаг», согласился с тем, что поверивший в собственную «исключительность» Ефремов разрушил собственную репутацию, хотя имел шанс выйти из этой ситуации совсем иначе — признать вину, раскаяться в содеянном и выплатить компенсацию родственникам Сергея Захарова, погибшего в аварии с его участием. «В смертельном ДТП, устроенном актером, не выжил никто. Водитель газели погиб на месте, а спустя некоторое время из-за травм, полученных при потере связи с реальностью и усугубленных чувством собственного ******* , не стало и самого актера», — отметил Горбунов. По его словам, в итоге «Ефремов из списка выживших исключил себя сам».

После случившейся в июне трагедии наиболее резко о ситуации высказался спортивный комментатор Дмитрий Губерниев. Он окрестил актера убийцей, которому место в СИЗО, а поддерживающих его коллег назвал «сраными лицедеями». «Будь ты проклят, сволочь Миша Ефремов!» — написал тогда телеведущий. Последние же новости Губерниев прокомментировал кратко и, кажется, остался доволен приговором.

«Перед законом все равны»

Нашлись и те, кто искреннее посочувствовал актеру, однако с оговоркой — хоть Ефремова и жаль, он все равно должен понести наказание за то, что сделал. Народный артист СССР Олег Басилашвили назвал приговор коллеге справедливым, так как тот действительно совершил преступление, а также выразил соболезнования семье Захарова.

Актер Гоша Куценко признался, что ему больно молчать о ситуации с коллегой, но и говорить о ней тоже больно. «Михаил Олегович! Ты должен через это пройти… И все мы тоже», — обратился он к Ефремову в социальных сетях.

Пожалуй, наиболее взвешенно и спокойно ситуацию прокомментировал режиссер и худрук «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников, который и сам провел полтора года под домашним арестом. Он пояснил, что знаком как с самим актером, так и со всей его семьей, поэтому понимает, что чувствует Ефремов, ставший виновником страшной аварии.

«Пусть с ним будут сегодня рядом все его зрители, которые знают и ценят его талант, его семья, его друзья. Надо справиться с этим. Надо помочь друг другу — без злобы, без злорадства, без кликушества. Просто помолчать и подумать об этих двоих: о человеке, которого уже нет, и о человеке, которому очень и очень плохо», — написал режиссер. Он также призвал с сожалением отнестись к артисту, ведь тот не может исправить свои ошибки.

Актер и близкий друг Ефремова Василий Мищенко напомнил, что у актера трое маленьких детей. Он посчитал срок, который вынесли его коллеге, беспределом, однако добавил, что артист должен понести наказание за ДТП. «Как такое может быть: идет заседание, заслушиваются свидетели, а все телевизионные каналы уже показывают. Тем самым идет давление на судью, и она уже не в состоянии ничего решать. Сделали просто шоу. Хайпанули все, кто может, на Мише, сегодня орут, а завтра — забудут. А каково ему?» — возмутился Мищенко.

Олег С

Раздел: Инцест

Наступило утро, первый луч света залил всю спальню и я проснулся. Потягиваясь, я почувствовал ту натруженность своего члена и внутреннюю ломоту в паху, как это бывает от многократной мастурбации. Я поднялся и пошёл в туалет, член как всегда стоял от переполненного мочевого пузыря. Проходя мимо зала, я заглянул в комнату, мама ещё спала. Я пошёл, принял душ и стал готовить завтрак, решив порадовать маму. Мама проснулась только около 10 часов. Встав, она сходила в туалет, затем зашла на кухню спросила, что я приготовил, пожаловавшись на плохое самочувствие. Затем, сказав что ещё поспит пошла в спальню и легла снова спать. Мне как-то стало жалко маму, моего самого любимого человека и я решил, что больше такого делать с ней не буду.

С того дня прошло около 2-х месяцев. Однажды мама вернулась с работы в странно озабоченном виде. Я подумал, что какие-то неприятности на работе и спросил у неё в чём дело. На это мама как-то странно посмотрела на меня и сказала, что хочет со мной серьёзно поговорить. У меня со страху аж волосы на голове зашевелились. Мама спросила: «Что ты со мной сделал?». Я не понимающе хлопал глазами и дела глупое выражение лица. «Ты знаешь, что я беременна» — сказала мама. Моё сердце просто взяло и ушло в пятки. Я понял, что отпираться нет смысла и опустил голову. Далее состоялся разговор, который, думаю, вам дорогие читатели не понравится. Я сам с ужасом вспоминаю те минуты. Мне пришлось выложить маме всё начистоту. Даже мои слова признания, то, как я люблю её не помогли. Около двух недель мы вообще не разговаривали. После того как прошло это страшное для меня времечко, мама потихоньку начала со мной общаться и уж чего я не ожидал, однажды вечером, она опять меня подозвала на серьёзный разговор. «Ты наверно не понимаешь» — сказала она: «но мне уже нельзя делать аборт». Я тогда в этом вообще не разбирался и слушал её, хлопая глазами. Дальше она сказала мне, что будет вынашивать и родит ребёнка от меня, но об этом никто не должен знать на всём белом свете, не то позор на весь город. Я вообще был ошарашен от таких речей своей мамы. Я спросил, а что говорить. Мама объяснила мне, что нужно говорить, что к нам приезжал папа из Норильска и всё. Я поклялся ей, что всё так и будет, что я «могила» на всю оставшуюся жизнь. Не знаю, простила она меня или нет, спросить я не решался, но моя жизнь с того вечера опять потекла мирно и спокойно. Исключением было то, что мамин живот с каждым месяцем становился всё больше и больше. Так прошло ещё 4 месяца, и мама пошла декретный отпуск. Ребёнок в мамином животике уже начал потихоньку толкаться, это она мне говорила. Спустя ещё месяц животик мамы стал совсем большим. Как ни странно мама стала отвешивать разные шуточки в мой адрес по поводу того, что я с ней сотворил, да шуточки то были порой совсем не литературные. А кроме этого мама предупредила меня, что я буду должен во всём ей помогать и ночью вставать и стирать и пеленать и тому подобное, общем нянькой бесплатной буду, раз такое сотворил с ней. Я со всем соглашался, другого пути у меня не было. Всё шло как-то на редкость хорошо и гладко, пока я вновь случайно не увидел маму голой. Кстати она стала вести себя как-то ещё более раскованно. Дверь в ванну, когда мылась, не закрывала. Ходила по дому в своём коротком халатике, который, кое-как завязывался на животе и постоянно распахивался. Так вот, проходя однажды мимо ванны, я вдруг задержал взгляд на огромной щели между дверью и косяком, шириной в ладонь. Мама стояла в ванной лицом ко мне, меня она не видела, так-как в коридоре было темно, была уже поздняя осень и на улице быстро темнело. То, что я увидел, опять возбудило меня до предела. В ванной стояла всё та же моя родная мамочка, но у неё был огромный живот, с напрочь расплющенным пупком, ставшие ещё огромнее груди. Околососковые круги и соски сильно потемнели и были тёмно-коричневые, а внизу под животом пушился всё то же родной и знакомый до боли мамин лобок. Мама медленно намыливала себя губчатой вихоткой, при этом потоки пены и мыльной воды растекались её по грудям, животу и спускались к лобку, капая с волос. У меня опять промелькнула шальная мысль, а как бы, если мама разрешила мне помочь ей помыться. Я схватился за член и стал судорожно дрочить. В этот момент мама растопырила ноги и чуть присев стала тереть губкой свою промежность, тормоша и растягивая половые губы в разные стороны. С тех пор как я их не видел их, они стали у неё ещё больше и выпячивались наружу ещё сильнее. Меня тут же захлестнула волна оргазма и я обкончал весь косяк и дверь. Мама стала обмываться и я поспешил убраться прочь. На какой-либо контакт с мамой я уже и не рассчитывал, но одно неприятное событие, случившееся через пару недель всё резко изменило в лучшую для меня сторону.

Однажды вечером мама, как всегда, пошла купаться в ванну, а я в зале смотрел телевизор. Вдруг, спустя несколько минут из ванны послышался мамины стон: «Сынок помоги мне». Я, как стрела залетел в ванну и увидел, что мама лежала на дне ванны совсем голая, а руками схватилась за её края и пытается встать, но её бессилие и тяжёлый живот с грудями не давали её этого сделать. Мама прошептала мне, что у неё кружиться голова и чтобы я помог её дойти до кровати. Я протянул руки и подхватил маму под руки, после чего стал тянуть её к верху. Это было не легко, но с помощью мамы мне всё же удалось её поднять и потянув на себя я помог её вылезть из ванны. Я встал с боку и правой рукой подхватил маму за поясницу, а левую руку пока мама была в наклоненном состоянии приложил к грудной клетке между животом и грудями дабы не коснуться ни живота ни титечек. Однако когда мама встала её огромные налитые тити прижали моё предплечье. В таком пикантном положении я стал сопровождать маму в спальню, смотря под ноги и одновременно на пучок мокрых волос на лобке у мамы. Подведя маму к кровати, я помог ей лечь. Мама попросила меня, чтобы я накрыл её одеялом. Я так и сделал, а сам лёг рядом с ней. Мама повернулась ко мне, и ласково посмотрев на меня сказала: «Миленький мой, спасибо тебе, чтобы я без тебя делала». После этого мама взяла рукой мою голову и прижала моё лицо к своей груди, конечно через одеяло. Потом она объяснила мне, что в ванне у неё резко закружилась голова, и она вообще чуть не упала в обморок. Я пожалел её и стал гладить рукой по голове. Тут же ни с того ни с сего я спросил у мамы: «Мама, а у тебя в титечках молоко есть». Мама рассмеялась и ответила, что молочко бывает только после рождения ребёнка, а до рождения из груди появляется молозиво. Я спросил, что это такое. Воцарилась тишина. Я думал, мама скажет ещё что-нибудь, чтобы я понял, но к моему удивлению, мама как то странно из под лобья посмотрев на меня, но не хмуро, а как то игриво, повернулась ко мне боком и оголила перед моим лицом свои груди. Затем правой рукой сжала правую грудь у самого соска, из которого появились капли светло жёлтой жидкости похожей на сыворотку. Мама улыбнулась мне и спросила: «Хочешь попробовать?». У меня от удивления и от какого-то внутреннего напряжения просто онемели губы. Хлопая глазами, я улыбнулся ей в ответ и замахал головой. Не теряя ни секунды я припал к маминому сосцу на правой груди. Когда мои губы коснулись околососкового круга я почувствовал необыкновенно нежный аромат, такой похожий с тем, как пахло на кухне в детском саду. Я стал нежно посасывать сладкую жидкость из маминой груди. Я спросил у мамы, а где же та дырочка, откуда вытекает жидкость. На это мама снова сжала сосок, а откуда выступили капельки молозива. Я увидел, что оно выступает словно из нескольких маленьких незаметных дырочек, типа супер мелкого душа. Я слизал выступившую жидкость и снова припал с соску. Тут мама стала меня ласково отстранять и сказала: «Ну хватит шалопай, ещё насосёшься, когда молоко некуда девать будет». Эти слова вошли в мои уши, словно член во влагалище, также сладко и радостно и я отпустил мамину грудь. Затем, встав с кровати, я пошёл на кухню. В голове у меня роились кучи мыслей, о том, что у меня ещё будет куча приятных мгновений с мамой. И то, как мама была хорошо ко мне предрасположена, даже показав мне грудь и разрешив пососать её, меня просто окрылило и дало надежду на светлое будущее с мамой. Поздно вечером этого же дня мы с мамой стали укладываться спать. Вдруг мама зашла ко мне в зал, где я уже стелил себе на диване, и попросила меня лечь сегодня с ней рядом, она мотивировала это тем, что после сегодняшнего случая она боится оставаться одна. Я послушно пошёл за неё в спальню, а по пути забежал в туалет по маленькому. Я лёг на кровать, мама выключила свет, сняла халат и в одной ночнушке легла рядом со мной. Мы разговорились перед сном с мамой о предстоящей жизни вместе с малышом, который родится. О проблемах, которые могут возникнуть и тому подобное.

Я поддерживал мамин разговор, но честно говоря мне в мои 15 было до этого: … . Вдруг мама воскликнула: «Ой он толкается, потрогай». Мама нашарила под одеялом мою руку и ладонью приложила к своему, вы не поверите голому, животу. Моя рука лежала на мамином огромном животе, в котором с правой стороны действительно толкался ребёнок. Я вдруг представил себе, что мама задрала ночнушку до самых грудей, а спала она без трусиков, поэтому моя рука была в нескольких сантиметрах от её лохматого лобка. Получив определенное разрешение, я стал ощупывать весь живот под видом, что ищу где же он толкается, ребёнок то. Мама делала вид, что ничего особенного не происходит, а наоборот подсказывала мне: «Да вот он здесь, здесь». И я, рискуя доверием мамы, опустил руку совсем низко и всей ладонью прошёлся по её волосам на лобке. Прошло секунды три. Я уже ждал негативной ответной реакции, но вдруг мама произнесла слова, от которых у меня под языком появилось избыточное выделение слюны: «Сынок да ни здесь, пониже». Я, уже трясущуюся ладошку, опустил ещё ниже вдоль лобка, и она легла на мамины влажные от писанья половые губы. Ещё пару томительных мгновений. Вдруг мама прошептал: «Сынок, зачем ты меня там трогаешь». Я не знал, что ей сказать, но руку мне не хотелось убирать, я чувствовал, что мама сама этого не хочет.

«Я люблю тебя мама»- ответил я ей. Мама неожиданно прижала мою руку к своей писичьке, а второй рукой стала поглаживать мой член через трусы, я просто обалдел от счастья. Затем мама молча, откинув одеяло, сдёрнула мои трусы до колен и наклонившись надомной взяла мой член в свой рот. Никогда еще я не испытывал такого блаженства. В комнате было достаточно темной, только в лунном свете я видел силуэт маминой головы снующей то вверх, то вниз вдоль моего члена. Мама периодически отрывалась от члена отдышаться и говорила шёпотом: «Миленький мой, родной мой, ты же не предашь меня?» Я гладил мамины волосы на голове и шептал ей: «Ну что ты мамочка я никогда никому не скажу, я люблю тебя» Вдруг мама отстранилась, легла на спину и задрав свою ночнушку до грудей раздвинула свои белые ляжки. Я немного опешил, просто не знал, что она дальше скажет. А она шёпотом: «Сыночек давай согрешим, миленький мой родной ты же был во мне, прошу тебя, сделай это с мамой ещё». Не долго думая я тут же перевернулся и устроился у мамы между ног слегка опершись на её большой упругий живот, и с помощью маминых ласковых и нежных рук вошел в нее, в её раздвинутое в ожидании лоно. Мамина плоть охватила жидким теплом. Она вскрикнула: — Тихо! Тихо! Больно! Больно! … Не надо так быстро миленький. Ай, подожди, подожди, какой он у тебя большой и крепкий, Я хочу давай давай. Ой, больно, вот так, хорошо, ещё, ещё, она сильно прижала руками к себе мою юную попу. — Я хочу, хочу, почеши мне там, быстрее, быстрее. Еби меня. Еби меня!!! — тихо шептала мне мама — Ах! как хорошо! Ах, как сладко! Только ты можешь так нежно любить свою маму. От этих запретных слов, которые прерывисто слетали с уст мамы в жаркой истоме, я весь трепетал и, все больше и больше возбуждаясь, с силой молотил мамину писичку своим твердущим членом. Мама вновь прошептала мне: «Сынок осторожно не ложись на животик, малышу будет тяжело». Я прошептал ей в ответ: «Да мамочка, да любимая» и продолжал совершать движения в её теле, каждый раз как можно плотнее прижимаясь к её половым губам свои лобком. От сильного перевозбуждения я кончил минут через пять и упал рядом с ней. Но мама продолжала стонать, при этом левой рукой она то гладила свой живот, то мяла свою левую грудь, а правой продолжала массировать и совершать круговые движения, прижав ладонь к мокрым от спермы набухшим половым губам. Я лежал в темноте с открытым ртом и дышал как рыба, выброшенная из воды. Я не мог поверить, что мама допустила меня к себе. Постепенно мама успокоилась, и ничего так и не сказав мне в своё оправдание, затихла и уснула. Но самой интересное, что уснула она, совершенно раскрытая, ночнушка была поднята до грудей, ноги были широко раздвинуты и чуть согнуты в коленях, в той же позе когда я был на ней сверху


В обществе есть целый список устойчивых представлений о детях из детского дома. Например, что они плохо учатся и не хотят ничего добиваться. Рита Вестфалл для блога фонда «Арифметика добра» рассказывает историю Стаса — отличника, который мечтает стать известным хирургом и опровергает все стереотипы.

Рассылка «Мела» Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Рассказать о Стасе в одной статье — это как рассказать о целой вселенной в школьном сочинении. Этот мальчик настолько наполнен мыслями, чувствами, идеями и мечтами, что уместить всё в буквах совершенно невозможно. Но очень нужно, потому что это важно для Стаса, важно для его будущего, а, значит, важно для нас.

В видеоанкете, снятой 3 года назад волонтёрами фонда, который занимается поиском приёмных семей, кареглазый улыбчивый мальчик с восхищением и уверенностью говорит, что хочет стать хирургом. Сегодня, спустя столько времени, за которое у обычного ребёнка всё бы уже 20 раз поменялось, повзрослевший, но тот же мальчик с ещё большей уверенностью сообщает, что мечтает лечить людей и будет хирургом.

Стасу скоро 16 лет. Из роддома мама забрала его домой, к старшему брату Женьке. Но через 3 года мальчик был изъят из семьи и помещён в приют — мать злоупотребляла спиртными напитками и не могла исполнять родительские обязанности. Стас мало помнит из того времени. Знает, что пошёл в детский сад, куда нянечкой устроилась работать его родная бабушка. Ей разрешали забирать мальчиков домой.

Через 2,5 года ограничение в родительских правах матери было снято и почти шестилетний Стас снова оказался дома, с мамой. «Мне было, кажется, там нормально, она, мама, нас кормила. Со мной часто сидела бабушка. Такого, чтобы мама читала мне или играла со мной, я не помню. Помню, что на Женю она ругалась. Наверное, он получал плохие оценки». Стас прожил дома около года, пошёл в первый класс.

«Я всегда ходил на продлёнку, мы там занимались английским, делали уроки, играли. Я сидел в классе, и за мной пришла мама. Она была пьяная. Она говорила: «Иди ко мне». А я не знал, что мне делать. Школа вызвала полицию, и меня забрали. Кажется, я не плакал. Нужно было ждать в отделении, там были хорошие тётеньки, они давали мне книжки. А потом меня отвезли в приют. Позже туда привезли брата. Мама не приходила, приходила бабушка. Уже оттуда мы уехали в детский дом. Больше дома я никогда не жил».

Стас стройно мыслит, прекрасно формулирует и чётко знает, чего хочет. В пятом классе он стал отличником по всем предметам и никогда не учился плохо, проявляя к учебе не просто интерес и уважение, а настоящую страсть. «В самом начале я учился так себе, плохо даже. А потом, меня как озарило. Я почувствовал такой толчок, силу, и стал учиться. Всё наладилось, я стал отличником. Я обожаю учиться, мне это интересно. Как будто чего-то не хватало, и оно раз — и появилось».

Стас берёт книги в библиотеке, дополнительно занимается с репетиторами, посещает кружок в медицинском институте, чтобы ещё лучше знать химию и понимать будущую профессию. Он танцует, читает стихи и увлекается театром. «У нас, конечно, нет специальных преподавателей по театральному искусству, но мы сами готовим постановки, выступаем. Мне нравится декламировать со сцены, говорить с залом. Я разносторонний человек, не зациклен только на биологии, математике. Я в равной степени люблю литературу и химические реакции. И говорить с умными людьми люблю. Если честно, я сам не знаю, как это получилось. Я знаю, что думают о детях в детских домах».

Первое воспоминание Стаса из детского дома — воспитательница, которую он очень боится. Старшего брата поселили отдельно, но то, что он был рядом, здорово поддерживало. Сейчас Жене 21, со Стасом они не сильно близки. «Самое начало жизни у меня всё как в тумане, я просто ничего не помню. Мне кажется, что я видел моего отца однажды. Я стоял в подъезде, и там был мужчина, он что-то принёс мне, на нём были очки. И вот это воспоминание, что я маленький, а он такой большой, — оно очень сильное, поэтому я думаю, что это был не просто мужчина».

Бабушка навещала Стаса регулярно и навещает сейчас. Мы не знаем, почему она не оформила на себя постоянную опеку, и он тоже не знает. Но ни с одной приёмной семьей, которая приезжала, чтобы познакомиться с ним, Стас встречаться не соглашался: «Я думал, что это предательство, я не мог взять и бросить её, уйти из детского дома в семью».

Стас бережно относится к карманным деньгам, которые получает в детском доме. «Я вообще не транжира, умею копить, спокойно отношусь к деньгам. Смотря какое у меня настроение, могу купить что-то вредное и съесть, но никогда не потрачу всё на ненужные глупости. Я не схожу с ума от того, что не могу пока купить себе то, о чём действительно мечтаю: ноутбук, клёвый велик. Я, например, никогда не был за границей. Когда закончу университет и стану хирургом, поеду в своё первое путешествие. Начну с Франции, хочу побывать в Париже. Мне кажется, хороший старт для отпуска знаменитого врача!»

Стас знает очень и очень многое, но теряется на вопросе о том, кого бы он мог назвать значимым взрослым в своей жизни

«Понимаете, я никого не могу выделить. У меня ко всем взрослым одинаковое отношение, они все равны. Я брал от всех по чуть-чуть, что-то в школе, что-то в детском доме. А вот так, чтобы какой-то особый взрослый, нет, такого в моей жизни нет».

Стас обожает книги Мишель Пейвер, Кейт Кэри и Черит Болдри. «В свободное время много читает» будет описанием действительности, а не оборотом речи. В программе «Шанс» Стас два года занимается английским, химией и биологией. В старших классах ему бы очень хотелось взять дополнительные предметы, чтобы повысить баллы ЕГЭ и поступить в московский вуз.

Вера Стаса в собственные силы, его стремление и внутренний стержень способны мотивировать любого взрослого с гораздо более лёгкой судьбой. Нам очень важно, чтобы Стас остался в программе и имел возможность учиться дистанционно и дальше. И это зависит от каждого, кто прочитает статью об этом удивительном мальчике из Архангельской области.

Во время интервью я спросила Стаса: «Какое твоё самое плохое воспоминание из детства?» «Думаю, что это то неприятное, чего я не помню. Из очень раннего детства, точно». «А какое самое хорошее воспоминание из детства?» — «Самое хорошее ещё, надеюсь, будет. Оно просто в будущем».

* Собранные средства пойдут на оплату уроков для Стаса и других детей из его детского дома.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *