Жена не любит мою маму

Экология жизни. Люди: Так устроена жизнь, что выросшие птенцы должны улететь из родительского гнезда и свить свое. И лучше…

Если жена не ладит с матерью — становись на сторону жены или разводись.

Если муж не ладит с матерью — становись на сторону мужа или разводись.

Ну зачем вам с ним жить, если он глупее и хуже вашей старой матери. Ведь исправить его не удастся!

Навеяно Библией: «Да прилепится муж к жене, и будут они одна плоть и одна кровь».

Продолжу рассказом моего клиента С.

«Я знал, что молодое поколение со старшим не уживается. Но никак не предполагал, что это произойдет в моей семье. Когда я был юношей, мама довольно часто говорила, что она поможет моей жене вести хозяйство, пока мы не получим квартиры.

А как на самом деле получилось? Мама «помогала» моей жене в основном указаниями и взвалила на нее всю домашнюю работу. Жена моя, пока была в отпуске, со всем справлялась. Кстати, она, не в пример моей матери, хозяйством любила заниматься. Она не роптала (Золушка), а я ничего не видел.

Когда же отпуск закончился и жена начала работать, через некоторое время я, к своему удивлению, заметил у нее вспышки гнева, хотя в период довольно длительного ухаживания не слышал от нее ни одного резкого слова.

Вскоре я все понял, но советовал жене потерпеть. Теперь я понимаю, что вытерпеть это было невозможно, ибо замечания матери, хотя и делались тихим голосом, на неосознаваемом уровне носили оскорбительный характер.

Кроме того, мать старалась занять то место, которое по праву принадлежало жене: она развлекала моих гостей, жена же в основном накрывала на стол, когда мы шли в кино, мать и жена брали меня под руку, а когда нам навстречу шли люди, бросала мою руку жена, и практически под руку я шел с матерью.

Теперь то я понимаю, что матери вообще нечего было ходить с нами в кино, а если уж она пошла, мне нечего было идти под руку с ней.

Конечно, все это было оскорбительно. Жаль, что тогда у меня не было никакой психологической подготовки.

Если бы я встал на сторону жены! Но я старался их как-то помирить. Маме говорил, что права она, жене говорил о ее правоте и просил потерпеть. Маме я говорил, что она готовит лучше жены, жене говорил, что мне ее кухня больше нравится. Если честно, кухня жены мне нравилась больше, но я не хотел обидеть мать.

Мое двуличие рано или поздно должно было вскрыться. Был приятный тихий вечер. Я прокрутил мясо. Жена взялась жарить котлеты. Вдруг мама говорит следующую фразу: «Давай я пожарю. Ты ведь говорил, что я лучше жарю котлеты». Что после этого было! А котлеты я жарил сам…

Через год совместной жизни я уже был носителем гипертонической болезни с частыми кризами. Наше счастье, что через год мы получили квартиру и стали жить отдельно. Если бы все это продлилось немного дольше, я не уверен, что наша семья сохранилась бы, хотя мы были очень привязаны друг к другу.

Сейчас, когда женился мой сын, мы вместе не жили ни одного дня».

Дорогие читатели! Вы меня спросите, как же быть, если своей квартиры нет, а пришла пора строить семью.

Мое мнение, хотя я на нем и не настаиваю, что для вас время строить семью еще не пришло. Вы еще незрелый человек, раз не можете заработать на квартиру.

Так устроена жизнь, что выросшие птенцы должны улететь из родительского гнезда и свить свое. И лучше силы, которых у вас еще недостаточно, сконцентрировать на росте квалификации и довести ее до такой степени, чтобы вы смогли заработать себе на квартиру.

А если вы не в состоянии это сделать, ищите себе сексуального партнера, но не создавайте семью и не заводите детей, не оставляйте после себя потомство, неприспособленное к жизни, как и вы. опубликовано econet.ru

Михаил Литвак

Также интересно: Адриано Челентано и Клаудия Мори: 50 лет любви!

ТЫ никогда не забудешь ЕЁ

Познакомимся с героями нашего рассказа. Семья состоит из мамы, папы, сына и дочери. Живут они в пригородном посёлке в коттедже со всеми удобствами.
Маме Алене 35 лет, она стройная и, на взгляд сына, очень сексуальная. Тонкая талия, пышные бёдра и пышная грудь размера 4-5. Работает в городе, часто задерживается – бизнес требует усилий.
Отец – учёный и сейчас поехал за границу на несколько месяцев работать на раскопках. Он археолог.
Наташа – дочь этой пары, 18 лет, поступила в институт и уехала учиться. Дочь была фигурой в маму, но грудь её пока была только 3 размера.
Сыну Денису 16 лет, он скоро тоже закончит школу. Высокий, занимается спортом и имеет особенность – большой член, около 25-28 см.
У каждого из детей своя комната. Когда Наташа уехала, Денис, который и раньше за ней подглядывал, когда это удавалось, скучал по ней и всегда ждал её приезда.
Была у него ещё одна страсть – когда дома никого не было, он раздевался и бегал по дому голым. Позже выглядывал и на участок – они жили в конце асфальтированной улицы, где она делала поворот, и с одной стороны был лес. А с другой два строящихся дома огороженных глухим забором. В лесу летом тоже было классно побегать голышом, и он часть это практиковал.
Часть 1
Денис вернулся из школы и заметил, что дома нет никого. Он знал, что отец уехал, а сестра тоже отбыла на занятия и живёт теперь в соседнем городе. Раньше он часто подглядывал за ней и часами онанировал свой член, вспоминая сестру её полуобнажённое тело и красивую фигуру. Сейчас он остался один в пустом доме и раздевшись, так как бояться было некого, стал бродить по пустым комнатам, поглядывая в окно на прохожих и соседей и возбудившись, онанируя на всех, кто попадал в его поле зрения. Это стало основным развлечением Дениса.
Шёл сентябрь, но осень была тёплая и ничуть было не холодно, а иногда даже жарко. Денис уже несколько, дней после занятий бегает голышом по дому, не боясь, что его кто-то может застать в таком виде. У мамы был небольшой бизнес, и она часто была на работе неопределённое время и его это вполне устраивало. Но однажды случилось то, чего Денис не мог предусмотреть. Раздевшись в комнате, он сложил вещи в шкаф, словно их и не доставал. Привычка была выработана с первого класса — всё прибирать за собой и даже в такие моменты, когда одежда должна быть на изготовке, чтобы в любой момент он мог её схватить и надеть, была аккуратно свёрнута и уложена на полке в шкафу. Так было и в этот раз. Денис бродил по первому этажу, заглядывая в окна на улицу, не идёт ли кто, чтобы на него по дрочить, как вдруг услышал шаги и голос мамы.
— Денис, ты дома? — спросила она.
Денис застыл и молчал, он испугался и не знал, что делать. Как из этой комнаты попасть на второй этаж в свою спальню, он даже не мог предположить?
— Вот сорванец, надо учиться, предпоследний год остался, а он носится целыми днями, — вслух произнесла мама Алёна и прошла на кухню.
Поставив сетку с продуктами на стол, она поднялась наверх и, переодевшись, спустилась на первый этаж. Кухня соединялась аркой с фойе на первом этаже и из неё просматривалось всё свободное пространство, где не было дверей в комнаты.
— Как же мне незаметно пробраться к себе? — думал Денис, и рука его продолжала дрочить возбуждённый до предела член. Такого он не испытывал никогда.
Дениса охватила паника, но возбуждение было очень сильное, его член буквально стоял колом, что согнуть его и как-то прикрыть было нереально. Дениса охватила нервная дрожь, поначалу он спрятался за портьерой, но он не мог так долго простоять и решение созрело молниеносно. Хотя оно и было очень рискованным, но единственно верное. Воспользовавшись тем, что мама наклонилась, разбирая пакеты с продуктами, Денис пулей метнулся через другую дверь и выскочил во двор. На улице смеркалось довольно рано, наступала осень. Выглянув на улицу, он нажал на звонок, а сам стал наблюдать в окно за мамой, которая, не дозвавшись Дениса, сама пошла открывать дверь. Возле входной двери никого не оказалось. Алёна посмотрела по сторонам и подумала:
— Опять мальчишки балуются, – и, закрыв дверь, вернулась снова на кухню.
У Дениса было всего две-три минуты, и он через заднюю дверь, через которую и вышел на улицу, проскользнул в дом и по лестнице взлетел на второй этаж. Его сердце учащённо билось, но эмоции и новизна ощущений буквально захлестнули его и мощная струя спермы выстрелила — на полу образовалась лужица, которую он не заметил сразу. Натянув шорты, Денис начал спускаться навстречу удивлённой маме.
— Ты где был? Я звала тебя, звала, а ты не откликался.
— Задремал чуток, – ответил он сонным голосом.
— Ладно, умывайся и мне помоги, а то голодными останемся, – сказала она и приступила к своим домашним делам. Он помог маме вынести мусор и накрыть на стол, и они вскоре сели ужинать. После ужина мама вымыла посуду и попросила его вытереть и поставить в шкаф, а сама пошла в свою спальню.
Переодевшись, Алёна не спеша накинула на себя халат, наслаждаясь наготой, при этом совсем не обратила внимание, что дверь спальни неплотно закрыта. Расправив постель в спальне, она вышла и спустилась в холл первого этажа и прошла в душ. Проходя мимо спальни сына, увидела на полу влажное пятно, блеснувшее в свете фонаря, который светил в не зашторенное окно. Разные мысли закрутились в голове. Алёна совсем позабыла, что сын уже взрослый, и что она уже не может быть абсолютно голой перед ним, как это было когда-то, когда он был маленький.
— Надо быть осмотрительнее, – подумала она и, скинув халат, залезла под тёплый душ.
Разные мысли и воспоминания тех лет, как он себя вёл и как смотрел на неё, не давали ей покоя.
— Нужно будет с ним поговорить, но как это сделать тактично. Ведь он парень и уже взрослый.
Не заметив, как она помылась, Алёна вытерлась полотенцем и, накинув халат, поднялась к себе в спальню. В спальне сына горел свет, но она не решилась войти туда. Алёна лежала на кровати, размышляла и вздрогнула, услышав голос сына:
— Мам, я немного погуляю перед сном?
— Хорошо, сам потом закроешь двери, а то я уже легла спать, – ответила Алёна.
— Это шанс и упустить я его не могу, – подумал сын и войдя в свою спальню, быстро разделся донага и, сложив всю одежду в шкаф, выглянул в коридор. В спальне матери горел ночник, и он быстро спустился голышом вниз и, открыв входную дверь, выбежал во двор.
Там было уже темно, осень наступала. Но ещё не очень холодно. У дороги горел фонарь, но Денису не нужен был свет, чтобы ориентироваться во дворе, знакомом с детства. Он прошёлся в одних кроссовках вокруг дома, зашёл за сарай, где не раз в детстве дрочил и подёргал член, переживая снова сегодняшние приключения.
— «Да, было рискованно, — подумал он, — я едва не попался!»
Денис подошёл к калитке и выглянул на улицу – никого. Он оставил дверцу чуть приоткрытой и подложил камень, чтобы она не захлопнулась – ключей он с собой не взял. Потом вышел на дорогу, озираясь. Тихо ступая, прошёл до угла их сплошного зелёного забора, за которым в одну сторону уходила улица, а с другой уже был лес. Перескочил канаву – член и яйца шлёпнули по ногам, ощущение ему понравилось. Далеко уходить в лес не стал, чтобы не спохватилась мать и не поскользнуться в темноте и осенней росе на какой-то палке. Перспектива напороться интимными местами на сук ему не улыбалась.
Погуляв так несколько минут, он вернулся к дороге и замер – вдали был виден свет фар. А опушка леса была не очень густой. Подумал:
— «Как бы меня не увидели». Встать за дерево? – но они тонкие тут. В кустах фары могут высветить. И он лёг в мокрый мягкий мох, вставший член уткнулся в него и провалился, словно во влагалище.
Машина проехала поворот, Денис подождал и встал. Пора было домой. Он пробрался к калитке, ещё раз огляделся – все спокойно. Закрыл её и обошёл дом, мамино окно уже не светилось.
Зайдя в дом, он тихо замкнул дверь. Закрылся в ванной и поглядел на себя – грязный, мох прилип, кусок его свисал с яиц. Денису стало смешно. Он залез в душ и вымылся, ещё раз по дрочил член и отправился спать.
* * *
Утром Дениса разбудила мать. Он ставил будильник в телефоне, но не отреагировал на него. Зато звук услышала проходившая мимо Алена и растолкала сына, после чего продолжила путь из душа на кухню.
Проснувшись, Денис потянулся, взял полотенце и собирался надеть трусы, чтобы сходить в туалет и душ. Но тут ему вспомнились вчерашние проделки, и он решил рискнуть, взял только полотенце и проскользнул по коридору в туалет.
«А удобно, — подумал он, — даже и снимать ничего не надо, чтобы пописать». В душе он, конечно, поиграл с членом, но по-быстрому – надо было ещё позавтракать и отправляться в школу.
Так же, как пришёл – нагишом – Денис вернулся в комнату, оделся, прошёл на кухню. Мать поставила перед ним тарелку и потянулась передать вилку, но она выпала из её рук. Они нагнулись одновременно, стукнулись лбами и Денису стали видны груди матери в вырезе халата.
«Какие большие!» — пробежала мысль в голове.
Его бросило в жар, он потёр ушибленный лоб и постарался прикрыть столом тут же вскочивший член.
Мама тоже потёрла лоб:
— Как мы бросились за вилкой! – засмеялась она.
Вилка отправилась в мойку, мамины руки двигались, и не сдерживаемая ничем под халатом грудь тоже покачивалась. Денис не мог от неё оторваться, но делал это украдкой, как бы смотря в сторону.
Он поел и отправился в школу, поцеловав мать в щеку и проведя рукой по плечу. Ей сегодня надо было выходить позже.
* * *
На уроках он с трудом переключался от своих мыслей на учёбу. Вернувшись домой, вбежал в свою комнату, сдёрнул штаны с трусами и тут же стал яростно дрочить член, представляя, как бы щупал эти большие, нет огромные титьки. С протяжным стоном он кончил, выбросив из ствола сперму на метр вперёд, и опустился на кровать. Полежал так со спущенными трусами пару минут, потом поднялся и снял все. Сложил аккуратно в шкаф и отправился в ванную вымыть член, а потом туалетной бумагой подобрал белые потеки в комнате.
Хотелось есть и Денис отправился на кухню. Он не знал, когда приедет мать, и решил не рисковать, одел спортивные штаны на голое тело, без трусов. Они хорошо обтягивали попу и член, и он хорошо видел этот бугор внизу, но выпустить его на свободу не решился, пока.
После Денис вспомнил, что мать просила его запустить стирку, когда вернётся из школы. Стиральная машина располагалась в подвале. Он спустился туда по лесенке в углу, насыпал порошок и стал перекладывать одежду из корзины в машину.
Сортируя лежащие там вещи, он обнаружил мамино белье – ночная рубашка, лифчики и трусики. Его член мигом отреагировал на это. Черные кружевные трусики возбуждали неимоверно.
— «Я и не знал, что мама носит такое сексуальное белье!» — подумал он.
— «Обычно через рубашку виден простой и сплошной лифчик, чаще всего белый или телесный. Кстати, а какой это размер?» — он взял в руки лифчик и прочёл на ярлычке: «85E».
— «Ничего себе», — сказал он сам себе. – «Это что же, у неё 5 размер?»
Перебрал другие – на них стояло и это обозначение, и 85D.
— «Видимо, зависит от производителя», — решил он. Но ему понравились женские одеяния, и он решил их примерить. Сбросил штаны и натянул черные трусы и бежевый лифчик. Трусы пытались упасть – объем бёдер матери был больше. И пришлось повозиться, пока ему удалось застегнуть все 4 крючка. Взяв другие трусы, он скомкал их и запихал в чашки.
— «Неплохой вид!» — подумал Денис, глядя в небольшое зеркальце в углу. Его член стоял и Денис стал дрочить его рукой через женские трусы.
Вскоре он кончил в них.
— «Черт», — подумал Денис, — «как же сперму-то убрать?»
Но решил ничего не делать, а постирать с нею. «Наверняка отойдёт, а если нет, тоже забавно», — решил он и, запихав все в стиральную машину, добавил мамины рубашки и включил стирку.
А сам натянул штаны и отправился в комнату.
Когда он поднялся из подвала, открылась дверь и вошла Алёна.
— Вот и я, — сказала она. – А почему ты в таком виде?
— Поставил стираться белье, чуть не забыл.
— И поскакал вот так? – улыбнулась она.
— Это чтобы не намочиться, — ответил сын.
— Ладно, я в душ и потом поем, день был напряжённый.
— Хорошо, я к себе, — а сам решил спрятаться и подглядеть за мамой.
Пройдя по коридору как будто к себе, он тихо вернулся и встал за выступом стены, глядя на дверь маминой комнаты. Вскоре она повернула ручку, и он вжался в стену, затаив дыхание. Мама вышла в халате, придерживая его рукой, и чуть повернулась, чтобы прикрыть дверь. В другой руке у неё было полотенце, так что ей пришлось для этого действия убрать руку и её халат распахнулся.
— «Да она под ним совсем голая!» — понял Денис.
Его захлестнула волна возбуждения, но удалось не издать ни звука. Он смотрел, как она удаляется и представлял, только-что мелькнувший голый лобок и качнувшиеся большие груди. Очень хотелось увидеть и попу, но и то, что удалось, вызывало дикое желание.
Когда мама зашла в ванную, Денис скользнул в свою комнату и тут же стал дрочить член, который стоял, как каменный. Он кончил, облив себе руки и немного живот. Снова остались капли на полу, но он снова этого не заметил и, проходя, чуть не поскользнулся.
— «Оба-на, сейчас бы брякнулся на собственной сперме! Бум-бум, железный Феликс упал. Придёт мама, а я тут валяюсь без сознания и с голым членом», — подумал он.
Пришлось отправляться на кухню за тряпкой, там же он провёл рукой по животу и смыл в раковине сперму.
Остаток дня прошёл спокойнее, Денис позанимался и лёг спать.
* * *
Наступили выходные и утром Денису не надо было в школу, а так как у мамы был небольшой бизнес, то ей и в выходной иногда приходилось ездить на работу. Так произошло и в этот день. Позавтракав, мама крикнула Денису:
— Я на работу, когда вернусь не знаю.
— Завтракай, и помой посуду, – сказала она.
Хлопнула входная дверь и Денис в окно увидел, как его мать в короткой юбочке с пышными бёдрами и красивой упругой попкой, немного виляя ей из стороны в сторону, шла в сторону калитки.
Денис сразу возбудился, но, чтобы настроение и состояние возбуждения быстро не прошло, он решил не дрочить, а, встав с кровати голым, так как он спал всегда без трусов, вышел из спальни и голышом побрёл в туалет. Потом умылся и пришёл на кухню и стал завтракать. Убрал посуду и прибрав на кухне, Денис решил себя чем-то занять и, играя своим членом и яйцами, бродил по всем комнатам и спускался в подвал, даже забыв про время и сам того не заметил, как пришла мать. Он услышал только её шаги и голос. Она звала его, но он не мог произнести ни звука.
— «Опять, наверное, где-то носится», – подумала Алёна.
Скинув с себя тесную одежду, которая надоела ей за день, она рухнула на кровать. Отдохнув, Алёна встала и, накинув халат на голое тело, пошла готовить ужин. По пути, проходя мимо спальни Дениса, позвала его. Но он не ответил, и Алёна подумала.
— «Вот засранец, опять убежал на улицу или где-то в доме голый снова своим членом играется».
Алёна стала примечать эти странности за сыном, но никак не могла найти подход и поговорить с ним и только ворчала про себя, боясь травмировать психику сына в переходном для него возрасте.
После этих слов что она мысленно произнесла, ей стало даже смешно, и она рассмеялась. На кухне было много дел и она, изредка поглядывая в зеркало, готовила ужин. Вскоре увидела, как дёргая свой огромный член, Денис вышел из кладовки в одних носках, ступая бесшумно, пошёл в холл и спрятался за диваном, на котором обычно всей семьёй раньше смотрели фильмы или любимые передачи. Алёна, нарезав все компоненты в кастрюлю, поставила их на плиту и, войдя в холл, включила телевизор и села на диван, за которым на полу лежал Денис и дрочил от перевозбуждения.
Краем глаза в отражении зеркала она видела, как сын играет своим членом и, лёжа на диване, решила его немного проучить и посмотреть фильм, который не очень-то нравился, но это был повод подольше не уходить из холла.
Денис слышал звуки телевизора и ворчал про себя:
— «Когда же этот фильм закончится?»
Он уже устал лежать без движения на одном боку. Вдруг раздался звонок и мать, встав с дивана, пошла открывать дверь, а Денис растерялся и, лёжа голышом за диваном, не успел выбежать и просто вжался в пол и к спинке, стараясь даже не дышать, чтобы его не заметили, тем более он даже не знал, кто там пришёл. Холл хорошо просматривался от входной двери и у него просто не было шанса перепрятаться куда-то.
Пришла соседка и попросилась досмотреть фильм, так как у них сломался телевизор. Мама провела её в холл, и они обе сели на диван, за которым лежал голый Денис. Он слышал их разговоры и сильно возбудился, так как был на грани разоблачения. Стоило только соседке повернуть голову и поглядеть в окно, как она могла бы заметить в отражении голого Дениса.
— «И почему мама не задёрнула штору!» — мелькнула у него мысль.
Создавшаяся ситуация не меньше возбудила и Алёну, и она сидела, словно на иглах, боясь, что соседка заметит её сына и сплетни разойдутся по посёлку в одночасье. Денис не знал, что его мать давно уже разоблачила по оставляемым часто следам после онанизма и думал, что он так умело обводит её вокруг пальцев, бегая за её спиной голым. Всё это в совокупности так возбуждало её, что она сидела мокрая и чувствовала, что халат тоже промок насквозь. Денис, сам не подозревая, что такое случится, уже два раза обрызгал спермой всю заднюю спинку дивана и боялся даже больше этого, чем разоблачения. Диван был новый и нужно было как-то замывать эти пятна от его озорства.
Фильм шёл чуть меньше двух часов и ничего не случилось. Всё обошлось и как фильм закончился, соседка встала и, поблагодарив Алёну, пошла на выход. Следом пошла Алёна с огромным мокрым пятном на халате в области попы. Денис выглянул, увидел это и понял, что мама была сильно возбуждена или даже испытала оргазм от создавшейся ситуации. Ведь она встретила соседку в одном халате на голое тело, и он это заметил, а маме, видно, было очень неудобно и, наоборот, её это сильно возбудило. Знал бы он, что именно её так сильно возбудило, но этому пока было не суждено произойти.
Проводив соседку, Алена быстро отправилась в ванную подмыться от своих соков и сменить халат на банный, который висел там. Не упустила она и шанса поиграть с клитором и погладить свои груди. Затем она подумала:
— «А где сейчас сын? Вылез ли он из-за дивана и что там происходит?»
Алена вышла и отправилась в холл посмотреть.
Разумеется, Дениса там уже не было, как только представилась возможность, он смылся в свою комнату.
Алена заглянула за диван – там были потеки белой жидкости на полу и спинке дивана.
— «Бесстыдник», — подумала она,
— «Ему бы только место пометить. А убирать кто будет? Тем более сейчас застынет, впитается…»
Она отправилась наверх и тихо подошла к двери, из-за которой пробивался свет. Постучала и вошла.
— Денис, ты не знаешь, почему грязь за диваном внизу? Я ведь просила тебя убраться, тем более выходной, у тебя было время. Ты же знаешь, что мне диван не отодвинуть.
— Э… Не знаю. Вроде я там подметал.
— А все равно осталось. И мокро. Что ты там пролил?
— Мокро? – удивился он, но Алена понимала, что это наиграно. – Хорошо, я уберу. Ты спать?
— Да, уже пойду. Убери и тоже ложись.
— Понял, мама.
Она вышла, но, конечно, не собиралась ложиться, а решила проследить за ним.
Денис прошёл на кухню, взял веник с совком и тряпку и отправился убирать, а Алена спряталась за выступом в стене, за которым когда-то стоял Денис.
Наш герой прошёл сразу к дивану и присел за ним с тряпкой, пытаясь оттереть следы спермы с дивана. Насколько ему это удалось, Алене не было видно, конечно. Затем он поднялся, вытер пол, подмёл там. Высыпал мусор в ведро и отправился умываться перед сном.
Алена вышла из своего убежища и тихо подошла к дивану. Мокрые следы остались.
— «Надеюсь, что это не впитается. Мог куда-то бы отвернуть свою дубинку. Мебель же жалко», — подумала она.
— «Надо поймать его и поговорить, дать тряпку какую-то, что ли».
Она вернулась к себе и легла, но сон не шёл. Вспоминалось, как он лежал в 20 см от неё, рядом сидела соседка, в у неё хлюпало меж ног. И заметила ли соседка, что Алена без белья? Хотя почему бы ей не быть так, она дома. А сына как бы не было дома, так что соседка не сможет сказать, что она бегает перед ним в неприличном виде.
А интересно, хотела бы она и правда так побегать перед сыном? Алена подумала. Пожалуй, да, но чтоб без секса. Инцеста ей совершенно не хотелось. А секса не хватало, муж уехал надолго. Хорошо, что у неё есть вибратор в шкафу. «Надеюсь, он до него не добрался», — подумалось ей.
Она встала с кровати и решила выпить чаю, это поможет заснуть. Тихо спустилась вниз и заметила, что в кухне горит свет.
— «Опять не выключил!» — решила Алена. Прошла дальше и открыла дверь на кухню…
А там стоял совершенно голый Денис с огромным торчащим членом. Алена была поражена его размерами настолько, что не могла вымолвить ни слова.
Денис обернулся на звук двери и тоже замер. Его руки метнулись прикрыть член, он повернулся боком и сжался.
— Мама… что… ты…
— А… это что?.. Почему ты не спишь?
— Я… прости… это не повторится… Я чаю… хотел выпить.
Алену почему-то разобрал смех:
— Я… тоже шла чай пить!
— Извини… я не хотел… Я пойду…
— Куда? Ты же хотел чаю? – начала приходить в себя Алена.
— Нет… я… я уже не хочу.
— Ставь чайник, попьём вместе и поговорим.
— Как… что?.. Я не могу… поставить его.
— Почему? – проговорила Алена.
— Мне… стыдно… Надо одеться.
— Вот и мне интересно, почему ты голый?
— Ну… я думал… ты уже спишь.
— А ты спишь так?
— Да…
— Давно?
— Да…
— Перестань зажиматься, многие так спят. Ничего такого.
— А… ты?
— Чайник поставь сперва.
— Но…
— Ты думаешь, я никогда не видела члены? Как ты полагаешь?
— Видела…
— Конечно, иначе как бы я тебя родила?
От этих слов его член, прикрытый руками, дёрнулся ещё больше. Несмотря на стыд, слова его заводили.
Он повернулся к ней задом и, передвигаясь так, чтобы не показывать матери свою дубинку, взял чайник, наполнил водой и поставил нагреваться.
— Садись пока за стол, — сказала она.
Он подчинился, стараясь прикрыть член и вздохнул чуть расслабившись, когда столешница закрыла его интимное место.
Мать вынула из шкафа чашки, блюдца и ложки, поставила на стол, из холодильника появился торт, который не успели доесть накануне.
Алёна села и посмотрела на сына. Тот опустил голову и покраснел, смотря в стол.
— Милый, не волнуйся, я тебя не осуждаю. Если тебя это успокоит, я тоже часто сплю без ночной рубашки.
— А… да… — он все равно не мог что-то связно сказать.
— Я не против, чтобы ты так же спал, только ходить перед людьми так не надо.
— Это… извини…
— Ничего страшного, мы одни. И я твоя мать.
Она посмотрела на него.
— Я хотела тебя ещё спросить.
— О чём?..
— Ты онанируешь?
— О… мама… как можно…
— Я знаю, что да. Давно?
— Да… Я не могу… удержаться.
— Я понимаю, ты созреваешь и это выше тебя, это инстинкты.
— Угу… — бормоча он не смотрел на неё.
— Это нормально и все через это проходят. Я только хотела тебя попросить не забрызгивай по дому стены и мебель.
Он дёрнулся от таких слов.
— А… Я…
— Да, я видела пятна и на полу, и сегодня на диване.
— Мама!..
— Что мама? Я и есть она, и я должна следить за твоим здоровьем, в т.ч. в этой сфере.
— Но… мне стыдно…
— Что же делать? Придётся. Отец ведь в отъезде. Ты читаешь рассказы в интернете?
— Да…
— Ну про картинки и видео не спрашиваю, это понятно. А тексты хорошие там, что их может писать каждый и что там у каждого читателя свои представления о героях и их внешности, не навязанные режиссёром фильма. Поэтому оно бывает интереснее.
— Да… Нам учительница литературы тоже говорила.
— Про порно рассказы? – засмеялась Алёна.
— Нет! Что ты… Про обычные романы. У всех были разные представления, когда мы проходили всякие произведения.
— Так вот, я тоже иногда читаю.
— Ты? – поразился он.
— А что, нельзя? – усмехнулась она.
— Нет… ну как… можно… Но я не думал… — запинался Денис.
— Спасибо за разрешение. В одном рассказе было про вымышленную страну Данубию, где в норме вещей ходить голыми и это не имело отношения к сексуальности. А в бассейнах и спорте нагота обязательна. И ещё там были правила, что пациентов осматривают всегда врачи противоположного пола.
— Боже… — он покраснел и напрягся. Она поняла, что его член стоит.
Алёна поднялась, налила из чайника чай и дала Денису тряпочку:
— Вот, прикрой этим, сбрось напряжение, постарайся стол снизу не запачкать – потом будет на пол капать, а я не хочу попасть в это ногой или поскользнуться.
Денису было стыдно, как никогда. Но он принял тряпку и сунул её под стол, где были его руки. Он старался сохранить выражение лица, но это было выше его сил. Вскоре он дёрнулся и замычал. Алёна отодвинула чашки к себе.
Денис расслабился, но не знал, что делать, как быть, что говорить, как себя вести. Он кончил при матери. Он сидит голый с ней за столом. А она одета. Скорее всего, в одном халатике, раз говорила, что спит голой, но все же. А он без всего. И даже встать не может, и тряпку куда девать, она вся в сперме…
Алёна понимала его состояние и сказала:
— Сверни тряпку и кинь в угол, потом выкинем. Вот тебе влажные салфетки, помой руки и попьём чаю. Тебе легче?
— Угу…
Он сделал, как она сказала, они пили чай с куском торта. Он немного расслабился.
Алёна спросила:
— Ты готов поговорить?
— Куда я денусь…
— Чем тебя заводит ходить по дому голым?
— Откуда… ты знаешь?
— Я же не вчера родилась. Догадывалась и тебя видела несколько раз, но просто «не замечала», — она выделила последние слова.
— Ох… я… не знал… Но да… меня это возбуждает… — он быстро глянул на неё.
— Меня тоже, — улыбнулась Алёна, — но чем тебя?
— Что я… голый… не в душе или комнате… а вне её…
— Необычность места? Не там, где как бы положено?
— Да…
— А ты гулял так и по участку?
— Мама!.. Ты… смотришь за мной?
— Нет, это я не видела, потому и интересно.
— Да… было несколько раз…
— Я предполагала. Поздно гулять отпрашивался. Понравилось?
— Очень…
— Ну и хорошо. Что не мешает другим и даёт удовольствие – можно делать.
— Ты… разрешаешь мне?
— Я не против.
— И… и дома?
— Да, ходи, только прошу тебя, не обрызгивай дом и мебель. И чтобы тебя не видели соседи. Зачем нам косые взгляды и слухи?
— Я понимаю.
— Конечно, когда дома сестра или отец…
— Разумеется, мама.
— Давай встань, я посмотрю, как ты это будешь делать.
— Но… мне стыдно.
— Ты же сам хочешь ходить голым?
— Да… но стыдно.
— Тогда решай сам.
Он посидел, подумал и встал, прикрывая руками член.
— А ходить ты будешь так же?
— Не знаю…
Она улыбнулась:
— Не стесняйся. Мне приятно его видеть.
— Да?.. Правда?
— Ага.
— Но он… очень большой… И… я… боюсь, что не…
— Не выдержишь и кончишь?
— Да…
— Ну так подотрёшь. Или подставляй ладошку. Или беги в ванную.
— Я… я постараюсь.
— А пока убери руки.
Денис со вздохом развёл руки. Член стоял как Пизанская башня.
— А он красивый. Сколько размеры? – спросила Алёна. – Ты же наверняка измерил.
— 28 примерно… когда вот такой…
— Как сейчас? И сантиметра 4,5-5 в диаметре, — оценила на вид Алёна.
— Да… около того, — признался Денис.
— Я его не видела с тех пор, как ты стал мужать и появились волосы, — сказала Алёна.
— Это было давно…
— Давно, верно. Мне же тоже интересно поглядеть, каким стал мой сын. Я тебя помню ещё с мелкой пипкой и без волос.
— Ты… хочешь, чтобы я их… убрал?
— Хороший поворот, — развеселилась Алёна. – А что, интересно. Можно убрать если тебе это нравится и тебя не смутит ходить без волос там. Если что, потом отрастут.
— Мама… мне стыдно… о таком говорить.
— Стыдно, и мне тоже, но мы должны это обсудить чтобы не было недомолвок.
— М-м…
— Ну давай, иди в ванную, сбрось это и спать. Завтра воскресенье, поговорим ещё, уже поздно, — она поднялась с наклоном, отчего её халат немного разошёлся на груди (конечно, намеренно, чтобы его возбудить). Алёна помыла чашки и отправилась спать, но перед тем тоже удовлетворила своё любопытство провожая сына в его комнату своим непонятно каким взглядом.
— Какая только девушка вытерпит его – подумала она, как он мог бы входить в её киску.
— «Да, инцеста ей не хотелось, — просто думала она о разных непристойностях, восхищаясь его таким огромным членом! Что у неё даже стало всё зудеть, и она отдалась во власти онанизма!» Испытав сильный оргазм Алёна крепко заснула.

Все присутствующие на сайте видео-, аудио-, текстовые материалы, получены из общедоступных источников в сети Интернет, находящиеся в открытом доступе для просмотра. Сайт KinoVdom.tv не осуществляет деятельность, связанную с публикацией не лицензионного контента, незаконно украденного и находящегося под защитой правообладателей.

Также сайт KinoVdom.tv отрицательно относится к нарушениям авторских прав. Если Вы являетесь правообладателем имущественных прав, включая исключительные права на воспроизведение, распространение и/или публичный показ данного видео-, аудио-, текстового материала и ваши права тем или иным образом нарушаются, просим Вас обратиться на сайт KinoVdom.tv через форму обратной связи и аргументировано изложить в письменном виде все предполагаемые нарушения Ваших авторских прав на размещённый видео-, аудио-, текстовый материал. В кротчайшие сроки, ваша просьба будет рассмотрена и принято решение:

  • Либо видео-, аудио-, текстовый материал, размещённый на сайте KinoVdom.tv, будет удалён, по вашей просьбе;
  • Либо – заменён на тот, который будет устраивать Всех заинтересованных сторон в данной ситуации и не станет противоречить вышеуказанным законам.

О чём вам на электронную почту будет направлен письменный ответ о предпринятых сайтом KinoVdom.tv действий, относительно предполагаемого нарушения авторских прав на видео-, аудио-, текстовый материал (-ы).

Написать нам

Неожиданно вернувшаяся из отпуска мама Никиты застала в своей квартире Кирилла с девушкой. Девушка сбежала, а Кирилл вдруг увидел, что мама Никиты совершенно не такая, какой он ее представлял. Увидел и… влюбился.


Окончание. Начало в №31 от 3 августа

Кирилл Б.

» Римма никогда не говорила о наших отношениях, не обсуждала ничего. Все было так, как будто должно было быть так. И все тут. Только иногда она называла меня «мой маленький любовник».

» Мы не виделись с Риммой несколько дней. Это были самые долгие дни в моей жизни! Мне не хватало ее мягкого голоса с обворожительной хрипотцой, я скучал по глазам и рукам Риммы. Мне иногда казалось, что если я не увижу ее, я умру.

Московская ночь

Мы вышли на балкон гостиничного номера. Стояла классная летняя ночь, у меня кружилась голова. Мы курили и молчали, глядя на огоньки мчащихся по улице машин. Пауза была неловкой. Из своего, как я теперь понял, небогатого жизненного опыта я знал, что этот момент всегда подходит для того, чтобы обнять и поцеловать дамочку. Но ведь это была РИММА! МАТЬ МОЕГО ДРУГА! А не какая-то там «веселенькая» девочка!

Однако я все же пересилил свою робость и подвинулся поближе к НЕЙ, опираясь локтями на перила. Римма не отшатнулась, она все так же молча курила, глядя в ночь, в огни Москвы. Я обнял ее и поцеловал руку. Только руку.

Я поцеловал кисть Риммы снова, потом еще раз. Потом развернул ее руку и долго целовал ладонь.

Я так распалился, что готов был прыгнуть с балкона, лишь бы не смотреть ей в глаза. Но вместо этого я обнял ее и развернул к себе.

– Ты уверен? – это было единственное, что спросила Римма.

Утро снова началось для меня рано: я вскочил в половине шестого. Римма еще спала. Стоит ли говорить, что все то, что было у меня до этого, не шло ни в какое сравнение с МОЕЙ МОСКОВСКОЙ НОЧЬЮ. Это было что-то! Я никогда еще не занимался любовью ТАК.

Это раньше я торопился, стараясь все сделать активнее и быстрее. Мне казалось, что так – лучше и вообще правильно. Но ночь с Риммой показала, что торопиться-то как раз не надо. Между нами, мальчиками, меня хватило надолго и на много, я был чертовски доволен собой. Но об этом я подумал позже, а пока я находился под самым сильным в моей жизни впечатлением от ночи с женщиной.

Тульское продолжение

У нас оставалось две недели до приезда Никиты и его Настены. Да и мне к тому времени пора было возвращаться домой, а то предки могли заподозрить неладное и забеспокоиться. Нет, я звонил родителям, честное слово! Что-то врал, на каверзные вопросы мамы, изворачивался.

Я понимал, что возвращаться домой мне совершенно не хочется. Римма просто очаровала меня. Мы вместе проводили каждую минуту, стараясь не попадаться на глаза досужим соседям. Мы уезжали утром гулять, пропадали все дни на природе и возвращались домой поздно вечером.

Я даже не знал, что лучше: проводить с Риммой день или ночь? И то, и другое было просто потрясающим. Я понял, что не могу жить без этой женщины. И одновременно боялся: как я буду смотреть в глаза Никите, моему другу.

Римма никогда не говорила о наших отношениях, не обсуждала ничего. Все было так, как будто должно было быть так. И все тут. Только иногда она называла меня «мой маленький любовник».

Моя женщина умела делать все и знала, казалось, все, что ни спроси. Я стал с ней совсем другим! Мне захотелось тянуться за ней, читать, путешествовать, изучать жизнь и наслаждаться ею. Я забыл обо всех своих приятелях и многочисленных девчонках, стер из телефона записи типа «11 цифр – Наташа», «11 цифр – Светка». На них на всех мне стало абсолютно наплевать.

Однажды утром Римма сказала мне:

– Кирилл, тебе пора отчаливать домой. Скоро приедет мой сын.

– Мы будем видеться? – робко спросил я, ни на что не надеясь.

– Мой отпуск тоже заканчивается… – сказала Римма и посмотрела на меня так, что я едва не заплакал. Ей тоже было жаль.

Ну где же вы, девчонки?

Мы не виделись с Риммой несколько дней. Это были самые долгие дни в моей жизни! Мне не хватало ее мягкого голоса с обворожительной хрипотцой, я скучал по глазам и рукам Риммы. Мне иногда казалось, что если я не увижу ее, я умру.

Ничего не подозревающий Никита весело рассказывал мне об отлично проведенном отпуске. За дружеской кружкой пива он пускался в воспоминания о южных ночах, море и загорелой Настюхе, с которой они вскоре собрались пожениться. Но мне все это было настолько неинтересно, что я тупо кивал головой и невпопад улыбался.

Я наплел ему что-то и как-то невзначай напросился в гости. Никита был удивлен. Раньше он звал меня к себе, но я всегда отказывался, ссылаясь на то, что не хочу встречаться с его матерью. «Знаю я, сейчас начнет учить, лечить, – говорил я. – Эти матери – они все одинаковые».

На следующий день я пришел к Никите. Риммы дома не было. Мы посидели с Ником и Настей, попили кофе с тортом. Римма пришла примерно через час. Естественно, она сделала вид, что между нами ничего не было.

Пока Никита и Настя смотрели в зале кино, мы с Риммой вышли на кухню покурить. Никита не курил и поэтому выгнал нас из зала.

Как только Римма закрыла за собой дверь, я схватил ее за руку: «Я не могу без тебя! Я тебя не оставлю!» Римма слабо попыталась отпихнуть меня, но у нее это плохо получилось. Я буквально потерял голову, целуя ее руки, шею, лицо…

Внезапно дверь кухни открылась и на пороге показался Никита. Мы с Риммой не успели отойти друг от друга. Он все увидел. Лицо Никиты искривилось, он открыл рот, но ничего не смог сказать. Раскрасневшаяся от моих поцелуев Римма как бы загородила меня собой. Через секунду она будто опомнилась и бросилась к Никите. Пока она хватала его за руки, пытаясь удержать, я выскользнул из квартиры.

Я постыдно бежал, бросив МОЮ ЖЕНЩИНУ в неловкой ситуации. Но я ничего не мог поделать, я не знал, как смотреть в глаза лучшему другу.

Сравнивать – значит сомневаться

…И вот мы вернулись к тому, с чего начали. Никита пришел ко мне бить морду. Конечно, мордобоя, как такового, не получилось, но и дружба наша с Никитой закончилась раз и навсегда. Я долго думал о том, что произошло, и эгоистично уверял себя, что мне не о чем просить у него прощения. Хотя я понимал сердцем, как неприятно было моему приятелю.

Римма не звонила мне больше никогда. С тех пор мы не виделись ни с ней, ни с ее сыном. Я страдал около года, на душе лежал огромный камень. Я потерял любимую женщину из-за друга, и друга из-за женщины. Пока рана на моем сердце не зажила, я не мог видеть все эти молоденькие нахальные размалеванные мордочки своих подружек-потрахушек.

Я и сейчас помню Римму и скучаю по ней. Может, для нее это было просто развлечение с молодым и симпатичным любовником, а для меня – огромная пропасть, которая отделила мое б…ское детство от взрослой жизни. Наверное, мысли о Римме всегда будут со мной, и каждую свою женщину я буду сравнивать только с ней, хоть и говорят, что сравнивать – значит сомневаться.

Друзья! Рассказать на страницах «Слободы» свою историю может каждый из вас. Пишите и присылайте письма с пометкой «Моя история» по адресу: 300026, Тула, а/я 1431; на info@sloboda.tula.ru. Хотите прославиться на весь мир? Заходите на форум MySLO.ru > Тематические форумы > Творческая мастерская или Изба-читальня.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *