Севастопольский 24 а

Процесс родов: ЦПСИР. Жестокий, равнодушный и бесчеловечный.
Спустя 5,5 месяцев я все-таки нашла в себе силы вновь вспомнить весь тот ад, что произошел со мной в день рождения моего ребенка.
Предостережение для всех женщин, берегущих свое здоровье и здоровье своего малыша.
И так, в моей жизни что-то пошло не так и я, к огромному сожалению, пришла самостоятельно в Центр планирования семьи и репродукции (далее – ЦПСИР). Якобы, это достотачоно большой роддом и в него едут со всей страны, якобы. В дальнейшем, это сыграло со мной злую шутку. Из всего многообразия роддомов в столице я по странной причине, я пришла сюда – и до сих пор горько жалею.
На ведение беременности и в перспективе на роды, мною была выбрана врач, кандидат медицинских наук, Литвиненко С.А. Опытнейший врач, с кучей положительных отзывов и морем клиентов пациентов. Про ведение ничего писать не буду. Ничего необычного, все как везде. Здесь же мы поговорим, в общем о ЦПСИРе и конкретно про мои роды.
И так, долгожданный день ПДР. Все как по результатам всех анализов. Отмечу, что роды у меня первые. Начинают отходить зеленые воды. Я и мой супруг, как порядочные граждане, немедля ни секунды хватаем собранную сумку и мчим в роддом.
Замечательное приемное отделение – приятная тетечка, горестно спрашивает: «Что ж у тебя воды-то зеленые?» И несчастно так мотает головой. На мои округлившиеся глаза от еще большего ужаса, тетечка пожимает плечами Ладно, едем дальше. Врач в дежурном отделении, больно осматривая, выносит вердикт – раскрытия нет, ничего не готово, но воды зеленые. Звони Литвиненко. Ок, супруг позвонил (почему приемное отделение не в состоянии позвонить, дело было в ночи, изначально оговаривалось, что они сами звонят/не звонят Литвиненко). Тем временем, схватки нарастают с какой-то невероятной силой. В приемное отделение я поднялась уже с точными регулярными схватками по одной минуте раз в три минуты. Пройдя в свой род.блок, меня встретила одна из немногих адекватных людей в ЦПСИРе (без сарказма) – Золотова И.Ю., видя мой анамнез предлагает мне выпить таблетку для того чтобы пошло раскрытие, при этом объясняя мне зачем оно надо (схватки регулярные и воды зеленые). Я без раздумий соглашаюсь. Тем временем, меня подключают к КТГ и приказывают лежать. Хорошо, я лежу и жду таблетку, а также жду бумажку на согласие на эту самую таблетку. Золотова сообщает, что надо позвонить (ей) Литвиненко на этот счет. Хорошо, я продолжаю ждать, ворочаясь и крючась от боли на кровати. На часах уже полночь, наступило 18 сентября. Я вспоминаю все техники дыхания, пения и прочего что можно на кровати, но увы, боль не утихает не на секунду. Проходит время, про меня все конечно же забыли, действительно, ночь, все хотят спать, спасибо что не выходные, кому я нужна. Очень редко заходят акушерки, смотрят КТГ и молча уходят. А я все жду таблетку. В районе пол 4 ночи, меня стало мутить. Я отцепила КТГ (за что потом получила нагоняй) и стала ходить. Стоя, действительно все проходит легче. Не сильно, но все же лучше чем лежа. В итоге меня начало тошнить по полной программе. Далее, меня все-таки обратно вернули к КТГ в районе 4-ех утра. И устав от моих криков, одна милая акушерка с короткой стрижкой, дала мне свечки диклофенака и о чудо, на доли минут, мне стало немного легче. В общем никакой информации, только лежи и терпи. В 6 утра произошло чудо! Мне сделали эпидуралку! Спасибо анастезиологу, он попытался со мной пошутить и поговорить. За 6 часов – он первый кто хоть кто-то сделал вид что я тоже человек, пусть и рожающий. Я собрала волю в кулак, стиснула зубы и добрый дядя-анастезиолог с первого раза поставил катетер. Правда, перед этим радостно сообщил что от эпидуралки миллион побочек. И в 6 утра произошло счастье – я задремала на 2 часа, до 8 утра. Боль, как будто превратилась в одну большую схваткообразную волну, стала немного меньше и я на радостях, на боку, провалилась в дрему. Добрый дядя-анастезиолог выключил мне свет в палате, акушерка укрыла пледом. Уххх думаю я, как здорово то. Сил наберусь, отдохну. Вот так бы всегда рожать, думаю я!
В 7 утра, наконец-то, приехала Литвиненко С.А. Я видела ее сквозь дрему. Было очень приятно, что она приехала.
Почему я так помню время? Напротив меня висели часы и я четко запоминала время. Очень удобно.
В 8 утра, эпидуралка действовать перестала от слова совсем и все вернулось на круги своя. Мне ее конечно добавляли (уже другой анестезиолог) но она не действовала совсем. Схватки шли нон-стоп. Итого безводный период составляет уже 8 часов. Раскрытия нет, шейка не готова. Литвиненко чего-то ждет (чего?!). Примерно в 9.30-10, мне поставили капельницу. Я не знаю, что там было, но походу это окситоцин. Началось кровотечение. По словам Литвиненко это норма. Ну пусть будет так. Постепенно, началось раскрытие.
В районе 10.30-11 по КТГ что-то пошло не так. Вокруг меня начали бегать какие-то люди и их становилось все больше. В процесс даже включилась зав.отделением Устинова.
Это я уже потом узнаю, что у моего ребенка началась гипоксия, депрессия 1 степени и он наглотался мекония.
Дальше Литвиненко взяла безумный анализ крови из головки малыша, все говорили что это анализ на дистресс-плода. Получилось у нее не с первого раза,сначала одной иголкой тыкала в меня, потом взяла толи побольше, толи поменьше и все-таки взяла анализ.
Вердикт в 12 часов дня: «Ребенок страдает. Надо делать кесарево. У нас есть полчаса. А ребенку нужно еще 2 часа». Сказать что я охренела, ничего не сказать. Повезли меня в операционную с раскрытием 8 сантиметров.
Почему не начали стимуляцию сразу? Почему довели до состояния ЧП? Что это блин за мода на естественность.
И дальше в операционной начался цирк. Положили меня на левый бок и скрутили. Очень крепко меня крутила хамоватая медсестра, относительно молодая. К сожалению, я не запомнила ее имя и фамилию анестезиологов и очень жаль.
Первый анестезиолог тыкал-тыкал-тыкал в меня и все не мог попасть. Не находил место для укола. Скручивали меня уже все, чтобы этот чудо-врач все-таки нашел место для укола – не нашел. Сменил руку, вступила в дело женщина. Точно также. Тыкают, тыкают. И ничего. 20 минут потеряли просто так. В момент проведения пыток, врачи-анастезиологи, позволяли себе комментарии в мой адрес, всячески унижая меня и принижая меня как личность, из серии: «Что у нее со спиной?», «У вас проблемы со спиной», «Ты ноги чувствуешь или нет (конечно чувствую!)?». И все в таком духе.
Стоп. Что? Ало, перед вами мне сделали прекрасно эпидуралку. Попали с первого раза без страданий. Далее, я молодая здоровая девушка, которая живет в столице и обследованная с головы до пят. Проблемы со спиной? Вы серьезно? Мне в тот момент казалось, что это все злая шутка и происходит не со мной.
Как итог, мне сделали общий наркоз. Я подышала воздухом и отрубилась.
К сожалению, мне не приложили малыша к груди и такого важного, первого контакта у нас не было. Я настолько сильно хотела его увидеть, что мне кажется, что его поднесли к моему лицу. Но это не точно, поскольку я была без сознания, но мне показались очертания малыша перед лицом и я начала приходить в себя. Слева шьет Литвиненко, справа стоит Устинова.
Дальше был дикий отходняк. Операцию провели в районе 12.30, а заставили встать уже в 18 часов. Не плохо, для человека, который перенес полостную операцию на полном раскрытии. Как я кричала от боли, слышал, кажется, весь ПИТ.
Я все пыталась узнать, что с моим ребенком. Никто ничего не говорит. Вообще. Единственная инфа от Литвиненко: «Все нормально. Все хорошо».
А в это время, малыш под капельницей, в кювезе и с риском пневмонии, поскольку наглотался мекония. И это, по мнению г-ж Литвиненко нормально. Вы там вообще в себе? И мне никто не говорит ровным счетом ничего, хотя я у каждого прошу хоть какой-то информации.
Ладно, 19 сентября, в районе 10 утра, я скатилась с койки, и буквой Г поползла в детское. Такие простые действия заняли у меня кажется минут 45-55. В детском меня отругали, что я пришла не во время (ага, конечно, я же хожу к вам каждый день и знаю поминутно ваш распорядок. Я приползла к ребенку алоооооо!!!!! Я его не видела вооообще!!!! Я имею полное право на него хотя бы посмотреть!!!!). Но все равно спасибо, я хоть пару минут постояла с малышом в кювезе рассмотрела его. И поползла обратно.
Спустя время, пришла на удивление толковая врач-неонатолог. Более-менее прояснила ситуацию, спасибо, засчитано.
И вот долгожданное 20-е число. Я уже в корсете тащусь забирать малыша. Захожу в детское, а он там в своей каталке один на все помещение лежит. Отмечу, ребенок у меня первый и мне бы хотелось чтобы мне показали как его брать на ручки. Прошу медсестру, так и так, помогите, я боюсь брать на ручки (да, это сейчас это смешно, когда я могу одной рукой брать малыша, второй рукой делать свои дела, научилась САМА). На что получаю вполне логичный ответ: «У нас обход. Жди, придут к тебе». Спойлер, никто ко мне естественно не пришел, ну а «четакова». Ну ок, едем в палату. И вот я нахожусь в роддоме (!) и сижу на ютубе и смотрю ролики как брать малыша на ручки. И это совсем не смешно. Я начинаю плакать от безысходности, потому что всем наплевать на меня и на моего ребенка.
Ну ничего. Я баба сильная и смелая. Я все-таки взяла малыша на ручки. Очень аккуратно и осторожно, словно хрустальную туфельку. Делала это долго, в надежде что придут.
Спасибо консультанту по ГВ, она пришла и помогла малышу взять грудь. Ок, придраться не к чему. Захватил сразу и правильно.
Наверно не стоит писать что мне ставили неработающий катетер?
Выписку планировали на 22 сентября, на воскресенье.
Малыш со мной, я считаю часы когда покину данное заведение. Но ЦПСИР просто так не сдается!
Поздний вечер 21 сентября. Прибегает детская медсестра (блондинка, на удивление тоже нормальная, она мне много чего показала) и говорит: «Плохой анализ мочи. Повышены лейкоциты. Собираем новый анализ».
ЦПСИР! Я тебе этого не прошу никогда! Когда она мне это сказала, у меня начало чесаться все тело. Следы на спине остались до сих пор! У нас был риск пневмонии и тут плохой анализ!
А знаете в чем самый эпик этой дичи? В том что с анализом было все в порядке!!!
Просто в данной забегаловке, старое оборудование, на котором смотрится анализ. И иногда, оно «сдает». Нормально? Вы понимаете что у них совковое оборудование? Которое работает через раз. И это, неуважаемый ЦПСИР, мне сказали Ваши же работники!
Не, ну а «четакова». Ну пересдадут анализ. Ну подумаешь мамашка поседеет лишний раз.
И с нашим анализом, в итоге, было все в порядке!
Ваши специалисты, сделали все, чтобы я больше никогда не захотела переступать порог, не только вашего, но и любого роддома.
Ну, администрация ЦПСИР, я жду Ваших комментариев и оправданий, о том, что врачи действуют в рамках протокола бла-бла-бла, а анестезиологи у Вас с высочайшей квалификацией, и в моем случае надо было действовать быстро.
Я Вас внимательно слушаю.
Без уважения, С.Е.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *