Стихотворение скрюченные ножки

Маленькие дети! Ни за что на свете

Не ходите в Африку, в Африку гулять!

Эти строки навечно врезались в память миллионов советских и пост-советских детей, которые с замиранием сердца следили за борьбой доброго эскулапа Айболита и злобного разбойника Бармалея. Мойдодыр, неумытая Федора, злобное Тараканище, Муха — Цокотуха, и многие другие герои сказок в стихах, вышли из под пера замечательного писателя Корнея Ивановича Чуковского. Его поэзия, одновременно забавная и поучительная, не только развлекала подрастающее поколение, но и мягко наставляла: надо слушаться родителей, быть чистоплотными, держаться в стороне от порока, стремиться стать лучше.

Интересный факт заключается в том, что сага о знаменитом докторе Айболите состояла не из двух частей, как мы всегда полагали, а из трёх. Заключительная часть находилась под запретом на протяжении целых пятидесяти лет. О том, почему это произошло, и будет сегодняшний рассказ.

Дело обстояло следующим образом: в 1941 году, в самый тяжёлый момент Великой Отечественной войны, Чуковский вместе с другими советскими писателями отбыл в эвакуацию в Ташкент, где на злобу дня задумал произведение под названием «Одолеем Бармалея!». Работа шла тяжело. Корней Иванович в тот момент переживал, наверное, худшие времена: один из его сыновей пропал без вести на полях сражений в ходе битвы за Москву, другой оказался запертым в блокадном Ленинграде. Угнетаемый неизвестностью, сводками с фронта, гибелью многих друзей, писатель устроился в комиссию по помощи эвакуированным детям, где ежедневно слушал ужасающие истории о разрушенных семьях и погибших родственниках. В такой атмосфере не то, что творить — жить не захочется. Работа шла урывками — от абсолютного застоя к бурной деятельности. Писатель вспоминал впоследствии, что порою работал, «как сомнамбула», едва успевая записывать рождающиеся рифмы, а временами не мог выдавить из себя ни строчки. К весне 1942 года сказка была завершена. На чтениях в Ташкенте аудитория оценила произведение весьма высоко, и этот первоначальный успех весьма взбодрил автора. По воспоминаниям современников, Корней Иванович принялся за работу, будучи полным скорби согбенным шестидесятилетним старцем, а закончил, пребывая в абсолютной бодрости духа. «Я написал лучшую свою сказку», — делился он радостью с Самуилом Маршаком.

Сюжет произведения таков: злобные хищники во главе с Бармалеем напали на мирную страну Айболита в отместку за то, что добрый доктор отказал в лечении бегемоту — убийце, злобной волчице, и знакомой нам по первой части саги зубастой акуле — Каракуле.

Однако, добрые звери собрали ополчение, и вышли на бой с негодяями. Ряд войсковых операций ополченцы сумели провести с исключительной тактической грамотностью, но подлый Бармалей и не думал отступать, взяв страну Айболитию в осаду:

Он стоит со своими удавами,

Со своими волками кровавыми.

Вкруг него павианы поганые

На траве развалилися пьяные.

…А за ним крокодилы с гориллами,

С кабанами его тупорылыми

Повторяют и ночью и днём:

«Загрызём! Искалечим! Убьём!»

Далее начинает происходить совершенно лютое безумие. Засланный людоедским Бармалеем, бегемот с самолёта расстреливает из пулемёта ежат и зайчат. В ответ на это истребительная авиация, представленная журавлями под командованием воробья, уничтожает противника. Сводки с фронтов гласят:

…А у города Эн-Эн

Мы гориллу взяли в плен

И спасли пятьсот тюленей

Из разрушенных селений…

Разумеется, потерпев поражение на поле боя, Бармалей засылает шпиона в тыл врага. Хитрая лисица выведывает, где ополченцы хранят боеприпасы, и армия вторжения овладевает стратегическим резервом. Тут — то и кранты доброму доктору. Но вдруг откуда ни возьмись появляется некий Ваня Васильчиков. Он высаживается из аэроплана и популярно объясняет злобным зверям, что блицкриг в случае со страной Айболитией не выгорит. Преследуя удирающего Бармалея, Ваня сначала разбирается с его приспешниками. Первой жертвой падает акула — Каракула:

…И всадил он Каракуле

Между глаз четыре пули…

Затем Васильчиков планомерно истребляет мохнатую гориллу, предательскую лису, и наконец настигает злодея. Тот, по старой привычке начинает давить на жалость, обещая перековаться, но звери выносят пирату и людоеду Бармалею смертный приговор- расстрел.

…И сразу же в тихое утро осеннее,

В восемь часов в воскресение

Был приговор приведён в исполнение…

В момент казни из Бармалея вытекает какая — то и вовсе дьявольская отрава, да настолько забористая, что убивает всю его армию.

…А добрые звери спаслись от заразы,

Спасли их чудесные противогазы…

После казни военного преступника звери пускаются в безудержное веселье, объедаются пряниками, орехами и сладостями, и это было бы мило — не будь предшествующей жести с массовыми убийствами. В восприятии читателя, когда он знакомится с текстом, возникает действительно резкий диссонанс от натуралистично описанных ужасов войны к детскому утреннику, где милые зверушки катаются на салазках с радуги, словно с горки.

В суматохе сорок второго года сказка, что называется, «зашла на ура». Её напечатали в «Пионерской Правде» и других газетах. Очень вдохновились этим произведением солдаты на фронте. Как свидетельствовал советский литературовед Валерий Кирпотин, Союз писателей даже выдвинул «Одолеем Бармалея!» на соискательство Сталинской премии. Вот тут-то и нашла коса на камень. У товарища Сталина была одна неприятная особенность — он предпочитал лично знакомиться с произведениями, попавшими в премиальный список, а не делегировать кому — либо эту заботу. Прочтя сказку Чуковского, вождь пришёл в ужас, и якобы распорядился пустить под нож весь тираж уже отпечатанной «Антологии» произведений советских писателей, куда вошёл и актуальный шедевр Корнея Ивановича. 1 марта 1944 года в «Правде» вышла разгромная статья доктора философских наук Павла Фёдоровича Юдина, руководителя ОГИЗ при Наркомпросе и экс-директора института красной профессуры, в которой упомянутый Юдин всячески клеймил Корнея Чуковского в целом, и поэму «Одолеем Бармалея!» в частности.

Дабы позабавить читателя, позволю себе несколько выдержек из этой статьи: «…Чуковский перенес в мир зверей социальные явления, наделив зверей политическими идеями «свободы» и «рабства», разделил их на кровопийцев, тунеядцев и мирных тружеников. Понятно, что ничего, кроме пошлости и чепухи, у Чуковского из этой затеи не могло получиться, причем чепуха эта получилась политически вредная…

К. Чуковский наделяет зверей всеми качествами и навыками, необходимыми для людей, ведущих войну: они умеют летать на самолетах, умеют стрелять из зениток, минометов, они управляют танками, знают тактику боя — разведка, засада, десант, шпионаж и предательство.

Звери оснащены всеми современными средствами войны, у них настоящие самолеты — истребители и штурмовики, у них настоящие танки, зенитки, минометы, автоматы, пулеметы. Бегемот стреляет из скорострельного пулемета, орангутан — из миномета, макаки летают на штурмовиках и т. д…

…Чуковский в своем рассказе сместил все реальные понятия и представления…

…Пляшут гуси с индюками

И ромашки с васильками…

И с лопатою топор

Прискакал во весь опор.

Этим — после стрельбы в детей из пулемета — никого не развеселишь и не утешишь… Нельзя смешивать эти вещи друг с другом».

Ну что же, друзья, есть в словах критика определённая доля истины, потому что давненько не доводилось мне читывать более безумного произведения. Неудивительно, что сказка «Одолеем Бармалея!» исчезла отовсюду на долгие годы. Впрочем, первая и последняя главы запрещённой поэмы в виде отдельных стихотворений входили в детские сборники Корнея Ивановича. История закончилась в целом хорошо: хоть Чуковский перестал писать детские сказки, и затаил обиду на товарища Сталина, печататься в дальнейшем ему это нисколько не мешало. Ну а советские дети сохранили свою психику в порядке, так и не узнав об истинном финале противостояния Айболита и Бармалея.

***

ч/б иллюстрации В. Басова из Ташкентского издания книги делают градус неадеквата ещё выше

P. S. Текст моего друга. Обычно пишет на околоисторические темы. Кому интересно — ищите «За рулём историк».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *