Стих про молитву

У матерей святая должность в мире

У матерей святая должность в мире –

Молиться за дарованных детей.

И день, и ночь в невидимом эфире

Звучат молитвы наших матерей.

Одна умолкнет, вторит ей другая.

Ночь сменит день, и вновь наступит ночь.

Но матерей молитвы не смолкают

За дорогого сына или дочь.

Господь молитвам матерей внимает,

Он любит их сильней, чем любим мы.

Мать никогда молиться не устанет

О детях, что еще не спасены.

Всему есть время, но пока мы живы,

Должны молиться, к Богу вопиять.

В молитвах скрыта неземная сила,

Когда их со слезами шепчет мать.

Как тихо. Во дворе умолкли птицы,

Давно уже отправились все спать.

Перед окном склонилась помолиться

Моя родная любящая мать.

Богатство ребенка

В колени матери ребенок положил

Все то, чем он безмерно дорожил,

Все то, что потихоньку он стяжал:

— На, мама, сохрани… — И убежал.

Довольный, с верой твердой, как гранит,

Что мать, как есть, все свято сохранит:

Кусок резинки, крылья мотылька

И ржавую головку молотка,

Два-три гвоздя и птичьих пол-яйца

С присохшим перышком какого-то птенца.

И тем, что ей «сокровища» принес,

Растрогал он родимую до слез.

О, если б мы могли вот так, как он,

Все принести перед Небесный Трон

И в руки Божьи молча положить

Все, чем мы научились дорожить:

Надежды и стремления, и родных,

Всех, кто нам дорог на путях земных,

Доверить все заботливым рукам

Того, Кто жизнь Свою нам отдал Сам.

И легче будет жить, исчезнет страх,

Когда богатство наше – у Творца в руках.

Милой маме

Благодарность и нежность тебе

От меня моя милая, добрая мама.

Я у Господа Бога прошу,

Чтоб хранил Он тебя постоянно.

Чтобы мир и здоровья давал,

Отгонял от тебя силу вражью,

И года чтоб твои продлевал

Для спокойствия, радости нашей.

Чтоб успели отдать хоть частицу долгов

За заботы твои, дорогая.

Пусть Господь тебе нашу любовь —

Ту, что шла от тебя, возвра

Взгляд с детства

Мне с детства светит в душу нежный взгляд

И самая прекрасная улыбка

Они, как прежде, ласково велят:

«Дружку в ладошки радости насыпь-ка!»

Я улыбаюсь радостно тебе

И дорогому мне воспоминанью.

Моя родная! Ты одна в судьбе,

И ты верна прекрасному призванью.

Лишь в материнском сердце есть всегда

Бальзам, подобный Божескому чуду.

Хоть стаей птиц проносятся года,

Я это чудо вечно помнить буду.

Ведь сколько б мы ни падали порой,

Терпя от новых ссадин жизни жженье,

Спешили, даже мысленно домой

Испить твою любовь и утешенье.

И на душе уютно и тепло,

Когда сегодня ты, как в детстве, рядом,

Хоть с той поры немало лет прошло,

Храню твой юный образ с нежным взглядом.

Не прячь морщинки, милая, не прячь,

Я их с любовью, нежно расцелую.

Плывет по небу солнца яркий мяч

От горизонта детства в жизнь большую.

Мама

Первое слово ребенок сказал:

— Мама! —

Вырос. Солдатом пришёл на вокзал.

— Мама! —

Вот он в атаке на дымную землю упал.

— Мама! —

Встал. И пошёл. И губами горячими к жизни припал.

— Мама! —

А у меня нет мамы. Она умерла.

Вот ещё одной мамою стало меньше на свете.

Зачем же ты, мама, в постель земляную легла?

Или жесткой кровать показалась тебе на рассвете?

А рассвет был из солнца. Из зелени. Из синевы.

Пенье птиц было слышно на самых далёких планетах.

Розоватые голуби вылетали из мокрой травы,

Долго пили зарю и тонули в далеких просветах.

Ты ведь очень любила, когда зажигался рассвет.

Поднималась чуть свет. И детей на заре поднимала.

А сейчас тебя нет. Почему? Почему тебя нет?

Поднимись. Приходи. У детишек сползли одеяла.

Нет, уже не придёшь. Из глухого того далека

Не приходят назад. Остаются на вечном ночлеге.

Странной формы сейчас над землёю плывут облака,

Будто белые женщины едут на белой телеге.

Ты седая совсем. Стала белой твоя голова.

Видно, вьюги мели, а снежинки растаять забыли.

Муж без вести пропал. Ты с тех пор ни жена, ни вдова.

А потом сыновья на войну от тебя уходили.

От тебя? Нет, с тобой! Слышишь, мама, всё время с тобой,

Только в письмах они очень редко писали об этом.

Больше женам писали. И шли по дороге рябой.

И на письма твои не всегда торопились с ответом.

Это только потом, через годы, я стал понимать,

Как казнят матерей безучастьем и черствостью дети.

Друг мой, брат мой, товарищ мой, если зовет тебя мать —

Рвись к ней сердцем. Спеши. Мчись к ней в самой крылатой ракете.

Каждый миг на счету. Будь быстрее, чем звук и чем свет.

Опоздаешь в пути — не простишь себе этого вечно.

Ты звала меня, мать? Я пришел. А тебя уже нет.

И дорога длинна. И разлука с тобой бесконечна.

Я сейчас вспоминаю — давно это было… давно…

Утро. Осень метет. Жмутся к небу озябшие птицы.

Ты всё смотришь в окно. Ты всё смотришь и смотришь в окно.

Хоть бы скрипнула дверь. Хоть бы вздрогнули вдруг половицы, —

Сын из дома ушёл! И когда он Вернется теперь?

И потянутся дни. И слезы материнской не спрячут.

Ах, зачем между жизнями возникает закрытая дверь!

И, детей провожая, зачем наши матери плачут?

Мать, я землю изъездил. Я многие знал города.

И добро повидал, и война по мне смертью строчила.

Но друзей своих, мать, не бросал я в беде никогда.

И не лгал никогда. Это ты меня так научила.

Ты меня научила не прятать у сердца обид

(Сердцу трудно и так, для чего ему тяжесть такая?).

Если слово ты дал — это, значит, навеки. Гранит.

Если в гору идешь — поднимайся, других не толкая.

Ах, завет материнский, и что тебя в мире мудрей?

Ты нас к звездам ведешь даже в темные ночи глухие.

Я берусь утверждать: в мире мало плохих матерей!

Отчего же тогда появляются люди плохие?

Отчего же тогда по земле ещё ползает зло?

И смердит себялюбство? И сушит сердца скопидомство?

А ведь как на планете бы сделалось людям светло,

Если б всех матерей своих слушаться стало потомство.

«Всех? Нет, не всех. Я их видел в чужой стороне;

Очень жалких и очень жестоких. Что им нужно таким?

Чтоб земля задыхалась в огне? Чтобы кровь человечества

Стыла в воронках глубоких?

Это пляшет волчица на свадьбе у чёрной змеи.

Разве матери это? Нет, нас воспитали другие.

Как я верую в вас, как я чту вас, родные мои!

Наши матери, светлые души России!

Это вы нас учили, куда бы мы в жизни не шли,

мы судьбу свою метили самой высокою метой:

если бьёмся с врагом, так уж бьёмся за счастье Земли,

Если радость несём, так уж делимся с целой планетой!

Сколько мирных народов у нашего село костра.

Скольких мы обогрели горячим, душевным приветом.

Мама, как ты добра!… Как была ты огромно добра!

Целый город, бывало, к тебе приходил за советом.

Если мерз человек — ты ему отдавала тепло.

И всегда незаметно. Всегда от души. Сокровенно.

Где мне слово найти, чтобы свет оно людям несло,

Чтоб людские недуги оно исцеляло мгновенно,

Чтобы слово моё открывало бы каждую дверь,

Возводило мосты, поднимало бы зелень из праха,

И когда в человеке сидит затаившийся зверь —

Чтоб пришло моё слово и зверя убило без страха.

Ты прости меня, мать! Я при жизни твоей не сказал

Половины того, что теперь не дождется ответа.

Жизнь не холмик пологий. Не картинами убранный зал.

Жизнь — вершина. Огонь. Праздник мысли и яркого света.

Вот за это за всё — я твой сын! И пока я живу,

Мама, имя твое я несу через жизнь как святыню.

Будут годы идти. Будут яблоки падать в траву.

Будет солнце всходить. Будут реки врываться в пустыню.

Будут плыть корабли в белизну марсианских морей.

Будет жизнь бушевать. Каждым атомом. Жилкою каждой.

А тебя уже нет… ты уже не откроешь дверей…

Люди! Братья мои! Берегите своих матерей!

Настоящая Мать — человеку дается однажды.
******************************************

Господи, как краток путь земной.

Свечу мою задуть стремится ветер…

Молю, Ты смерть не посылай за мной,

Пока во мне нуждаться будут дети.

Ты можешь хворь любую исцелить,

Простишь меня и примешь покаяние.

Лишь только Ты умеешь так любить

И понимать телесные страданья.

Ты путь прошел от ясель до креста,

Господь, принявший облик человечий.

Твоя непостижима доброта,

Ты был, и есть, и неизменно вечен!

Храни детей моих среди невзгод.

Не допусти угрозы смертной битвы!

И верю я, от зла их сбережет

Моя, слезой омытая, молитва…

О, Господи, как краток путь земной.

Свечу мою задуть стремится ветер…

Молю, Ты смерть не посылай за мной,

Пока во мне нуждаться будут дети…

*********************************************

Друзья! Заранее прошу прощенья, —
Быть может, и не время вспоминать,
А я вот вспомнил, вспомнил всё мгновенно:
Деревню нашу, дом, отца и мать.
Отец и мать мне часто говорили:
«Сыночек милый к Богу обратись!»
И ежедневно обо мне молились.
Но я любил совсем другую жизнь, —
Вино, друзья и сотни развлечений
Мне ослепили сердце и глаза.
И, ослепленный, с диким наслажденьем
Смотрел я в рюмку, а не в небеса.
Молитвы для меня страшнее яда были,
О Боге я и слышать не хотел.
Летели дни… Я жил в грязи и пыли…
И думал я, что это мой удел.
Мне не забыть, наверное, навеки
Тот страшный день, — отец мой умирал…
Из материнских глаз слез вытекали реки,
А я стоял хмельной и хохотал:
«Ну, где же Бог твой? Что ж Он не спасает?
Он — Исцелитель, — что ж ты не встаешь?!
Без Бога люди также умирают, —
И ты, отец, как все в земле сгниешь.»
Он улыбнулся и сказал сердечно:
«Я жив еще, а ты, сынок, мертвец,
Но знай, что мертвым ты не будешь вечно,
И вскоре воскресит тебя Творец!»
Отца похоронили… Мать молилась,
Втройне молилась о душе моей.
Потоки слёз, что за меня пролились
Я буду помнить до скончанья дней.
Ну, а тогда я думал по-другому…
Была противней мать мне с каждым днем.
И вот, однажды я ушел из дома
Глубокой ночью, словно вор, тайком.
Тогда кричал я: «Вот она — свобода!
Теперь я волен в мыслях и делах.»
…Не знал тогда я то, что жизнь — болото:
Ступил на кочку — и увяз в грехах.
И жизнь меня, как щепку, закружила
В водовороте суеты и зла.
Вначале хорошо кружиться было,
Но вскоре закружилась голова.
И вскоре стал ужасной, страшной мукой
Мне каждый круг и каждый оборот.
Я волю напрягал, ум и — до боли — руки,
Но жизнь — водоворот, водоворот…
«Друзья» — какое лживое, обманчивое слово! —
В водовороте самый первый круг.
О, если б жизнь моя могла начаться снова —
Со мною б был Единственный и самый лучший Друг!
Круг развлечений, в золото одетый,
Меня своим сияньем ослепил.
Я был слепцом, не видел рядом Света,
И в страшном мраке по теченью плыл.
Вино — источник зла и тысячи лишений…
Приятный круг — о, скольких он сгубил!
Но есть источник жизни и спасенья —
Не пил я из его, я из бутылки пил.
Но, кто же мог спасти меня от смерти,
От тех кругов, влекущих так на дно?
Не человек, не человек, поверьте!
Ответьте, кто же? Ну, ответьте, кто?!
Метался я, не находя ответа.
И вот, однажды летом, в сильный дождь,
На улице я друга детства встретил.
Увидев земляка, почувствовал я дрожь.
Предстал передо мною милый образ:
Глаза печальные и мокрые всегда.
Забилось сердце, задрожал мой голос,
И вырвались бездушные слова:
«Ну, как там мать, меня хоть вспоминает?
Наверное, давно уж прокляла?
Хотел заехать все, да время не хватает, —
Сам понимаешь, то работа, то дела.»
«Дела, работа… Помолчал бы лучше —
Твои дела нетрудно угадать!
Я расскажу, но только сердцем слушай
Про то, как «позабыла» тебя мать.
Когда сбежал ты, мать твоя от горя
Вся поседела — ведь тобой жила!
И каждый день, в любую непогоду,
Шла на распутье и тебя ждала.
И руки простирая свои к Богу,
Молясь во имя пролитой Крови,
Она стояла, влитая в дорогу,
Столпом надежды, веры и любви.
Ну, а когда стоять была не в силах,
Когда она в постель совсем слегла, —
Кровать к окну подвинуть попросила,
Смотрела на дорогу и ждала…»
Его слова стремительным порывом
С души сорвали равнодушье враз.
Я задрожал и прошептал пугливо:
«Скажи, что с ней? Она жива сейчас?»
«Сейчас — не знаю… Уезжал — дышала…
В бреду я слышал страшные слова:
— Сыночек милый, ты пришел? Я знала…
А ты, работа, говоришь, дела!..»
Я побежал, подстегнутый, как плетью,
Одним желаньем, жгущим, как огнем:
Увидеть мать, не опоздать, успеть бы
Упасть пред ней, раскаяться во всем!
Вокзал и поезд… И одно лишь слово
В висках стучало молота сильней.
Хотел не думать, но напрасно, — снова
Я слышал лишь одно: «Скорей, скорей!»
Вот поезд встал. Я вышел. От волненья
Меня трясло и что-то жгло в груди.
Я в ночь шагнул дрожащей, страшной тенью
От пламени, горевшего внутри.
…Знакомая дорога и деревья,
И только незнакомый сердца стук…
Вот кладбище, за кладбищем — деревня.
Могилы… И отца я вспомнил вдруг.
И ноги как-то сами повернули…
И в тишине, зашелестев листвой,
Меня к его могиле потянули
Заросшей и заброшенной тропой.
Я шел, до боли напрягая зренье:
Знакомая березка — значит, здесь…
Впервые в жизни встал я на колени,
Прижав к щеке холодный, мокрый крест:
«Отец, прости безумную ошибку!
Ты прав! — ты жив — я слышу шепот губ.
Стоишь ты предо мной, твоя улыбка…
А я — зловонный, сгнивший, мерзкий труп.
Но я заботой и любовью к маме
Сотру все прошлое, клянусь тебе!
И ты, мой папа, будешь в сердце с нами…
А если?.. Если мать уже в земле?!»
И сердце снова бешено забилось.
Я огляделся… Тьма, ни зги кругом
И, вдруг — луна… Окрестность осветилась,
И я увидел рядом свежий холм.
Да, лишь луна и звезды только знают,
Как я со стоном на могилу пал
И мамин холмик обнимал, рыдая,
И землю по сыновьи целовал:
«Ты слышишь, мамочка? Прости, родная!
Не надо, не молчи, открой уста!
Давай молиться вместе, дорогая, —
Встань, мама, слышишь, умоляю — встань!»
Но холм молчал, дыша могильным тленьем.
Кругом — ни звука, словно мир уснул.
И, вдруг, я понял, Кто мне даст прощенье, —
И с воплем к небу руки протянул!..
И эта ночь последней стала ночью
В моей безбожной жизненной ночи, —
Она открыла мне слепые очи,
Она мне влила в седрце Божий мир.
С тех пор живу я с Господом Иисусом, —
Моя в Нем радость, счастье, чистота!
И никому теперь сказать не побоюся,
Что я не мыслю жизни без Христа.
Когда я вижу пред собой картину:
Заплакнную, сгорбленную мать,
А рядом — гордого, напыщенного сына,
От всей души мне хочется сказать:
«Вы, матери, имеющие сына,
Прострите ваши руки к небесам —
И верьте, что молитвы ваши сильны
Творить и после смерти чудеса!..
Вы сыновья, забывшие о Боге,
Взгляните на молящуюся мать
И встаньте рядом, чтоб в своей дороге
Вам эти слезы не пришлось пожать!»

Прими, Господь, молитву-стих,
Храни, Господь, детей моих!
Средь ночи и средь бела дня
Храни, как ты хранишь меня!
В час испытания лихой,
Что посылает жизнь порой,
Ты мужество в их сердце лей.
Храни, Господь, моих детей!
От чёрных стрел обереги,
С тропы неверной уведи,
Пошли им преданных друзей.
Храни, Господь, моих детей!
Храни от войн и от чумы,
От искушений Князя Тьмы.
Звенит Планета Матерей:
Храни, Господь, храни детей!
Да будет путь их чист и ясен,
В делах и помыслах прекрасен,
С открытым сердцем для людей.
Храни, Господь, храни детей!
Пусть звёзд немолчный хоровод
Тропой Любви детей ведёт.
Раскинь над ними Неба синь.
Храни, Господь! Храни!
Аминь!

МАТЕРИНСКАЯ МОЛИТВА

О, Господи, как краток путь земной…
Свечу мою задуть стремится ветер…
Молю, Ты смерть не посылай за мной,
Пока во мне нуждаться будут дети.
Ты можешь хворь любую исцелить,
Простишь меня и примешь покаянье.
Лишь только Ты умеешь так любить
И понимать телесные страданья.
Ты путь прошёл от ясель до креста,
Господь, принявший облик человечий…
Твоя непостижима доброта,
Ты был и есть, и неизменно вечен!
Храни детей моих среди невзгод,
Не допусти угрозы смертной битвы!
И верю я, от зла их сбережёт
Моя слезой умытая молитва…
О, Господи, как краток путь земной!
Свечу мою задуть стремится ветер.
Молю, Ты смерть не посылай за мной,
Пока во мне нуждаться будут дети….

Молюсь я за своих детей.
Не дай им, Бог, в пути ненастья.
Своим дыханьем их согрей.
Пошли нехитрого им счастья.

Нехитрого, как хлеба вкус,
Как гомон птичий на рассвете.
Обереги их от искус
Всего недоброго на свете.

Храни, Господь, моих детей.
Да будет ровной их дорога.
Богатства чашу не долей,
И лишь здоровья дай им много.

Пошли ты их сердцам тепла.
И одари их бескорыстьем.
Оборони от войн и зла.
Не обдели любовью чистой.

Господь, молюсь я за детей —
С рассветом, на исходе дня.
Прости грехи им – пожалей.
За те грехи казни меня

Вечером в лампадке огонек горел
И Хранитель-Ангел на дитя смотрел.
Детская молитва – в ней слова просты,
Сказаны от сердца, светлы и чисты.

«Господи, помилуй, маму сохрани,
Помогай всем людям – добрые они!
Бабушке здоровья дай на много дней,
Чтобы завтра утром в храм пошли мы с ней!

Кто сейчас болеет, кому тяжело,
Господи, помилуй, не оставь его! «
Так молилась крошка на ночь, как всегда,
И сияла в небе ранняя звезда.

Сыну.

Я молюсь о тебе, мой родной,
Чтоб хранил тебя Бог от несчастья,
Чтоб удача укрыла волной,
Не рвалось чтобы сердце на части.

Я – молюсь. Пусть Господь снизойдет
И избавит тебя от тревоги.
Пусть подальше Господь отведёт
Твой маршрут от опасной дороги.
Я молюсь о тебе, мой родной.
Хоть судьба и даёт нам уроки,
Но пусть люди и в холод и зной
К твоей жизни не будут жестоки.

Я молюсь о тебе, об одном.
Ты душа моя, солнце и воздух.
Без тебя неприветлив мой дом,
Без тебя лучший отдых – не праздник

Я молюсь о тебе. Я – молюсь…
Для тебя я готова стараться.
Одного только в жизни боюсь:
Без тебя не дай Бог мне остаться!

Спаси, Господь, и сохрани
Моих друзей и их семейства,
Стеной высокой заслони
От вездесущего злодейства,
От бед, болезни, нищеты,
От черной зависти и лести,
Обмана, грязной клеветы,
Измены низкой, злобной мести.
Здоровье крепкое им дай, —
На долгий век его пусть хватит, —
Душевный мир и через край
Твоей Небесной Благодати.
Пошли им Ангела в пути,
Пусть их хранит и в дождь и грозы,
И обогреет на груди
Зимой в суровые морозы.

Бесценны детские рисунки.
Мы в детстве многое могли.
Хотелось вытянуться в струнку
И оторваться от земли.

Но мы теперь совсем иные,
И все труднее нас узнать.
Ах, где те локоны льняные,
Что мне расчесывала мать?..

Все изменилось: взгляд и взгляды,
И, пусть мы в тысяче сетей,
Дай Бог нам, чтоб мы были рады
Всегда любить своих детей.

Я знаю истинное счастье.
Я знаю, что важней всего.
О, Господи! От всех напастей
Храни ребенка моего!

Пошли, Господь, терпения и сил,
Чтоб сохранить любовь к себе и к ближним,
Чтоб я желал теплом делиться лишним,
С любым, кто бы тепла ни попросил.
Пошли мне, Бог мой, храбрости такой,
Чтоб жизнь отдать за слабых и несчастных,
Чтоб каждый день, — и ясный, и ненастный, —
Их радовал теплом и красотой.
И дай мне, Бог, умение прощать
И не хранить обид пустых и горьких,
И счастье верить каждому настолько,
Чтоб перед каждым душу открывать.
И ниспошли любви такой святой,
Чтоб ангелы о ней стихи писали,
И чтобы даже ветры замирали,
Любви моей коснувшись неземной.
Пошли, Господь, добра и простоты,
И снега, чтоб был белым и пушистым.
Чтоб грешный мир стал наконец-то чистым,
Пошли всем грешным душам чистоты…

Говорят, молитва матери
Всех молитв сильней…
Сердцем молит Созидателя
За своих детей…

Помолюсь я тихим вечером
И свечу зажгу…
За родных, за человечков
Тихо попрошу…

Дай дочурке счастья женского,
Чтоб в любви жила…
Дай опору в жизни крепкую,
Нежности, тепла…

Сыну моему пригожему
Счастья я попрошу…
Чтоб их жизнь была хорошей
И с судьбой в ладу…

Дай всем, Боже, только мира
И удачных дней…
Чтоб здоровье рядом было…
Береги детей…

О, Господи, дай силы мне,
Ходить ногами по земле,
Дышать свободно и легко,
И различать добро и зло.

Не верить пафосным словам,
Знать цéну мукам и грехам,
Уметь прощать, уметь любить,
Уметь мгновения ценить.

Не ворожить, не колдовать,
Не унижать, не предавать,
Быть мудрой в деле, Сильной – в скорби,
Благúе цели лишь иметь…

О, Господи, дай силы мне,
Не быть, а значить на Земле!

Я помолюсь за вас, мои друзья,
Чтоб были рядом вы всегда со мною.
Чтоб счастлива была моя семья,
Чтоб горе обходило стороною…

ОТЕЦ НАШ, дай любви всем и тепла,
Здоровья и побольше дней счастливых,
Убереги от ненависти, зла…
Моих друзей и всех моих любимых.

ГОСПОДИ, ХРАНИ МОИХ ДЕТЕЙ
ОТ НЕДОБРЫХ И ОТ ЗЛЫХ ЛЮДЕЙ,
ОТ БОЛЕЗНЕЙ ВСЯКИХ СОХРАНИ,
ПУСТЬ РАСТУТ ЗДОРОВЫМИ ОНИ!
ГОСПОДИ, ЛЮБОВЬ ИМ ДАЙ ПОЗНАТЬ,
ИСПЫТАТЬ, ЧТО ЗНАЧИТ СЛОВО «МАТЬ»,
СЧАСТЬЕ, ИХ ОТЦОВСТВА НЕ ЛИШИ,
НАГРАДИ ИХ КРАСОТОЙ ДУШИ.
ЖИЗНЬ ЛЮДСКАЯ-ДАЛЕКО НЕ РАЙ.
ГОСПОДИ, ТЕРПЕНИЯ ИМ ДАЙ!
НЕ СПОТКНУТЬСЯ В ЖИЗНИ ПОМОГИ,
ПУСТЬ НЕ ОДОЛЕЮТ ИХ ВРАГИ!
ЖИЗНЬ СЛОЖНА ПОРОЮ, НО МУДРА.
ТЫ НЕ ПОЖАЛЕЙ ДЛЯ НИХ ДОБРА.
ИХ СУДЬБЫ ПУСТЬ ДЛИННОЙ БУДЕТ НИТЬ.
ГОСПОДИ, НЕ ДАЙ ИХ ПЕРЕЖИТЬ!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *