Стих про детей короткие

Что – самая сладкая сладость на свете?
Сахар – могла я когда-то ответить.
Мед, мармелад, пастила.. и шербет..
Только теперь поняла я ответ —

Родного ребеночка – запах макушки,
Что остается на нашей подушке,
Пальчики нежные.. и ноготки–
Попка, коленочки…и локотки…

Что – самая горькая горечь на свете?
Горчица – могла я когда-то ответить…
Редька и уксус… полынь и хинин..
Ну а теперь – мой ответ – лишь один:

Губки дрожащие — плач на подходе
Вот от чего мое сердце заходит ..
Самая горечь – родного ребенка –
Полные слез и обиды глазенки…

**********

Дети берутся из маминых сказок,
Из синих небес, из конфеток с сюрпризом,
Из карандашей, перламутровых красок,
Которыми мама рисует эскизы.

От белых голубок, прекрасных букетов,
От нежного шепота долгою ночью,
От спетых когда-то веселых куплетов,
От папиной ласки рождаются дочки.

А от озорных и правдивых историй,
Которые папа рассказывал маме
О солнечном детстве, от книжек, в которых
Отважные люди моря покоряли

Родятся сыночки. И сильные птицы
Крылами взмахнув, принесут в колыбели
Чудесную мамы и папы частицу,
Которую ждали они и хотели.

***************

Что такое счастье?
Таким простым вопросом
Пожалуй, задавался
Не один философ.
А на самом деле
Счастье это просто.
Начинается оно
С полуметра роста.

Это распашонки,
Пинетки и слюнявчик,
Новенький описанный
Мамин сарафанчик.
Рваные колготки,
Сбитые коленки,
Это разрисованные
В коридоре стенки.
Счастье это мягкие
Теплые ладошки,
За диваном фантики,
На диване крошки.
Это целый ворох
Сломанных игрушек,
Это постоянный
Грохот погремушек.

Счастье это пяточки
Босиком по полу.
Градусник под мышкой,
Слезы и уколы.
Ссадины и раны,
Синяки на лбу,
Это постоянное
Что? да почему?
Счастье это санки,
Снеговик и горка.
Маленькая свечка
На огромном торте.
Это бесконечное
«Почитай мне сказку»,
Это ежедневные
Хрюша со Степашкой.

Это теплый носик
Из-под одеяла,
Заяц на подушке,
Синяя пижама.
Брызги по всей ванной,
Пена на полу.
Кукольный театр,
Утренник в саду.

Что такое счастье?
Проще нет ответа.
Оно есть у каждого –
Это наши дети.

***

День со счастья начинается,
Счастье встало раньше всех!
Счастье маме улыбается,
Развернув улыбку в смех.

Счастье по полу зашлёпало,
Босиком и без штанов,
Моё счастье голопопое,
Несмышленое оно,

Шабутное и несмирное,
Тут – ломает, там – крушит,
Над губой – усы кефирные…
Вот оно ко мне бежит!

Татьяна Лаврова

В кроватке тёплой, с кулачком под щёку
Спит маленький мальчишка – мой сынок.
И я грущу. Вот вырастет до срока
И упорхнёт мой милый голубок.

Умчится в мир подросший мой проказник,
Махнув мне на прощание крылом.
Моя душа, как одинокий странник,
Отправится за ним, оставив дом.

Вдруг упадёт, оступится в дороге?
Его поддержит лаской и теплом
И жизнь вдохнёт в натруженные ноги,
И хлебом тёплым угостит потом.

Ты не робей, мой сын, не оступайся.
Храни тебя Господь от разных бед.
Иди вперёд, будь честным, не сдавайся.
Моя любовь тебя убережёт.

****************

Он тихонько сопит под боком,
Так доверчиво сжав мой пальчик.
А я мысленно славлю Бога —
Есть теперь у меня мой мальчик.

Он уже произносит: «Мама!»
И смеется меня, увидев.
Для него стану доброй самой,
Самой любящей мамой в мире.

Сколько дней беспокойных было,
Для себя не найти минутки.
Но уже, как жила, забыла,
Без него, без моей малютки.

Сколько будет еще ненастий,
Не страшусь я в их ожиданьи.
Ведь ни с чем несравнимо счастье —
Ночью слушать его дыханье.

***************

Носите на руках детей!
Ведь этот миг недолго длится,
И он уже не повторится,
Они становятся взрослей.
Носите на руках детей!
Им это очень- очень важно,
В объятьях им тепло, не страшно,
В период самых первых дней.
Носите на руках детей!
Дарите так любовь друг к другу,
И чувства не губите,
Грубость лишь сделает сердца черствей,
Носите на руках детей!
Избаловать любовью сложно,
Носите на руках! Смелей!
Носите на руках детей!
Пока вы им нужны как воздух,
Пока еще не стало поздно,
Любите всей душой своей!

**************

Поцелую нежно мягкие ручонки,
Прикоснусь губами к носику едва,
Сердце мое тает от любви к дочурке,
Для меня нет в мире лучше существа!

Маленькая крошка спит себе беспечно,
Крохотные пальчики сжаты в кулачок.
Станет первой умницей в будущем, конечно,
Хоть пока девчонка – кнопка с ноготок!

Милая малышка, солнечный мой лучик,
Я тобой любуюсь, радость не тая.
Будь здорова, счастлива, лучшая из дочек,
Ведь с тобой продлится молодость моя!

За тебя волнуясь, обращаюсь к детям
(и слова берутся в глубине души):
«Вы для нас дороже всех богатств на свете,
счастья вам и радости, наши малыши!»

************

Светлана Карпук

Берегите своих детей,
Их за шалости не ругайте.
Зло своих неудачных дней
Никогда на них не срывайте.

Не сердитесь на них всерьез,
Даже если они провинились,
Ничего нет дороже слез,
Что с ресничек родных скатились.

Если валит усталость с ног
Совладать с нею нету мочи,
Ну а к Вам подойдет сынок
Или руки протянет дочка.

Большие скидки на детскую одежду. Успейте купить выгодно! Доставка 1 день!

Огромный выбор пылесосов в Эльдорадо! Доставим домой!

Авиабилеты по выгодным ценам ждут вас на OZON.travel. Удобная оплата.

Обнимите покрепче их,
Детской ласкою дорожите
Это счастье? Короткий миг,
Быть счастливыми поспешите.

Ведь растают как снег весной,
Промелькнут дни златые эти
И покинут очаг родной
Повзрослевшие Ваши дети.

Перелистывая альбом
С фотографиями детства,
С грустью вспомните о былом
О тех днях, когда были вместе.

Как же будете Вы хотеть
В это время опять вернуться
Чтоб им маленьким песню спеть,
Щечки нежной губами коснуться.

И пока в доме детский смех,
От игрушек некуда деться,
Вы на свете счастливей всех,
Берегите ж, пожалуйста, детство!

**************

Михаил Талесников

Содержание

ПЕРВОЕ МАТЕРИНСТВО

Внучке — с любовью

Смотрю на тебя — и думаю.
Себе самой — и не верится:
Эту принцессу, звезду мою,
Я ли носила под сердцем?

К тебе прикасаюсь — ласково.
Приподымаю — бережно.
Эти в цвет неба глазки,
Мне ли смеются нежно?

Кормлю ли тебя — жадную
Грудь мою яростно — мнущую.
Чудо это, отраду мою,
Я родила ли сущую?

Ты, что машешь ручонками,
Плоти моей клочок
С голубыми глазёнками,
Слюнявишь мое ли плечо?

Видится мне и не верится,
Только вот она, рядом —
Частица моего сердца,
Души любовь и услада.

Мне сквозь грозы грохотание
Лондонской злой, упрямой,
Чудится писк-щебетание —
Мамочка, моя мама…

Ночь над городом стелется,
Видно покоя ищет…
Доченька, все перемелется,
Я подниму тебя, выращу!

Мне не назвать возвышенней
По накалу неистовства
Чувства меня пронзившего —
Первого материнства!

****************************

Я беру твою ладошку в руки
И целую венку на запястье.
Я не зря испытывала муки,
Чтоб родить такое счастье.

Пальчики твоей ладошки
Согреваю я своей щекою.
И, заглядывая к нам в окошко,
Ночь любуется тобою.

Сон погладил длинные ресницы,
Сказки сочиняя для тебя.
Интересно, что тебе приснится,
Доченька любимая моя.

************************

Ну и для корректировки настроения резко вверх:

Младенцем быть совсем не просто:
Во-первых, маленького роста,
Плюс очень маленького веса,
И, в-третьих, вовсе нет зубов!

Лежишь, некрупный и невидный,
Одетый в чепчик несолидный,
И клонит в сон, и хочешь есть,
Не можешь встать, не можешь сесть!

Пустышку вечно в рот пихают,
Гуляешь там, куда везут,
Пелёнки быстро намокают,
И брюк пока не выдают!

Никто тебя не понимает,
Но все сюсюкают с тобой.
И это люди называют
Порою детства золотой!

Зачем я выбрал этот путь?
Чтоб вашу жизнь перевернуть!!!
Я поздравляю вас со мною!
Вам будет нелегко, не скрою.

Я буду требовать вниманья,
Терпенья, ласки, обожанья!
Сил, денег, времени, участья,
Но это называют — счастье!

*************

Ты спишь, мой маленький дружок,
Невинно сердце ангелочка.
К кроватке тихо подойду,
И поцелую тебя в щёчку.
Я осторожно, чуть дыша,
Тебя прикрою одеялом.
В тебе живёт моя душа,
В ребёнке маленьком усталом.
Ты повернёшься на бочок,
Во сне беспечно улыбнувшись.
Спи сладко, мой родной сынок,-
Шепну, волос твоих коснувшись.
Твой сон безропотно хранить
Я буду тёмными ночами.
Ах, господи, не дай постичь
Ему тревоги и печали.
В ручонку утром положу
Подарок зайчика лесного.
Нет ничего милее мне
Твоего взгляда озорного.
А как проснёшься, подойду,
Увижу радость в милых глазках.
Как хорошо, что малыши
С такой охотой верят в сказки.
Ах, мамочка,- шепнёшь ты мне,-
Кто был сегодня, угадай-ка?
Ко мне из леса приходил
Мой добрый друг, пушистый зайка!
И радость, и восторг в глазах,
И смех развилистый и звонкий,
И расцелую я твои
Подарок сжавшие ручонки!

************

Угадай-ка, что за зверь?
Он на свете всех сильней.
Он брыкается ногами,
Грозно машет кулаками
И молочными зубами
Угрожает своей маме.
Угадай-ка, что за зверь?

За столом он всех вредней:
Набирает ложку каши,
Ею целится в мамашу,
Манный снег теперь кругом,
Только в рот не попадем.
Угадай же, что за зверь?

Самый шумный из зверей,
Только крик его послушай,
Сразу же заложит уши.
А еще свистят игрушки
Бьются звонко ложки, кружки…

Зверь на свете всех милей
В колыбельке лишь своей!
Жаль, его не видит мама,
Мама спит, она устала.
Знаете, кто снится ей?
Зверь, который всех …

***

Какая сила в маленькой руке!

Малыш идет, переступают ножки,

Он весь мой мир, зажатый в кулаке,

Шагающий со мною по дорожке.

И я, имеющая стаж и дом,

Друзей, авансы и получки…

Сейчас иду и думаю о том,

Что нет опоры, крепче этой ручки..

Стихи

о тишине

Борис Пастернак — Тишина

Пронизан солнцем лес насквозь.
Лучи стоят столбами пыли.
Отсюда, уверяют, лось
Выходит на дорог развилье.

В лесу молчанье, тишина,
Как будто жизнь в глухой лощине
Не солнцем заворожена,
А по совсем другой причине.

Действительно, невдалеке
Средь заросли стоит лосиха.
Пред ней деревья в столбняке.
Вот отчего в лесу так тихо.

Лосиха ест лесной подсед,
Хрустя обгладывает молодь.
Задевши за ее хребет,
Болтается на ветке желудь.

Иван-да-марья, зверобой,
Ромашка, иван-чай, татарник,
Опутанные ворожбой,
Глазеют, обступив кустарник.

Во всем лесу один ручей
В овраге, полном благозвучья,
Твердит то тише, то звончей
Про этот небывалый случай.

Звеня на всю лесную падь
И оглашая лесосеку,
Он что-то хочет рассказать
Почти словами человека.

Елена Благинина — Посидим в тишине

Мама спит, она устала…
Ну и я играть не стала!
Я волчка не завожу,
А уселась и сижу.

Не шумят мои игрушки,
Тихо в комнате пустой.
А по маминой подушке
Луч крадется золотой.

И сказала я лучу:
– Я тоже двигаться хочу!
Я бы многого хотела:
Вслух читать и мяч катать,
Я бы песенку пропела,
Я б могла похохотать,
Да мало ль я чего хочу!
Но мама спит, и я молчу.

Луч метнулся по стене,
А потом скользнул ко мне.
– Ничего, – шепнул он будто, –
Посидим и в тишине!.

Владислав Крапивин — Пять минут тишины

Помиритесь, кто ссорился
Позабудте про мелочи,
Рюкзаки бросте в стороны
Нам они не нужны
Доскажите про главное
Кто сказать не успел еще
Нам дорогой оставленно
Полчаса тишины.

От грозы черно-синие,
Злыми ливнями полные?
Над утихшими травами
Поднялись облака.
Кровеносными жилами
Набухают в них молнии,
Но гроза не придвинулась
К нам вплотную пока…

Дали дымом завешаны
Их багровый пожар настиг
Но раскаты и выстрелы
Здесь еще не слышны
До грозы, до нашествия
До атаки, до ярости
Нам дорогой оставленно
Пать минут тишины.

До атаки, до ярости
До пронзительной ясности
И быть может до выстрела
До удара в висок
Пять минут на прощание
Пать минут на отчаянье
Пать минут на решение
Пять секунд на бросок.

Раскотилось и грохнуло
Над лесами горящими
Только это, товарищи,
Не стрельба и не гром
Над высокими травами
Встали в рост барабанщики
Это значит не все еще
Это значит — пройдем.

Сергей Есенин — Ты плакала в вечерней тишине

Ты плакала в вечерней тишине,
И слезы горькие на землю упадали,
И было тяжело и так печально мне,
И все же мы друг друга не поняли.
Умчалась ты в далекие края,
И все мечты увянули без цвета,
И вновь опять один остался я
Страдать душой без ласки и привета.
И часто я вечернею порой
Хожу к местам заветного свиданья,
И вижу я в мечтах мне милый образ твой,
И слышу в тишине тоскливые рыданья.

Валентин Берестов — Тишина

Глядится в воду сумрак бора.
Торжественно встаёт луна.
И слышу я сквозь шум мотора:
«Смотри, какая тишина!»

Юрий Соловьев — Звёздная тишина

Под ногами хрустит тишина.
Спит насквозь замороженный лес.
Прохудилась на небе луна
И неоном стекает с небес.
Тени сосен, наискосок,
Параллелями делят снег.
И сверкает алмазный песок
На ресницах еловых век.
От дыхания ручейком
Пар вливается в Млечный путь
И Медвежьим Большим Ковшом
Орион ловит звёздную ртуть.

Сергей Клычков — Душа покоя лишена

Душа покоя лишена!
Какая вышина и тишина…
Из облака плывет луна,
Среди прозрачности такой
Лаская белоснежною рукой
Туман над сонною рекой!
Какая тишина!

В душе тревога и обман,
И скачущий из лучезарных стран
Конь без удила и стремян,
И светлый всадник над лукой…
…Прекрасен ты, небесный дар — покой,
И все же мне с моей тоской
Желаннее обман!

Константин Романов — Какой восторг, Какая тишина

Какой восторг! Какая тишина!
Благоуханно ночи дуновенье;
И тайною истомой усыпленья
Природа сладостно напоена.

Тепло… Сияет кроткая луна…
И очарованный, в благоговенье
Я весь объят расцветом обновленья,
И надо мною властвует весна.

Апрельской ночи полумрак волшебный
Тебя, моо стих мечтательно-хвалебный,
Из глубины души опять исторг.

Цветущую я созерцаю землю
И, восхищен, весне и ночи внемлю…
Какая тишина! Какой восторг!

Валерий Брюсов — Тишина

Вечер мирный, безмятежный
Кротко нам взглянул в глаза,
С грустью тайной, с грустью нежной…
И в душе под тихим ветром
Накренились паруса.

Дар случайный, дар мгновенный,
Тишина, продлись! продлись!
Над равниной вечно пенной,
Над прибоем, над буруном,
Звезды первые зажглись.

О, плывите! о, плывите!
Тихо зыблемые сны!
Словно змеи, словно нити,
Вьются, путаются, рвутся
В зыби волн огни луны.

Не уйти нам, не уйти нам
Из серебряной черты!
Мы — горим в кольце змеином,
Мы — два призрака в сияньи
Мы — две тени, две мечты!

Иосиф Бродский — Сумерки, Снег, Тишина

Сумерки. Снег. Тишина. Весьма
тихо. Аполлон вернулся на Демос.
Сумерки, снег, наконец, сама
тишина — избавит меня, надеюсь,
от необходимости — прости за дерзость —
объяснять самый факт письма.

Праздники кончились — я не дам
соврать своим рифмам. Остатки влаги
замерзают. Небо белей бумаги
розовеет на западе, словно там
складывают смятые флаги,
разбирают лозунги по складам.

Эти строчки, в твои персты
попав (когда все в них уразумеешь
ты), побелеют, поскольку ты
на слово и на глаз не веришь.
И ты настолько порозовеешь,
насколько побелеют листы.

В общем, в словах моих новизны
хватит, чтоб не скучать сороке.
Пестроту июля, зелень весны
осень превращает в черные строки,
и зима читает ее упреки
и зачитывает до белизны.

Вот и метель, как в лесу игла,
гудит. От Бога и до порога
бело. Ни запятой, ни слога.
И это значит: ты все прочла.
Стряхивать хлопья опасно, строго
говоря, с твоего чела.

Нету — письма. Только крик сорок,
не понимающих дела почты.
Но белизна вообще залог
того, что под ней хоронится то, что
превратится впоследствии в почки, в точки,
в буйство зелени, в буквы строк.

Пусть не бессмертие — перегной
вберет меня. Разница только в поле
сих существительных. В нем тем боле
нет преимущества передо мной.
Радуюсь, встретив сороку в поле,
как завидевший берег Ной.

Так утешает язык певца,
превосходя самоё природу,
свои окончания без конца
по падежу, по числу, по роду
меняя, Бог знает кому в угоду,
глядя в воду глазами пловца.

Эдуард Асадов — Добрый принц

Ты веришь, ты ищешь любви большой,
Сверкающей, как родник,
Любви настоящей, любви такой,
Как в строчках любимых книг.

Когда повисает вокруг тишина
И в комнате полутемно,
Ты часто любишь сидеть одна,
Молчать и смотреть в окно.

Молчать и видеть, как в синей дали
За звездами, за морями
Плывут навстречу тебе корабли
Под алыми парусами…

То рыцарь Айвенго, врагов рубя,
Мчится под топот конский,
А то приглашает на вальс тебя
Печальный Андрей Болконский.

Вот шпагой клянется д’Артаньян,
Влюбленный в тебя навеки,
А вот преподносит тебе тюльпан
Пылкий Ромео Монтекки.

Проносится множество глаз и лиц,
Улыбки, одежды, краски…
Вот видишь: красивый и добрый принц
Выходит к тебе из сказки.

Сейчас он с улыбкой наденет тебе
Волшебный браслет на запястье.
И с этой минуты в его судьбе
Ты станешь судьбой и счастьем!

Когда повисает вокруг тишина
И в комнате полутемно,
Ты часто любишь сидеть одна,
Молчать и смотреть в окно…

Слышны далекие голоса,
Плывут корабли во мгле…
А все-таки алые паруса
Бывают и на земле!

И может быть, возле судьбы твоей
Где-нибудь рядом, здесь,
Есть гордый, хотя неприметный Грей
И принц настоящий есть!

И хоть он не с книжных сойдет страниц,
Взгляни! Обернись вокруг:
Пусть скромный, но очень хороший друг,
Самый простой, но надежный друг,
Может, и есть тот принц?!

Андрей Вознесенский — Тишины

Тишины хочу, тишины…
Нервы, что ли, обожжены?
Тишины… чтобы тень от сосны,
щекоча нас, перемещалась,
холодящая словно шалость,
вдоль спины, до мизинца ступни,
тишины…

звуки будто отключены.
Чем назвать твои брови с отливом?
Понимание — молчаливо.
Тишины.

Звук запаздывает за светом.
Слишком часто мы рты разеваем.
Настоящее — неназываемо.
Надо жить ощущением, цветом.

Кожа тоже ведь человек,
с впечатленьями, голосами.
Для нее музыкально касанье,
как для слуха — поет соловей.

Как живется вам там, болтуны,
чай, опять кулуарный авралец?
горлопаны не наорались?
тишины…
Мы в другое погружены.
В ход природ неисповедимый,
И по едкому запаху дыма
Мы поймем, что идут чабаны.

Значит, вечер. Вскипают приварок.
Они курят, как тени тихи.
И из псов, как из зажигалок,
Светят тихие языки.

Эдуард Багрицкий — Я сладко изнемог от тишины

Я сладко изнемог от тишины и снов,
От скуки медленной и песен неумелых,
Мне любы петухи на полотенцах белых
И копоть древняя суровых образов.
Под жаркий шорох мух проходит день за днем,
Благочестивейшим исполненный смиреньем,
Бормочет перепел под низким потолком,
Да пахнет в праздники малиновым вареньем.
А по ночам томит гусиный нежный пух,
Лампада душная мучительно мигает,
И, шею вытянув, протяжно запевает
На полотенце вышитый петух.
Так мне, о господи, ты скромный дал приют,
Под кровом благостным, не знающим волненья,
Где дни тяжелые, как с ложечки варенье,
Густыми каплями текут, текут, текут.

Всеволод Багрицкий — Бывает так, что в тишине

Бывает так, что в тишине
Пережитое повторится.
Сегодня дальний свист синицы
О детстве вдруг напомнил мне.
И это мама позабыла
С забора трусики убрать…
Зимует Кунцево опять,
И десять лет не проходило.

Пережитое повторится…
И папа в форточку свистит,
Синица помешала бриться,
Синица к форточке летит.
Кляня друг друга, замерзая,
Подобны высохшим кустам,
Птиц недоверчивых пугая,
Три стихотворца входят к нам.

Встречает их отец стихами,
Опасной бритвою водя.
И строчки возникают сами,
И забывают про меня.

Федор Сологуб — Опять ночная тишина

Опять ночная тишина
Лежит в равнине омертвелой.
Обыкновенная луна
Глядит на снег, довольно белый.

Опять непраздничен и синь
Простор небесного молчанья,
И в глубине ночных пустынь
Всё те же звездные мерцанья.

И я, как прежде, жалкий раб,
Как из моих собратьев каждый,
Всё так же бледен, тих и слаб,
Всё тою же томлюсь я жаждой.

Мечтать о дивных чудесах
Хочу, как встарь,— и не мечтаю,
И в равнодушных небесах
Пророчеств новых не читаю.

И если по ночным снегам,
Звеня бубенчиками бойко,
Летит знакомая всем нам
По множеству романсов тройка,

То как не улыбнуться мне
Ее навязчивому бреду!
Не сяду в сани при луне
И никуда я не поеду.

Владимир Высоцкий — При свечах тишина, наших душ глубина

При свечах тишина —
Наших душ глубина,
В ней два сердца плывут, как одно…
Пора занавесить окно.

Пусть в нашем прошлом будут рыться люди странные,
И пусть сочтут они, что стоит всё его приданое, —
Давно назначена цена
И за обоих внесена —
Одна любовь, любовь одна.

Холодна, холодна
Голых стен белизна,
Но два сердца стучат, как одно,
И греют, и — настежь окно!

Но перестал дарить цветы он просто так, не к случаю,
Любую ж музыку в кафе теперь считает лучшею…
И улыбается она
Случайным людям у окна,
И привыкает засыпать одна.

Федор Сологуб — В тишине бездыханной ночной

В тишине бездыханной ночной
Ты стоишь у меня за спиной,
Я не слышу движений твоих,
Как могила, ты темен и тих.
Оглянуться не смею назад,
И на мне твой томительный взгляд,
И как ночь раскрывает цветы,
Что цветут для одной темноты,
Так и ты раскрываешь во мне
Всё, что чутко живет в тишине,
И вошел я в обитель твою,
И в кругу чародейном стою.

Михаил Лермонтов — Ночь (Один я в тишине ночной)

Один я в тишине ночной;
Свеча сгоревшая трещит,
Перо в тетрадке записной
Головку женскую чертит:
Воспоминанье о былом,
Как тень, в кровавой пелене,
Спешит указывать перстом
На то, что было мило мне.
Слова, которые могли
Меня тревожить в те года,
Пылают предо мной вдали,
Хоть мной забыты навсегда.
И там скелеты прошлых лет
Стоят унылою толпой;
Меж ними есть один скелет —
Он обладал моей душой.
Как мог я не любить тот взор?
Презренья женского кинжал
Меня пронзил… но нет — с тех пор
Я все любил — я все страдал.
Сей взор невыносимый, он
Бежит за мною, как призрак;
И я до гроба осужден
Другого не любить никак.
О! я завидую другим!
В кругу семейственном, в тиши,
Смеяться просто можно им
И веселиться от души.
Мой смех тяжел мне как свинец:
Он плод сердечной пустоты…
О боже! вот что, наконец,
Я вижу, мне готовил ты.
Возможно ль! первую любовь
Такою горечью облить;
Притворством взволновав мне кровь,
Хотеть насмешкой остудить?
Желал я на другой предмет
Излить огонь страстей своих.
Но память, слезы первых лет!
Кто устоит противу них?
Когда к тебе молвы рассказ
Мое названье принесет
И моего рожденья час
Перед полмиром проклянет,
Когда мне пищей станет кровь
И буду жить среди людей,
Ничью не радуя любовь
И злобы не боясь ничьей:
Тогда раскаянья кинжал
Пронзит тебя; и вспомнишь ты,
Что при прощанье я сказал.
Увы! то были не мечты!
И если только, наконец,
Моя лишь грудь поражена,
То, верно, прежде знал творец,
Что ты страдать не рождена.
Передо мной лежит листок,
Совсем ничтожный для других,
Но в нем сковал случайно рок
Толпу надежд и дум моих.
Исписан он твоей рукой,
И я вчера его украл,
И для добычи дорогой
Готов страдать — как уж страдал!

Наталья Астафьева — Тишина

Тишина — это мать.
Вглубь — как леска.
Бьет ногами ребенок в утробе.
Тишина невозможна без всплеска.
На площадку слетаются голуби.
Тишина — это девочка с бантом,
расступается сизая стая.
Спят в колясках-скорлупках ребята.
Тишина — в голубях мостовая.
Пусть придремлется нянькам и мамкам
солнце рыжим котенком в колени.
Лепестки темно-красного мака
на траве повисают от лени.
Тишина — остекленная крыша.
В окнах стекла без дырок и трещин.
Тишину невозможно не слышать.
Тишина — это больше, чем вещи.
Это в стуке шагов мастерская.
И о розах и вазах трактаты.
Тишина невозможна немая.
Тишина не боится растраты.
Тишина… Это губы с губами,
парки с медленными шагами.
Разминированные мины.
И за ужином голос мужчины.
Пусть у дочки моей в теплом чреве
в свой черед жизнь забьется, кольцуя.
Тишина — это в птицах деревья.
Рот, раскрытый для поцелуя.
Тишина — это жито.
Печь с хлебом.
Бор, заросший малиной, грибами.
Тишиною планета жереба,
кобылица с крутыми боками.
Тишина… Стук копыт о каменья,
белый ягель копают олени.
В реках рыба. В кедровнике белка.
Старики у домов на скамейках.
Тишина — это выдох глубокий.
Это в школах звонок на уроки.
Это детям на завтрак сметана
и коляски возле фонтана,
где слетает из чаши напиться
тишина — голубица.

Марина Цветаева — Ветхозаветная тишина

Ветхозаветная тишина,
Сирой полыни крестик.
Похоронили поэта на
Самом высоком месте.

Так и во гробе еще — подъем
Он даровал — несущим.
…Стало быть, именно на своем
Месте, ему присущем.

Выше которого только вздох,
Мой из моей неволи.
Выше которого — только Бог!
Бог — и ни вещи боле.

Всечеловека среди высот
Вечных при каждом строе.
Как подобает поэта — под
Небом и над землею.

После России, где меньше он
Был, чем последний смазчик —
Равным в ряду — всех из ряда вон
Равенства — выходящих.

В гор ряду, в зорь ряду, в гнезд ряду,
Орльих, по всем утесам.
На пятьдесят, хоть, восьмом году —
Стал рядовым, был способ!

Уединенный вошедший в круг —
Горе? — Нет, радость в доме!
Н? сорок верст высоты вокруг —
Солнечного да кроме

Лунного — ни одного лица,
Ибо соседей — нету.
Место откуплено до конца
Памяти и планеты.

Эрих Мария Ремарк — III. «И тишина, и одиночество насели…»

И тишина, и одиночество насели,
И лишь немая ночь мой провожатый.
Но стрелка, как всегда, стоит на север,
И лебеди мои летят к снегам голубоватым.

Друзей оставил я давно. И что друг значит?
Печальнее из всех наук для нас такая:
Для верности твоей себе друг — враг.
В придачу Друзья крадут нас, и мы таем, иссякая.

Свет маяка — ненужный в жизни мне пароль —
Пусть вновь зовет своим он льстиво-пестрым слогом.
Я к звездам нес своих вопросов боль,
И верил я, что звезды — то ступеньки к Богу.

Вера — всегда обман. И вера та ушла.
Поблекла и рассыпалась, как прах.
Пусть я один — меня сломать жизнь не смогла.
Если жизнь вечна, то я тоже жив в веках!

Я шел сквозь всё. Был Богом для себя, звездой,
Был зверем, пылью в том безудержном стремленье,
Был грязной похотью и светлою судьбой —
Хотел я, ворог-жизнь, быть всем — как ты явленьем.

Я бросил все. Я и себя забыл — неважно!
Над жертвами, что путь мой забирал, смеялся,
Пока не стал в пути я одинок так страшно,
Что в ледяном безмолвье я почти пугался.

Прижалась вдруг головка к моему плечу —
С тех пор она со мной. И верит мне как встарь.
Я берегу ее, как на ветру свечу, —
И Бог я для нее, и дом, мир и алтарь.

Но прежде чем на север дальше продвигаться
В погибели, в борьбе, в мольбе, в ночи бессрочной,
От мук паду я, чтоб опять в ногах валяться
И просьбы слать к немым пожарам безумолчно.
О ты, что создала меня! Загадка-мощь,
Что вытолкнула в жизнь меня из ничего
И вопрошать меня учила в злую ночь,
Затем оставив без ответа своего —
Я гнался за тобой и не страшился муки,
А ты ограбила меня, все вмиг забрав…
Взгляни лишь раз на мной протянутые руки
И милую головку мне оставь!

Михаил Вавилин — И поселилась тишина

…И поселилась тишина
В избе над камской кручей.
Мать что-то вяжет у окна.
А сын уроки учит.

И так уже который год,
Т нет чудес на свете:
Не скрипнет дверь. И не войдет
Тот, долгожданный, третий…

Вернуться с фронта обещал,
Писал жене любезной:
«Я столько в кузне проторчал —
Сам вроде стал железный!»

Досель о хватке кузнеца
В округе ходят сказы.
А мальчик своего отца
И не видал ни разу.

Пусть даже был бы очень строг,
Не баловал ба лишку,
А лишь сказал бы: «Как урок?»,
Потом: «Расти, сынишка!».

Но есть и счастье у мальца.
Вздыхает мать украдкой:
— Ишь вымахал! Ну весь в отца —
И статью, и повадкой…

А он с ватагою ребят
Бежит из школы к Каме
И слышит:
Молоты стучат.
И в кузне душит пламя!

Алексей Толстой — На нивы желтые нисходит тишина

На нивы желтые нисходит тишина;
В остывшем воздухе от меркнущих селений,
Дрожа, несется звон. Душа моя полна
Разлукою с тобой и горьких сожалений.

И каждый мой упрек я вспоминаю вновь,
И каждое твержу приветливое слово,
Что мог бы я сказать тебе, моя любовь,
Но что внутри себя я схоронил сурово!

Роберт Рождественский — Тишина

В траве — тишина,
Тишина
В траве — тишина,
в камыше — тишина,
в лесу — тишина.
Так тихо,
что стыдно глаза распахнуть
и на землю ступить.
Так тихо, что страшно.
Так тихо, что ноет спина.
Так тихо, что слово любое сказать —
все равно что убить.
Визжащий, орущий, разболтанный мир
заболел тишиной.
Лежит он —
спеленут крест-накрест
ее покрывалом тугим.
Так тихо, как будто все птицы
покинули землю,
одна за одной.
Как будто все люди оставили землю
один за другим.
Как будто земля превратилась
в беззвучный музей тишины.

Так тихо, что музыку надо, как чье-то лицо,
вспоминать,
Так тихо, что даже тишайшие мысли
далёко слышны.
Так тихо, что хочется заново
жизнь начинать.
Так тихо…

Николай Некрасов — Тишина

1

Все рожь кругом, как степь живая,
Ни замков, ни морей, ни гор…
Спасибо, сторона родная,
За твой врачующий простор!
За дальним Средиземным морем,
Под небом ярче твоего,
Искал я примиренья с горем,
И не нашел я ничего!
Я там не свой: хандрю, немею,
Не одолев свою судьбу,
Я там погнулся перед нею,
Но ты дохнул — и сумею,
Быть может, выдержать борьбу!

Я твой. Пусть ропот укоризны
За мною по пятам бежал,
Не небесам чужой отчизны —
Я песни родине слагал!
И ныне жадно поверяю
Мечту любимую мою
И в умиленье посылаю
Всему привет… Я узнаю
Суровость рек, всегда готовых
С грозою выдержать войну,
И ровный шум лесов сосновых,
И деревенек тишину,
И нив широкие размеры…
Храм божий на горе мелькнул
И детски чистым чувством веры
Внезапно на душу пахнул.
Нет отрицанья, нет сомненья,
И шепчет голос неземной:
Лови минуту умиленья,
Войди с открытой головой!
Как ни тепло чужое море,
Как ни красна чужая даль,
Не ей поправить наше горе,
Размыкать русскую печаль!
Храм воздыханья, храм печали —
Убогий храм земли твоей:
Тяжеле стонов не слыхали
Ни римский Петр, ни Колизей!
Сюда народ, тобой любимый,
Своей тоски неодолимой
Святое бремя приносил —
И облегченный уходил!
Войди! Христос наложит руки
И снимет волею святой
С души оковы, с сердца муки
И язвы с совести больной…

Я внял… я детски умилился…
И долго я рыдал и бился
О плиты старые челом,
Чтобы простил, чтоб заступился,
Чтоб осенил меня крестом
Бог угнетенных, бог скорбящих,
Бог поколений, предстоящих
Пред этим скудным алтарем!

2

Пора! За рожью колосистой
Леса сплошные начались,
И сосен аромат смолистый
До нас доходит… «Берегись!»
Уступчив, добродушно смирен,
Мужик торопится свернуть…
Опять пустынно-тих и мирен
Ты, русский путь, знакомый путь!
Прибитая к земле слезами
Рекрутских жен и матерей,
Пыль не стоит уже столбами
Над бедной родиной моей.
Опять ты сердцу посылаешь
Успокоительные сны,
И вряд ли сам припоминаешь,
Каков ты был во дни войны,-
Когда над Русью безмятежной
Восстал немолчный скрип тележный,
Печальный, как народный стон!
Русь поднялась со всех сторон,
Все, что имела, отдавала
И на защиту высылала
Со всех проселочных путей
Своих покорных сыновей.
Войска водили офицеры,
Гремел походный барабан,
Скакали бешено курьеры;
За караваном караван
Тянулся к месту ярой битвы —
Свозили хлеб, сгоняли скот.
Проклятья, стоны и молитвы
Носились в воздухе… Народ
Смотрел довольными глазами
На фуры с пленными врагами,
Откуда рыжих англичан,
Французов с красными ногами
И чалмоносных мусульман
Глядели сумрачные лица…
И, все минуло… все молчит…
Так мирных лебедей станица,
Внезапно спугнута, летит
И, с криком обогнув равнину
Пустынных, молчаливых вод,
Садится дружно на средину
И осторожнее плывет…

3

Свершилось! Мертвые отпеты,
Живые прекратили плач,
Окровавленные ланцеты
Очистил утомленный врач.
Военный поп, сложив ладони,
Творит молитву небесам.
И севастопольские кони
Пасутся мирно… Слава вам!
Вы были там, где смерть летает,
Вы были в сечах роковых
И, как вдовец жену меняет,
Меняли всадников лихих.

Война молчит — и жертв не просит,
Народ, стекаясь к алтарям,
Хвалу усердную возносит
Смирившим громы небесам.
Народ-герой! в борьбе суровой
Ты не шатнулся до конца,
Светлее твой венец терновый
Победоносного венца!

Молчит и он… как труп безглавый,
Еще в крови, еще дымясь;
Не небеса, ожесточась,
Его снесли огнем и лавой:
Твердыня, избранная славой,
Земному грому поддалась!
Три царства перед ней стояло,
Перед одной… таких громов
Еще и небо не метало
С нерукотворных облаков!
В ней воздух кровью напоили,
Изрешетили каждый дом
И, вместо камня, намостили
Ее свинцом и чугуном.
Там по чугунному помосту
И море под стеной течет.
Носили там людей к погосту,
Как мертвых пчел, теряя счет…
Свершилось! Рухнула твердыня,
Войска ушли… кругом пустыня,
Могилы… Люди в той стране
Еще не верят тишине,
Но тихо… В каменные раны
Заходят сизые туманы,
И черноморская волна
Уныло в берег славы плещет…
Над всею Русью тишина,
Но — не предшественница сна:
Ей солнце правды в очи блещет,
И думу думает она.

4

А тройка все летит стрелой.
Завидев мост полуживой,
Ямщик бывалый, парень русский,
В овраг спускает лошадей
И едет по тропинке узкой
Под самый мост… оно верней!
Лошадки рады: как в подполье,
Прохладно там… Ямщик свистит
И выезжает на приволье
Лугов… родной, любимый вид…
Там зелень ярче изумруда,
Нежнее шелковых ковров,
И, как серебряные блюда,
На ровной скатерти лугов
Стоят озера… Ночью темной
Мы миновали луг поемный,
И вот уж едем целый день
Между зелеными стенами
Густых берез. Люблю их тень
И путь, усыпанный листами!
Здесь бег коня неслышно тих,
Легко в их сырости приятной,
И веет на душу от них
Какой-то глушью благодатной.
Скорей туда — в родную глушь!
Там можно жить, не обижая
Ни божьих, ни ревижских душ
И труд любимый довершая.
Там стыдно будет унывать
И предаваться грусти праздной,
Где пахарь любит сокращать
Напевом труд однообразный.
Его ли горе не скребет?-
Он бодр, он за сохой шагает.
Без наслажденья он живет,
Без сожаленья умирает.
Его примером укрепись,
Сломившийся под игом горя!
За личным счастьем не гонись
И богу уступай — не споря…

Аля Кудряшева — Тишина

Улица тонет в шуме
как руки в шубе
как тонет мир в нераскрывшемся парашюте
ладно, пока мы шутим,
пока пишу.
когда я умру, я знаю, о чем спрошу.

не о том, почему весной вылезают листья,
почему у самых красивых повадка лисья,
кто придумал письма,
где родились мы,
и зачем вода быстрей бежит под мостом.
я спрошу его о не о том

я спрошу, почему меня утешала мама,
заплетала косы, совала мелочь в карманы,
а если ругала — то уж всегда за дело,
а потом поседела,
почему не я, а ты решился решать,
что теперь я сама должна ее утешать.

почему я теперь всегда засыпаю поздно,
сплю в неудобной позе,
в странной архитектуре
в грязной клавиатуре,
почему после стука двери, щелчка ключа
я умею только молчать.

почему никто не слышит, как я пою,
как наливаю чай, как пишу статью,
пью, веселюсь, блюю,
воду на кухне лью,
кормлю кота отвратительным серым кормом,
он грызет покорно.

почему, когда я умру, еще пару дней
мне лежать среди неглаженных простыней,
потому что никто не придет, никто не просил их.
ждать звонка, носилок.
почему я всегда куда-то обращена
где самая стылая, тихая тишина.

Почему мне никому не сказать, о том, как
голубы у него глаза, как запястья тонки,
как смешно у него загибается воротник,
как искрятся лучи — от них
у людей золотятся брови, светлеют лица.
почему мне этим некуда поделиться.

Почему я собираю его по крошкам,
По дорожкам, по не мне подаренным брошкам,
По чужим рассказам, по индексу публикаций,
Этих мысленных аппликаций
Никогда не склеить даже в попытку целого,
Почему я всегда теряю самое ценное?..

почему мне никому не сказать, как странно
когда мы сидим, склонившись перед экраном,
как наши ладони встречаются на тачпаде,
сплетаются наши пряди,
почему, когда я могу украсть только час его,
я неистово, невозможно и страшно счастлива.

почему весна всегда пахнет лимонадом,
почему мне от него ничего не надо,
ветер лохматит волосы, треплет ветки,
дом мой ветхий.
солнце закатное красное, как креветка,
когда я умру, передай от него привет мне.

Почему мне никак не придумать, как с ним расстаться,
Почему мы уходим спать, заменяя статус,
Выходя из окон джаббера, аськи, скайпа,
выдыхая, будто бы отпуская,
Желая спокойной ночи тому, кто невидим.
Почему, мне кажется,
мы никогда
не выйдем?

Юрий Калугин — Счастье любит тишину

Как наше счастье любит тишину…
Спокойный взгляд и ласковое слово.
Не разорви тончайшую струну,
Чтоб одиноким не остаться снова.
Храни, лелей, оберегай всегда ,
Не дай зачахнуть без любви и ласки.
Тогда, прожив совместные года,
Любви, как прежде заиграют краски.

Не стоит счастье ставить на показ,
Завистников во все века хватало.
Придёт беда, поверь мне, и не раз.
А в доме тишины, как не бывало…
Цени того, кто рядом в трудный час.
Не убежал, не скрылся, не отрёкся.
Бывает в нашей жизни, что подчас,
На родственнике — взял, да и обжёгся.

Попробуй сгладить бестолковый спор,
Понять, простить за сказанное слово.
За свой порог не выноси весь сор,
Погибнет счастье глупо, бестолково.
Пускай подремлет, хоть разочек в всласть,
Оно поверь мне, тоже не двужильно,
В быту не дай зарыться и пропасть,
Ведь счастье устаёт, и очень сильно…

Возьми немного ноши на себя,
Увидишь, как глаза вдруг заискрятся.
Тебя обнимут ласково, любя,
Все чувства, что угасли, возродятся.
Забей из прошлого свою входную дверь,
Что будет дальше, впредь не беспокойся.
Тому доверься, кто с тобой ТЕПЕРЬ,
Своих кошмаров больше ты не бойся.

Укутай в плед , тихонько обними,
И нежно счастье поцелуй украдкой.
Роман лишь начат, в книгу загляни…
Мы снова жизнь отметили закладкой.
Как наше счастье любит тишину !
Пускай для многих это и не ново.
Любви своей не разорви струну,
Чтоб не остаться одиноким снова…

Не огорчайте окружающих своей радостью!
Любите и никогда не предавайте ТЕХ,
кто с вами рядом, ТЕХ, кто вам верит…

Павел Коган — И тишина густеет

И тишина густеет,
И бродят ломкие тени,
И в комнате чуть-чуть дымно
От трубок — твоей и моей…
И я достаю осторожно
Из ящика со стихами
Бутылку, наверно, рома,
А может быть, коньяку.
И ты говоришь, улыбаясь:
«Ну что же, выпьем, дружище!»
И ты выбиваешь о стол
Матросскую трубку свою.
И ты запеваешь тихо
(А за окошком ветер…)
Чуть грустную и шальную
Любимую песню мою.
Я знаю, ты бред, мой милый,
Ты дым, ты мечта, но все же,
Когда посинеют окна,
Когда тишина звенит,
Ты входишь, и ты садишься
Возле окна на кушетку,
Отчаянно синеглазый,
Решительный и большой.
Ты очень красив, мой милый!
И ты приносишь с собою
Запахи прерий и моря,
Радости и цветов.
И я улыбаюсь, я очень
Рад твоему приходу.
И ты говоришь: «Павлушка,
Дай закурить, браток…»
Ты говоришь иначе,
Ведь ты не умеешь по-русски,
Ведь ты как будто испанец,
А может быть, янки ты…
И это совсем неважно —
Я-то тебя понимаю,
И ты говоришь о буре,
О море и о себе.
И я тебе по секрету
Скажу, до чего мне грустно.
Скажу, до чего мне хочется
Тоже уйти с тобой.
Поверю свои надежды,
Которые не оправдались,
Скажу про длинные ночи,
Про песни, про ветер, про дым.
Мне так хорошо с тобою,
Мой милый, мой синеглазый…
Я все-таки чуть-чуть верю,
Что где-нибудь ты живешь.
Я просто мечтатель, милый,
Я просто бродяга по крови,
И как-нибудь легким маем
Я вслед за тобой уйду.
Неправда! Я просто трусишка,
Который от скуки мечтает.
И жизнь свою я кончу
Госслужащим где-нибудь здесь.
Но только мне очень грустно
Осенними вечерами,
Но только мне очень жутко
От этой густой тишины…
Мой милый, а может, все-таки
Ты где-нибудь проживаешь?
Быть может, я вру,
Быть может,
Я тоже могу уйти?..
Зайди же, я тебя встречу
Улыбкой и рукопожатьем,
И мы с тобою сядем
У стекол, глядящих в ночь.
Из ящика со стихами
Я вытащу осторожно
Бутылку, наверно, рома,
А может быть, коньяку.

Вы хотели бы позабавить себя и свое чадо? Или же привнести чего-нибудь милого и забавного в ваше мероприятие? Тогда как раз для вас созданы многочисленные стихи для детей смешные.

Согласитесь, что может быть чище и милее, чем детский смех? Ведь он всегда искренен – невинные дети ещё понятия не имеют о том, что такое обман. Стихи про детей – смешные, короткие, легко запоминаемые произведения, которые могут украсить собой любой семейный праздник. Они поднимут настроение и зададут тему для общения, ведь ничто так не объединяет людей так, как смех.

Выучить смешные стихи для детей ребенку не составит труда, короткие четверостишья быстро ложатся на язык, а понятный, незатейливый диалект точно не составит ему лишней сложности.

К тому же, на этом вы сможете изрядно сэкономить, ведь для их получения необходим лишь доступ в интернет. Зайдя на наш сайт, вы сможете найти огромный выбор произведений самых разных авторов. И все это абсолютно бесплатно и в любое, удобное для вас время дня и ночи. Опытные и проверенные писатели каждый день пополняют базу сайта новыми смешными стихами для детей, полное разнообразие и свобода выбора в ваших руках.

С точки зрения Кота

С точки зрения Кота –
жизнь понятна и проста:
Вовкин папа существует,
чтоб ходить Коту за рыбой,
Потому что сами рыбы
прыгнуть в миску не смогли бы;
Мама Вовки – ну, чтоб было
с кем дремать под телевизор,
А пожарная команда –
чтоб снимать Кота с карниза;
Кресло – чтобы драть обивку,
Шкаф – чтоб прятаться в него,
Только Вовка существует
не понятно для чего.
Он, по мнению Кота,
Очень вреден для хвоста!
А у порядочных Котов,
Знаете, не сто хвостов!

Нина Тарасова

Таракан

Жил в квартире Таракан,
В щели у порога.
Никого он не кусал,
Никого не трогал,
Не царапал никого,
Не щипал,
Не жалил,
И домашние его
Очень уважали.
Так бы прожил Таракан
Жизнь со всеми в мире.
…Только люди завелись
У него в квартире.

Рената Муха

Мой Дружок

Я Дружка учу считать:
— Сколько будет три плюс пять?
Мой Дружок прищурил глаз.
— Ну, пролай же восемь раз!
Он хвостом виляет.
Лаять — не желает…

Лаю сам. А он молчит.
Как такого научить?..

Я беру конфеток горсть.
У Дружка играет хвост.
— Сколько будет три плюс семь?
Ошалел Дружок совсем:
Прыгает, играет.
Лаять — не желает.

Лаю десять раз подряд, —
Ем фруктовый мармелад.

— Сколько будет два плюс два?
Не проси! Пролай сперва!
Сосчитай! Конфеты есть.
Будешь лаять — будешь есть!
Он не понимает.
Лаять не желает…

Лаю снова. Снова ем.
— Будешь без конфет совсем!

— От шести отнимем пять?
Ну, Дружок, Давай считать!
Отвечай-ка, не соврав!
— Гав!!!

Валерий Фурса

Привидений не бывает

Я скажу наверняка:
Привиденья – выдумка!
Вот уж точно – ерунда!
И нигде и никогда:
Ни по вторникам, ни в среду,
Ни у бабы, ни у деда,
Ни на море, ни в лесу,
Ни в двенадцатом часу
ПРИВИДЕНИЙ НЕ БЫВАЕТ!
Каждый школьник это знает.
Даже ветер завыва-а-а-а…
Привидений не быва-а-а-а…
И ужасной тёмной ночью
Нас никто пугать не хочет,
Ведь любое привиденье –
Просто недоразуменье!
И за шкафом… просто… тень,
А никак не привидень… привидень…
ПРИВИДЕНИЕ!
Ерундень… заблуждень…
За-блуж-де-ни-е!
ПРИВИДЕНИЙ НЕ БЫВАЕТ!!!
И никто там не вздыхает…
И ничьи там… не шаги…
Даже думать не моги!
И во тьме… никто… не рыщет…
Не хохочет… и не свищет…
И ничьи… там… не глаза…
Это просто показа-а-а-А-А!!!

Елена Евсеева

Пятнадцать толстых бабушек

Пятнадцать толстых бабушек
Стояли у забора,
Пятнадцать толстых бабушек
Смотрели на Егора.

А он хотел через забор
Перемахнуть, как птица.
А он хотел, как мухомор,
Сквозь землю провалиться.

Пятнадцать толстых бабушек
Его не обижали,
Пятнадцать толстых бабушек
Ему в лицо дышали.

Зачем он только предложил
Авоську донести?
Через дорогу бабушку
Хотел перевести…

Перевелись тимуровцы,
Как видно, на Руси.
А кто они такие – ты
У бабушки спроси.

Татьяна Шатских

Обиженный портфель

Портфель обиженно ворчал:
— Такой-сякой! Бездельник!
Куда он без меня умчал?
Сегодня ж — понедельник!

Взял мяч — и сразу за порог,
Меня швырнул под койку.
Все! Опоздали на урок.
Теперь получим двойку.

Бывало, бросит на пути,-
Лечу, куда попало.
Но чтобы в школу не пойти…
Такого не бывало!

Пусть в этом нет моей вины,-
Переживаю слишком.
А он сбежал — и хоть бы хны.
Вот так служить мальчишкам!

Уже и вечер за окном,-
Его все носит где-то!
Портфель еще не знал о том,
Что наступило лето.

Вера Капустина

Серёжа и гвозди

Сотpясается весь дом.
Бьет Сеpёжа молотком.
Покpаснев от злости,
Забивает гвозди.
Гвозди гнутся,
Гвозди мнутся,
Гвозди извиваются,
Hад Сеpёжею они
Пpосто издеваются —
В стенку не вбиваются.
Хоpошо, что pуки целы.
Hет, совсем дpугое дело —
Гвозди в землю забивать!
Тук! — и шляпки не видать.
Hе гнутся,
Hе ломаются,
Обpатно вынимаются.

В. Берестов

Помощница

У Танюши дел немало,
У Танюши много дел:
Утром брату помогала,—
Он с утра конфеты ел.

Вот у Тани сколько дела:
Таня ела, чай пила,
Села, с мамой посидела,
Встала, к бабушке пошла.

Перед сном сказала маме:
— Вы меня разденьте сами,
Я устала, не могу,
Я вам завтра помогу.

А. Барто

Макарона

Дали мальчику Антону
За обедом макарнону.
Макарона на тарелке
Свилась в узел, как змея.

Она выглядела страшно,
Но Антон её отважно
Продырявил тут же вилкой,
Только охнула семья!

— Дайте, — вымолвил Антоша, —
Макарону мне побольше!
Все с восторгом посмотрели
На него со всех сторон.

И медаль большую дали,
И картину написали,
Где он храбро побеждает
Стадо хищных макарон.

С. Востоков

Что случилось у котят?

Что случилось у котят,
Почему они не спят?
Почему буфет открыли,
Чашку новую разбили?

Уронили барабан,
Поцарапали диван?
Почему их лапки
Влезли в чьи-то тапки?

Молока разлили плошку,
Разбудили маму-кошку?
Почему порвали книжку?
Потому что ловят мышку.

В. Степанов

Даже сам факт учения стихотворения – уже хорошо для ребенка, ведь как раз в маленьком возрасте активно формируется его память. А то, что это ещё и смешные стихи для детей, позволяет делать вывод, что и чувство юмора у него начнет развиваться бурными темпами.

Сделайте маленький и очень трогательный сюрприз своим гостям, ваш выбор точно не окажется не одобренным. Если вы хотите устроить в свой праздник, то вы точно не оплошаете, ведь память ребенка, как ничто другое, впитывает в себя все знания и всю информацию об окружающем мире. Смешные стихи для детей – прекрасный выбор источника этой информации, и он доступен вам в любое время дня и ночи. Заходите к нам на сайт, выбирайте все, что вам понравится и разучивайте это вместе с ребенком! Это может ещё больше сблизит вас с ним, пока вы вместе пытаетесь выучить очередное стихотворение. Не медлите и не упускайте свой шанс, удачи вам.


Детские веселые стихи про лодку, лодочку и катание на лодке для дошкольников 5-6 лет
О. Жукова
Это чудо, если плот
Океан переплывет,
И, конечно, же для лодки
Лучше выбрать путь короткий.

Г. Дядина
В маленькой лодке
Всего два весла.
Эх, поскорей бы
Она подросла,
Стала большая,
СТОвеслая,
По-настоящему
Взрослая!
Лодка-пирога, как длинный пирог.
Только внутри не изюм, не творог.
Вместо грибов и капусты с яйцом
В ней папуас с разноцветным лицом.
Н. Зубарева
Лодка по волнам плывёт,
В лодке кукла Аня.
Не волнуйся за неё –
Волны плещут в ванне
В. Батура
Ветер дует в паруса.
Догоните, нуте-ка!
Лодочку я сделал сам –
Из коры и прутиков.
Паруса – листки блокнота,
Рей – сосновая игла.
Целый час над ней работал,
Чтоб по морю поплыла!
Е. Аксельрод
В первый раз
Веду я лодку.
Весла взял у папы.
Вывел лодку на середку.
Весла- точно лапы.
Им сердитая вода
Говорит:-Куда? Куда?
Что вы мне мешаете?
Что меня мешаете?
Лодку отгоняет
И вперед толкает.
Лодка очень рада,
Ей того и надо.
Стихотворение из сборника

В море мылся великан

Елена Аксельрод
Издательство: Самокат
Количество страниц: 80

Купить

в интернет магазине my-shop.ru
Ю. Симбирская
Очень маленькая лодка,
Ходит в море, как большая.
Даже штормовому ветру
Дуть в свой парус разрешает.
И легко ныряет в волны.
И вперёд летит упрямо!
Как же просто быть бесстрашной,
Если рядом с нею мама!
Плыть, дельфинов обгоняя,
Курсом прямо на восход…
Хорошо, что рядом мама!
Рядом мама — пароход!
Б. Заходер
Если мне подарят лодку,
Ялик, гичку, самоходку,
Барку или хоть байдарку,
Как я буду рад подарку!
Я согласен и на джонку,
Катер, яхту, плоскодонку,
На каяк, каноэ, ботик,
В крайнем случае на плотик..
Буду рад катамарану,
Оморочке и сампану.
Взял бы я охотно шлюпку
Или даже душегубку.
Лишь бы мне на вольной воле
Плыть и плыть в своей гандоле,
На вельботе, На пироге-
Плыть без горя и тревоги,
Лишь бы плыть и плыть часами:
Все равно- под парусами,
Иль с мотором, иль на веслах
В те края, где нету взрослых!
Повидаюсь с океаном,
Потягаюсь с ураганом
И вернусь обратно к маме-
Прямо к чаю с пирогами.
Г. Хамаль
Как-то в лодке плыли нотки:
До, ре, ми, фа, соль, ля, си.
А за лодкой, вслед за лодкой,
Тихо плыли караси.
«Что за чудная погодка!»
Говорили караси.
Но не слышали их в лодке
До, ре, ми, фа, соль, ля, си.
Песни в лодке распевали
До, ре, ми, фа, соль, ля, си,
А под лодкой танцевали
Озорные караси.
Раскачалась сильно лодка
И пошла нырком на дно.
Караси спасали нотки:
Си, ля, соль, фа, ми, ре, до
Е. Марычева
Летом жарким дома
Скучно оставаться…
Мы поедем в лодке
По реке кататься!
Разбегайтесь, волны,
От кормы высокой.
Ни конца — ни края
У реки широкой!
Много интересного
Мы здесь повстречаем.
Может, цаплю серую
В лодке покатаем…
Мы нарвем кувшинок
Под птиц веселых пение
И покормим рыбок
Крошками печенья.
Хороша ты, Волга,
Солнцем и туманом…
Подрасту немного,
Стану Капитаном!!!
В. Олейникова
Раз-два, взяли! Раз-два, дружно!
Лодку на воду столкнём.
В руки вёсла мы возьмём –
На рыбалку поплывём.
Попадётся на крючок
И карась, и чебачок,
Лещ, и окунь, и судак,
И ещё один чебак,
Сом, налим, сазан и щука,
А, быть может, и белуга.
Принесём улов домой
Сварим ужин мировой!
Я уху приправлю перцем,
Посолю от всего сердца,
Всех вас в гости приглашу
И на славу угощу!
Е. Шевцова
Лодку оставил рыбак у причала,
Тихо волна эту лодку качала,
Лунной дорожкой струился песок,
Южных цикад золотой голосок
Ровно звучал бесконечным мотивом,
В воздухе замерло все пред отливом.
Утром рыбак к своей лодке придет,
В синь бесконечную он уплывет.
П. Кашаев
Лодка лежала на берегу
И думала: может быть
Я когда-нибудь тоже смогу,
Смогу океан переплыть.
Ее мечты проплывали вдали,
Словно большой корабль…
Опять далеко уйдут корабли,
Оставив гавань с утра.
А лодке путь очень краткий дан:

Лишь только заря взойдет,-
На ней веснушчатый мальчуган
Рыбачить в пролив поплывет.
И пусть там спокойно течет вода,
И рыба не слишком клюет,
Но лодка радуется, когда
Мальчишка ее везет.
В. Конопленко
Первый моряк появился давно,
Сначала он в море увидел бревно,
Увидел, подумал, зачем-то поймал,
Ещё наловил и веревкой связал.
Мачту поставил из ветки недлинной,
Парус приладил из шкуры звериной,
Вместо руля – рулевое весло,
Ветер поднялся, и плот понесло.
Храбрый моряк управляется ловко,
Будет не скоро в пути остановка,
Плыть бы быстрее, да парус тяжелый,
Плот неуклюжий, путь невесёлый.
Думал моряк, как бы делу помочь,
Лодку придумал в ненастную ночь,
И оказалась хорошей идея –
Лодки и нынче вижу везде я.
Пилятся брёвна на ровные доски,
Строится корпус пузатый, не плоский,
Ставятся мачты и парус из хлопка,
Вот и готова надёжная лодка.
Парус белеет над морем волнистым,
Пахнет сосной и канатом смолистым,
Дальние дали зовут моряка,
Смело вперёд, в океан, сквозь века!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *