Расстрельный список препаратов

Обновленный вариант Перечня основных диагностических средств включает 46 общеклинических тестов, которые могут использоваться как при оказании стандартной помощи пациентам, так и при выявлении и диагностике широкого диапазона патологий, а также 69 специальных тестов, предназначенных для выявления, диагностики и отслеживания конкретных заболеваний.

Ключевые изменения

Добавлены препараты для терапии 5 онкозаболеваний:

  • меланомы: ниволумаб и пембролизумаб;
  • множественной миеломы: бортезомиб, леналидомид, талидомид, мелфалан;
  • рака легких: эрлотиниб, афатиниб и гефитиниб;
  • рака предстательной железы: абиратерон;
  • лейкемии (у взрослых и детей): 1) при остром промиелоцитарном лейкозе – пероральные препараты мышьяка; 2) при остром лимфобластном лейкозе – пэгаспаргаза.

Антибиотики

  • Комитет экспертов рекомендовал включить 3 новых недавно зарегистрированных антимикробных препарата для лечения мультирезистентных инфекций, вызванных патогенными микроорганизмами, включая цефтазидим+авибактам, меропенем+ваборбактам и плазомицин.
  • Взрослым и детям рекомендовано эмпирическое назначение антибиотиков на 1-м и 2-м этапах выбора при кишечных инфекциях, для профилактики возникновения инфекций в области хирургического вмешательства и при прогрессирующем апикальном пародонтальном абсцессе, включая добавление препарата цефуроксим (для профилактики хирургических инфекций).
  • Антибиотики группы доступа представлены 19 препаратами, включая амикацин, амоксициллин, амоксициллин + клавулановая кислота, ампициллин, бензатина бензилпенициллин, бензилпенициллин, цефалексин, цефазолин, хлорамфеникол, клоксациллин, доксициклин, гентамицин, метронидазол, нитрофурантоин, феноксиметилпенициллин, бензилпенициллин прокаин, спектиномицин, сульфаметоксазол + триметоприм.

Противотуберкулезные препараты

  • Рекомендованы меропенем и амоксициллин + клавулановая кислота для взрослых и детей.
  • Также добавлены несколько новых лекарственных форм для препаратов, применяемых детьми. Среди них: циклосерин, этамбутол, этионамид, изониазид, левофлоксацин, линезолид и моксифлоксацин.
  • Комитет рекомендовал добавить бедаквилин в перечень для детей 6 лет и старше для лечения мультирезистентной формы туберкулеза.

Другие изменения

  • Для профилактики инсульта ВОЗ добавила такие пероральные антикоагулянты, как дабигатран, ривароксабан, апиксабан, эдоксабан, в качестве альтернативы варфарину при лечении фибрилляции предсердий и тромбоза глубоких вен.
  • Кроме того, для предотвращения послеродового кровотечения в перечень внесен термостабильный карбетоцин.
  • Комитет экспертов рекомендовал добавить в основной список взрослых следующие 4 комбинированных препарата для лечения артериальной гипертензии (АГ) – амлодипин + лизиноприл, лизиноприл + гидрохлоротиазид, амлодипин + телмисартан, гидрохлоротиазид + телмисартан.
  • ВОЗ добавила препарат алтеплаза для пациентов с диагнозом «острый ишемический инсульт» в дополнительный перечень для взрослых.

В Перечень основных лекарственных средств включены не все представленные на рассмотрение Комитета ВОЗ позиции. В частности, эксперты отклонили заявку на включение препаратов для пациентов с рассеянным склерозом. Также комитет рекомендовал не включать в перечень метилфенидат для лечения синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) ввиду обнаруженных недостатков при оценке положительного воздействия препарата.

В Перечень основных диагностических средств включили 12 тестов для обнаружения широкого спектра солидных опухолей, таких как рак толстой кишки, печени, шейки матки, простаты, молочной железы и герминогенные опухоли, а также лейкемии и лимфом. Для содействия правильной диагностике раковых заболеваний в перечень внесен новый раздел, охватывающий патологоанатомические исследования; такие услуги должны предоставляться в условиях специализированных лабораторий. Другим нововведением стал раздел, содержащий исследования, предназначенные для скрининга донорской крови.

Зачем этот текст. От автора
С самого начала пандемии коронавируса россияне читали новости о том, что новое, плохо изученное заболевание можно вылечить старыми и хорошо известными препаратами. Нам внушали: «Арбидол» показал эффективность против коронавируса», «коронавирус можно вылечить уральским препаратом «Триазавирин».
Люди сметали эти лекарства в аптеках, а российские больницы тратили на них бюджетные миллионы.
И никого не смущало, что у большинства рекламируемых лекарств нет доказанной эффективности не только при коронавирусе, но и вообще при каких-либо заболеваниях.
Для доказательства эффективности препарата требуется серия двойных слепых рандомизированных плацебо-контролируемых исследований: тестирование на тысячах человек, где эффект препарата будет сравниваться с эффектом от использования откровенной пустышки — плацебо. Результаты этих исследований, если они успешны, публикуются в научных журналах и обобщаются во всемирно признанных источниках обзоров: Cochrane, литературной базе данных MEDLINE, справочниках типа Rxlist.
У препаратов-пустышек таких исследований и публикаций, как правило, нет.
«Новая газета» проанализировала госзакупки лекарств с начала 2020 года. Мы обнаружили, что на препараты с недоказанной эффективностью потрачено 1 619 295 682 бюджетных рубля.
Как россиян лечат молекулами молочного сахара, кто зарабатывает на неэффективных лекарствах, и кто их лоббирует? Что сами врачи думают об использовании таких препаратов?
Необходимое предупреждение: перед примененим любых лекарств консультируйтесь с врачом.
Часть 1. Вирусные противовирусные
Медикаментозное лечение любых вирусных инфекций — отличительная черта постсоветской медицины. В западных странах не только ОРВИ, но и легкие формы гриппа рекомендуют лечить покоем, полосканием и обильным питьем. Эффективных препаратов от «обычной простуды» не существует, подчеркивают медики.
В России же противовирусные средства — лидеры продаж в аптеках. Согласно исследованию DSMGroup, в 2018 году два из десяти самых продаваемых в розницу лекарств — от ОРВИ: «Кагоцел» (объем продаж — 6,7 млрд рублей), «Ингавирин» (6,1 млрд рублей). Ни одно из этих лекарств не имеет доказанной по международным стандартам эффективности.
В Европе и США об иммуномодуляторах (противовирусных препаратах) никто не слышал. А в России их закупают не только надеющиеся на чудо пациенты, но и госучреждения.
Так на закупку «Ингавирина» с начала 2020 года российскими больницами было потрачено 46 801 712 рублей. Среди лидеров по госзакупкам — противовирусные препараты «Арбидол» (270 265 857 рублей) и «Кагоцел» (30 694 754).
С началом пандемии объем закупок за счет бюджета вырос в разы, и не без помощи государства.
Нанопрепарат
20 марта Департамент здравоохранения Москвы опубликовал пособие по лечению и профилактике коронавирусной инфекции, в котором «Кагоцел» позиционировался как лекарство для профилактики COVID-19. «Проводится семидневными циклами. 2 дня по 2 таблетки один раз в день, 5 дней перерыв, затем цикл повторить. Длительность профилактического курса от 1 недели до нескольких месяцев», — говорится в пособии.
Следуя рекомендациям департамента, больницы начали закупку «Кагоцела»: с 20 марта состоялось 179 аукционов на общую сумму 26 326 608 рублей. При этом медики сомневаются, что лекарство действительно помогает.
— Никаких данных качественно проведенных рандомизированных исследований по «Кагоцелу» нет. Ключевые работы по тестированию этого препарата нигде не опубликованы. На мой взгляд, он неэффективен при лечении не только коронавируса, но и любых других вирусных инфекций, — говорит врач-терапевт, кандидат медицинских наук Ярослав Ашихмин.
С ним согласен эпидемиолог, доктор медицинских наук и вице-президент Общества специалистов доказательной медицины Василий Власов. Он отмечает, что данных о рандомизированных исследованиях (РКИ) «Кагоцела» в международных источниках нет. В российских же журналах упоминается всего два РКИ, к которым есть серьезные вопросы:
участников испытаний было мало — 81 и 60 (в испытаниях по международным стандартам обычно участвуют 3000 пациентов и более — в зависимости от плана исследований);
участники знали, какой препарат испытывается;
и у 71% участников первого испытания температура нормализовалась в первый же день приема «Кагоцела» (хотя препарат не жаропонижающий).
По мнению эпидемиолога Власова, не доказана не только эффективность «Кагоцела», но и его безопасность: «Действующие вещества «Кагоцела» — карбоксиметилцеллюлоза (КМЦ) и госсипол. Госсипол в свободном виде токсичен и обладает эффектом долговременного угнетения сперматогенеза у мужчин.
Производители «Кагоцела» утверждают, что токсичность этого компонента значения не имеет, так как в препарате он содержится не в свободном, а в «связанном» виде. В подтверждение приводят данные экспериментов на мышах.
Однако экстраполировать эти данные на людей — невозможно. Мы не можем утверждать, что «Кагоцел» опасен для человека, но в то же время не имеем доказательств его безопасности».
По мнению Ярослава Ашихмина, речь в случае с «Кагоцелом» идет скорее не о лечении больных, а о ведении бизнеса. Производитель препарата, ООО «Ниармедик Фарма», — одна из крупнейших фармкомпаний страны (выручка в 2019 году — 5,35 млрд рублей). Предприятие входит в группу компаний «Ниармедик», которую возглавляет руководитель отдела иммунологии научно-исследовательского института им. Н.Ф. Гамалеи Минздрава РФ Владимир Нестеренко.
У «Кагоцела» хорошие лоббисты: эффективность препарата в своем блоге отстаивал, например, гендиректор «Роснано» Анатолий Чубайс.
Возглавляемая им госкорпорация в 2011 году даже купила долю (34,45%) в «Ниармедик фарма» за 1,3 млрд рублей (в 2013 году продала ее обратно фармкомпании за 2,3 млрд). Ничего личного, только бизнес…
— Аргумент департамента здравоохранения Москвы насчет рекомендации «Кагоцела» такой: «Нам же нужно чем-то коронавирус лечить». Ну если «чем-то», то почему не птичьим пометом? — спрашивает Ашихмин. — Результаты, полученные в пробирке, далеко не всегда транслируются на человека. Если вам говорят, что с помощью «Кагоцела» коронавирус подавляется в пробирке на куриных эмбрионах, это совсем не значит, что он будет подавляться и у людей. Если на куриные эмбрионы насыпать соду, то коронавирус на них тоже будет подавляться. Но сода — не лекарство от ковида.
В Департаменте здравоохранения Москвы на запрос «Новой газеты» о степени эффективности «Кагоцела» при коронавирусе не ответили.
Чей надо препарат
Другой активно продвигаемый во время пандемии препарат, «Арбидол», в рекомендации Департамента здравоохранения Москвы не попал. Зато попал в рекомендации рангом выше — Минздрава РФ. И это — несмотря на то, что еще в 2007 году Формулярный комитет Российской академии медицинских наук рекомендовал «немедленно изъять» его из перечня лекарственных средств, как устаревший препарат с недоказанной эффективностью.
В 2020 году из российского бюджета на «Арбидол» было потрачено 270 265 857 рублей.
— В отличие от «Кагоцела», «Арбидол» — препарат старый (изобретен в 1974 году — И.Ж.), и должен бы быть хорошо исследован. Однако единственное его серьезное рандомизированное клиническое исследование было по каким-то причинам прервано, — говорит Василий Власов. — Вроде бы, оно показало совершенно незначительный положительный эффект препарата, который невозможно брать в расчет.
В феврале-марте этого года в Китае на базе Восьмой народной больницы Гуанчжоу был проведен эксперимент, в ходе которого 35 пациентам с коронавирусом давали «Арбидол», 34 — комбинацию «Лопинавир+Ритонавир», а 17 — не давали противовирусных препаратов. Медики не обнаружили существенного влияния препаратов на течение болезни: у 23,5% пациентов, принимавших «Лопинавир+Ритонавир» и у 8,6%, принимавших «Арбидол», заболевание перешло из умеренной формы в тяжелую. Среди тех, кто не принимал противовирусных, таких пациентов было 11,8%. При этом медики выявили у принимавших препараты пациентов побочные эффекты: диарею, тошноту и снижение аппетита. У пациентов, не принимавших противовирусных, таких проблем не возникло.
И «Арбидол», и «Лопинавир+Ритонавир» были включены в рекомендации Минздрава РФ для лечения коронавируса (последний из-за неэффективности исключили лишь 3 сентября 2020 года). При этом в рекомендациях говорится, что достоверных данных об эффективности этих лекарств не имеется.
— Мы не можем утверждать, что «Арбидол» — пустышка, но можем с уверенностью говорить, что доказательств его эффективности нет, и по какой-то причине производитель на протяжении многих лет не проводит качественные исследования препарата, — говорит Ярослав Ашихмин.
Производитель «Арбидола» (умифеновира), компания «Отисифарм», в 2013 году была выделена из фармацевтического гиганта «Фармстандарт».
Оба предприятия принадлежат миллиардеру Виктору Харитонину, которого СМИ связывают с супружеской парой — экс-министра промышленности Виктора Христенко и экс-министра здравоохранения РФ Татьяны Голиковой (сейчас — вице-премьер, возглавляет Штаб по противодействию коронавирусу в России).
Бывшие замы Христенко Андрей Реус и Андрей Дементьев ведут с Харитониным совместный бизнес (АО «Генериум»). В бытность Голиковой министром, «Арбидол» был включен в список Жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП). Сам миллиардер в интервью журналу Forbes (единственном за всю жизнь) на вопрос о связях с Христенко заявил: «Виктор Борисович был идеологом стратегии развития отрасли «Фарма 2020″, мы как самые крупные производители были вовлечены в разработку, поэтому общались и продолжаем общаться по сей день».
Общая чистая прибыль фармацевтических компаний Виктора Харитонина в 2019 году — 27 млрд 070 млн 860 тысяч рублей.
В популяризации «Арбидола» на российском рынке свою роль сыграл даже президент Путин. В 2010 году в ходе рабочего визита в Мурманск он в сопровождении журналистов внезапно зашел в аптеку и поинтересовался наличием и стоимостью «Арбидола». После этого продажи лекарства резко выросли: если за весь 2009 год они составили 5,5 млрд рублей, то за первое полугодие 2010-го — 7,6 млрд.
Министерство здравоохранения РФ на неоднократные запросы «Новой» об эффективности «Арбидола» не ответило.
Так говорил губернатор
Самый откровенный пример лоббирования чиновниками препарата с недоказанной эффективностью — пост в Instagram свердловского губернатора Евгения Куйвашева от 28 апреля 2020 года: «Основываясь на эмпирических наблюдениях и статистических показателях больных в Свердловской области, мы видим различия в характеристиках исходов болезни (коронавируса) с другими регионами. Единственное различие — ПРИМЕНЕНИЕ «ТРИАЗАВИРИНА» У ВСЕХ ПАЦИЕНТОВ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ. Также отмечу, что не было побочных явлений.
В этой связи, Минздрав региона порекомендовал «Триазавирин» в качестве профилактического средства для врачей, находящихся в контакте с больными <…> На сегодняшний день, по моему распоряжению, закуплено 150 тысяч упаковок «Триазавирина» для наших больниц».
На госзакупки препарата с начала пандемии было потрачено 21 479 289 рублей.
Интересно, что в своем посте губернатор несколько раз признавал, что доказанной эффективности «Триазавирин» не имеет, но при этом подчеркивал: «На войне все средства хороши».
Кому война, а кому и чистая прибыль. «Триазавирин» производится на Новоуральском заводе «Медсинтез», которым владеют братья Денис и Александр Петровы (последний — через подконтрольное ООО «Инвестфармгрупп»).
Отец владельцев завода — депутат Госдумы от «Единой России», член комитета ГД по охране здоровья Александр Петров.
«Зарегистрировано и разрешено»
При подготовке материала «Новая газета» отправила 5 запросов в различные медучреждения, закупившие в 2020 году противовирусные средства с недоказанной эффективностью. Мы интересовались, считают ли сами участники закупок эти препараты работающими.
Ответил только начальник медико-санитарной части № 48 ФСИН России Андрей Семенов. Медсанчасть в июне этого года закупила «Римантадин» на 46 897 рублей (Формулярный комитет РАМН еще в 2007 году рекомендовал отозвать препарат из продажи как «устаревший и имеющий недоказанную эффективность»).
«Решение о приобретении «Римантадина» было принято в связи с тем, что данный препарат зарегистрирован на территории Российской Федерации и разрешен к использованию для профилактики и раннего лечения гриппа у взрослых и детей старше 1 года», — сообщил Андрей Семенов.
Часть 2. Особый медицинский путь
Чисто российская болезнь
Дисбактериоз — страшное заболевание, существующее только на территории России. В западных странах о нем не слышали.
Диагноз прописан в приказе Минздрава РФ № 231 от 9 июня 2003 года «Об утверждении отраслевого стандарта «Протокол ведения больных. Дисбактериоз кишечника».
— Врачи, придерживающиеся принципов доказательной медицины, не любят затрагивать тему микрофлоры, потому что разговоры о ней, увы, приводят к массовой закупке людьми пробиотиков, которые, похоже, не работают, — говорит Ярослав Ашихмин. — Есть очень серьезный разрыв между тем, что происходит в кишечнике, между жизнью флоры, и тем, можем ли мы на это повлиять. Ключевую роль для человека играет та флора, которая расположена между ворсинками кишечника. Заселить ее пробиотиками практически невозможно, она защищена биопленкой.
Несмотря на недоказанную эффективность пробиотиков, госучреждения с начала 2020 года закупили их на 112 158 573 млн рублей. Лидеры — «Бифиформ» (28 153 069), «Линекс» (28 096 686) и «Бифидум» (26 986 050).
— Флора, очевидно, сильно влияет на иммунную систему. Но как именно это происходит, сказать крайне сложно. Потому что для понимания механизма влияния нужно, грубо говоря, вырезать кусок кишки и достать иммунные клетки оттуда. Клетки из периферической крови, которую берут из вены, в данном случае не показательны. Известно, что флора может выделять токсины. Причем о некоторых из них мы узнали совсем недавно. Например, триметиламиноксид — пациенты с инфарктом, у которых много этого токсина, умирают в шесть раз чаще, чем те, у кого его мало. Флора может влиять на сосуды. Возможно, именно в ней лежит корень гипертонии, атеросклероза, эмоциональных расстройств.
Исследование микрофлоры, отмечает Ашихмин, — одно из самых перспективных и активно развивающихся направлений современной медицины. Но в настоящий момент до создания эффективных препаратов далеко.
Интересный факт — на официальном сайте препарата «Линекс» о дисбактериозе говорится:
«Несмотря на свою широкую известность, понятие это довольно спорное: одни ошибочно считают его болезнью, другие — вовсе отрицают его существование».
От всего
Препараты с недоказанной эффективностью в России используют не только при инфекционных заболеваниях или болезнях желудочно-кишечного тракта.
На рынке госзакупок популярны, например, гепатопротекторы — лекарства для печени. На приобретение «Адеметионина» («Гептрал» / «Гептор») с начала года из бюджета потратили 374 млн рублей, на препараты на основе эссенциальных фосфолипидов — 183,5 млн рублей. Собеседники «Новой газеты» в медицинском сообществе при этом считают, что ни один из гепатопротекторов не проходил необходимых исследований.
Не обладают доказанной эффективностью и популярные у россиян муколитики («Бронхипрет», «Геделикс», «Пертуссин»): ни один из этих препаратов не рекомендован ВОЗ, серьезных рандомизированных исследований они не проходили.
С помощью препаратов с недоказанной эффективностью пытаются лечить мигрени, деменцию, герпес, панкреатит. В 2012 году министр здравоохранения Вероника Скворцова в интервью «Коммерсанту» заявила, что препараты с недоказанной эффективностью будут выведены с рынка в течение двух лет. На дворе — 2020-й.
Часть 3. Развести бюджет
Препараты с недоказанной эффективностью стоит отличать от препаратов, которые не могут работать в принципе. Например, от гомеопатии. Неэффективность последней утверждена в меморандуме № 2 комиссии РАН по борьбе с лженаукой. Однако наивно думать, что государство не расходует на нее деньги налогоплательщиков.
— Гендиректор «Материа-медика» Олег Эпштейн, член-корреспондент РАН, сделал ребрендинг гомеопатии. Он заявил, что препараты компании — не гомеопатические, а релиз-активные. Хотя по сути это одно и то же, те же разведения. Просто ввел в обиход новое слово, и это сработало на рынке, — говорит Ярослав Ашихмин. — Препараты «Материа-медика» рекламировали многие ученые, в том числе известные — например, академики РАН Владимир Ивашкин и Дмитрий Пушкарь. Выпускались «научные» статьи, в которых говорилось об эффективности релиз-активных препаратов.
В октябре 2019 года комиссия РАН по борьбе с лженаукой подготовила доклад о псевдонаучных публикациях четырех ученых: помимо уже упомянутого главного внештатного специалиста-уролога Департамента здравоохранения Москвы Дмитрия Пушкаря, в поле зрения комиссии попали профессор Сеченовского университета Юрий Аляев, завкафедрой нервных болезней Сеченовки Владимир Парфенов, замдиректора Научного центра неврологии Маринэ Танашян. У них были обнаружены публикации об эффективности «релиз-активных» препаратов «Импаза», «Афалаза» и «Диваза», выпускаемых «Материа-Медика».
В докладе РАН говорилось, что концепция релиз-активности противоречит фундаментальным законам естествознания.
«Разведения столь высоки, что в готовых лекарственных препаратах не остается ни одной молекулы исходного вещества <…> никакое свойство вещества не может проявляться отдельно от его молекул <…>
Концепция «релиз-активности» должна быть безоговорочно отклонена, а разрабатываемые на ее основе лекарственные средства не должны применяться в рамках научно-обоснованной медицины».
«Материа-медика» подвергалась обструкции научного сообщества и до этого. В 2018 году Министерство образования и науки РФ присудило компании антипремию «за самый вредный лженаучный проект».
Однако позиции РАН и Минобразования не остановили расходование бюджета на релиз-активные препараты: с начала 2020 года российские медучреждения потратили на «Ананферон» 1,6 млн рублей, на «Тенотен» — 577 291 рубль, на «Эргоферон» — 1,3 млн.
Получить комментарий «Материа-медика» «Новой газете» не удалось: компания не ответила ни на звонки, ни на письменный запрос. В 2019 году, комментируя РБК выводы комиссии РАН, пресс-служба «Материа-Медика» заявляла: «Позиция комиссии нам хорошо известна. Ее отдельные члены с упорством, достойным искреннего удивления, отрицают подтвержденные многочисленными исследованиями эффекты релиз-активности».
Хотя неэффективность гомеопатии была доказана задолго до появления «релиз-активных» препаратов, лекарства, открыто позиционирующие себя как гомеопатические, также закупаются за счет бюджета.
«Афлубин» — 3 закупки на 7 320 рублей
«Стодаль» — 1 закупка на 99 063 рубля
«Траумель» — 3 закупки на 1 503 498 рублей
И даже одну упаковку «Оциллококцинума» за 886 рублей в медсанчасть МВД Татарстана купили.
Часть 4. Куда летит «Спутник»?
Благодаря «Арбидолу» и «Кагоцелу» Россия — антивирусный флагман планеты (на Западе простуду, напомним, по старинке лечат покоем и обильным питьем). Поэтому нет ничего удивительного, что страна первой в мире зарегистрировала вакцину от коронавируса — «Спутник V».
Испытания, по информации с официального сайта, были проведены «на различных видах лабораторных животных, в том числе на 2-х видах приматов». Также в них приняли участие две группы по 38 добровольцев.
«Все добровольцы хорошо перенесли испытания, не было зарегистрировано непредвиденных и серьезных нежелательных явлений, вакцина индуцировала формирование высокого как антительного, так и клеточного иммунного ответа. Ни один участник нынешнего клинического испытания не заразился коронавирусом после введения вакцины», — говорится на сайте. Здесь же говорится о том, что третья фаза испытания вакцины, в которой должны принять участие более 40 тысяч человек, начата 24 августа. Но еще не завершена. Третья фаза обязательна, она должна подтвердить эффективность и безопасность вакцины.
— История с вакциной от коронавируса очень ярко показывает, как у нас появились препараты с недоказанной эффективностью, — утверждает невролог, медицинский директор сети Lahtaclinic Никита Жуков.
— Мы на весь мир говорим: «Вот, мы сделали вакцину». А мир нас спрашивает: «Ребята, а где третья фаза испытаний?» А мы в ответ: «Да ладно вам, у нас вон 300 препаратов есть, которые мы 30 лет без всяких испытаний используем».
О недоказанной эффективности российской вакцины говорили и сами фармацевты: 10 августа Ассоциация организаций клинических исследований обратилась к министру здравоохранения РФ Михаилу Мурашко с просьбой отложить регистрацию вакцины до успешного прохождения ею всех испытаний. «Ускоренная регистрация уже не сделает Россию лидером в этой гонке, она лишь подвергнет ненужной опасности конечных потребителей вакцины, граждан РФ», — заявили в ассоциации.
На следующий день вакцина была зарегистрирована.
Часть 5. Нечего сказать?
Еще 26 июня 2020 года «Новая газета» направила запрос в Минздрав России. Мы привели список лекарств, которые закупаются за счет бюджета, но в эффективности которых сомневаются врачи. И задали следующие вопросы:
Считает ли Министерство, что перечисленные медицинские препараты имеют недоказанную эффективность?
Если да, то как Министерство оценивает факт закупок таких препаратов за счет бюджета?
Считает ли Министерство оправданными закупки гомеопатических препаратов за счет бюджета?
В резолюции заседания Президиума Формулярного комитета РАМН от 16.03.2007 года содержится рекомендация об изъятии из перечня лекарственных средств <…> «устаревших препаратов с недоказанной эффективностью»: церебролизина, пирацетама, арбидола, римантадина, валидола, инозина. Почему, несмотря на признание научным сообществом недоказанной эффективности данных препаратов, они продолжают закупаться за счет бюджета?
По прошествии недели, отведенной для ответа Законом о СМИ, в редакцию позвонил представитель Минздрава и попросил об отсрочке: «Препаратов очень много».
Прошел июль, август… Минздрав обещал ответить, но до сих пор не ответил.
В 2014 году невролог Никита Жуков составил список препаратов с недоказанной эффективностью, который назвал «расстрельным». С тех пор он неоднократно судился с производителями из этого списка. И ни разу не проиграл.
«Новая газета» публикует перечень госзакупок препаратов из этого списка с 1 января по 3 сентября 2020 года.
При этом подчеркнем, что часть препаратов из выборки была исключена: например, в самом списке говорится, что «Анальгин» обладает доказанной эффективностью, но внесен в перечень из-за своей небезопасности (мы рассматриваем в первую очередь эффективность).
Заметим: недоказанная эффективность не равняется неэффективности. Возможно, указанные препараты работают. Но для того, чтобы доказать это, необходимы исследования.
Условные обозначения в таблице:
РКИ — Рандомизированные плацебо контролируемые клинические исследования, основной способ доказать эффективность препарата
ВОЗ — Всемирная организация здравоохранения
ФК — Формулярный комитет РАМН
«ВОЗ —» ; «ФК —» — ВОЗ и Формулярный комитет не включили препарат в свои пособия, не рекомендуют его
FDA — Агентство Министерства здравоохранения США, занимающееся контролем качества лекарственных препаратов.
Список упомянутых препаратов: Амиксин, Тилорон, Лавомакс, Арбидол, Умифеновир, Арпефлю, Афлюдол, Вобэнзим, Галавит, Глутоксим, Гриппол, Гроприносин, Инозин, Рибоксин, Деринат, Иммунал, Имунофан, Имудон, Бронхо-Ваксом, Бронхо-Мунал, ИРС-19, Ингавирин, Йодантипирин, Кагоцел, Ликопид, Лонгидаза, Неовир, Оксолин, Панавир, Полиоксидоний, Римантадин, Синупрет, Тималин, Триазавирин, Циклоферон, Цитовир-3, Виферон, Генферон, Гриппферон, Кипферон, Глицин, Диметилоксобутилфосфонилдиметилат, Идебенон, Аминалон, Когитум, Кокарбоксилаза, Кокарнит, Кортексин, Мексидол, Мексиприм, Нейрокс, Медомекси, Мексикор, Нооклерин, Пирацетам, Ноотропил, Луцетам, Фезам, Фенибут, Пантогам, Гопантам, Пантокальцин, Гопантеновая кислота, Пикамилон, Семакс, Церебролизин, Адеметионин, Гептрал, Гептор, Лаеннек, Ремаксол, Тиотриазолин, Фосфоглив, Ливолин, Лив 52, Фосфонциале, Эссенциале, Линекс, Бифидумабактерин, Лактобактерин, Бифидум, Бифиформ, Нормобакт, Аципол, Хилак Форте, Бронхипрет, Геделикс, Проспан, Пертуссин, Бронхикум, Валидол, Валокордин, Корвалол, Идринол, Кардионат, Милдронат, Мельдоний, Адаптол, Актовегин, Афобазол, Бендазол, Дибазол, Кавинтон, Винпоцетин, Витапрост, Уропрост, Простатилен, Сампрост, Vitaprost, Гипоксен, Глиатилин, Канефрон, Карипаин, Карипазим, Карсил, Легалон, Гепабене (Расторопша), Ново-Пассит, Персен, Пиаскледин, Реамберин, Рефнот, Танакан, Анаферон, Диваза, Колофорт, Ренгалин, Субетта, Тенотен, Эргоферон, Афлубин, Вибуркол, Оциллококцинум, Стодаль, Траумель, Циннабсин.

Интервьюер: Доброго времени суток, уважаемые зрители и подписчики канала SciTeam. В январе 2019 года компания DSM Group опубликовала список десяти самых продаваемых лекарств на территории России. Половину из них наш гость охарактеризовал бы как средство с недоказанной эффективностью. Является ли это проблемой? Проблема ли это недостаточного контроля или это проблема людей, которые покупают эти средства? Давайте узнаем у нашего гостя – научного журналиста, военного врача и просто замечательного человека Алексея Валерьевича Водовозова. Здравствуйте, Алексей. Насколько вообще строг контроль лекарств, которые попадают в аптеки сегодня?

Алексей Водовозов: Хотелось бы, конечно, чтобы он был строже. Но вопрос-то не в этом. Потому что препараты с недоказанной эффективностью с точки зрения производства могут быть вполне качественными, то есть могут содержать именно ту субстанцию, которую нужно, именно в том направлении она закручена, может быть, даже не будет большого количества примесей, может быть даже будут качественные вспомогательные вещества и так далее. Проблема не в этом. Проблема в том, что конкретно само действующее вещество не действует или действует не так, как об этом заявляют производители.

Интервьюер: Каким образом на прилавках аптек оказываются эти вещества, которые не соответствуют мировым стандартам? Как то, что не лечит, оказывается в аптеке? Что это за история?

Алексей Водовозов: Но тут ещё очень хороший вопрос, что такое мировые стандарты. Дело в том, что фармацевтический бизнес в первую очередь бизнес, а во вторую – фармацевтический. И так во всём мире. И его основные показатели – это увеличение объёма продаж, увеличение линеек препаратов, средний чек в аптеке и так далее. Если мы говорим об этом, то у нас всё в порядке. В этом смысле всё замечательно. И даже доказательная медицина не является стандартом в мире, как бы грустно это не звучало, существуют разные нюансы – это проблема не только наша. Но у нас она накладывается на некие национальные особенности, как всегда бывает. У нас ещё всё это в стадии дикого капитализма, поэтому очень большую роль играют различные личные бизнесы людей, которые находятся при власти. Мы в этом случае прекрасно знаем, кто является выгодополучателем по основным, скажем так, спорным препаратам, мы конкретно знаем какой человек это придумал, на каком заводе производится. Кроме того, есть такой момент как личные связи, кто-то с кем-то дружит, значит, этот препарат попадает в наши рекомендации, например, и, естественно, в госзакупки, во всё остальное. Так что у нас есть некие свои особенности. С другой стороны, та же проблема с госзакупками есть за рубежом. Повторюсь, проблема в том, что в первую очередь это бизнес и только потом – фармацевтика.

Интервьюер: То есть история с шампунем для левой половины головы и для правой…

Алексей Водовозов: Да, это примерно, как средство от насморка в правой ноздре – тоже самое, один в один.

Интервьюер: Отлично! Я думала, что только у нас всё плохо, оказывается во всём мире плохо…

Алексей Водовозов: У нас чуть-чуть похуже, по некоторым направлениям.

Интервьюер: Скажите, пожалуйста, у витаминов и аминокислот есть сертификация GMP. Она распространяется на качество сырья или на производственные процессы, технологические процессы?

Алексей Водовозов: GMP – это надлежащая производственная практика. Это означает, что оно регламентирует производство. То есть сертификат GMP получает производство. А уж что на нём делают – уже другой совершенно момент, это не относится именно к конкретным молекулам и прочему. И мало того, у нас достаточно немаленькое количество производства имеют тот самый сертификат. Что он означает? Что именно условия производства на данном предприятии соответствуют каким-то определёнными международными правилами. И да, мы можем надеяться на то, что препараты, которые будут производиться, тоже будут отвечать требованиям безопасности, качественному и количественному составу и так далее. Но это не будет, конечно, абсолютной гарантией, я не скажу так, скорее шанс на то, что мы получим более качественным препарат. Такое есть. Другой вопрос, что не всегда сертификат GMP – панацея и сигнал, на который нужно ориентироваться. Вот если его совсем нет – да, это плохо. Это проблема. Если он есть – это ещё не гарантия и не факт.

Интервьюер: То есть это необходимо, но недостаточно. Кроме производственных процессов у нас есть ещё врачи. Чем врачи руководствуются, когда назначают какое-то лекарство, то или иное, с действующим веществом или без такового?

Алексей Водовозов: Во-первых, естественно, они начинают отталкиваться от того, чему их учили: начиная с университетов, с институтов и так далее. Во время любого тематического курса (будь то фтизиатрия, будь то пульмонология, будь то нейрохирургия) им рассказывают схемы как действовать в тех или иных ситуациях – это первое. Второе, естественно, любой врач получает потом специализацию: либо ординатура, либо ещё какие-то направления, кто-то может в аспирантуру пойдёт или ещё что-то в этом роде. Здесь он тоже сталкивается с учёбой, то есть с определёнными руководствами, с методическими указаниями, с клиническими рекомендациямя.

Если говорить о международных стандартах, то вот здесь они как раз есть, то есть существует понятие «клинические рекомендации» – это вещь, куда объединяются наиболее удачные и эффективные практики по отдельным направлениям. И они достаточно узкие. Например, «ОРВИ и грипп у детей» – это клинические рекомендации. Например, «гестационный диабет у беременных» – это ещё одни рекомендации. Почему так? Просто потому этим направлением может заниматься какая-то профессиональная ассоциация, например, небольшая группа экспертов. И в узком направлении легче разобраться: мы можем анализировать большое количество исследованиий, которое там проведено, оценить качество, и мы записываем, что, например, при каком-то состоянии эффективны какие-то препараты. У такого-то препарата уровень доказательности, например, «A», у такого-то «B», у этого «C», а этот «D» и мы вообще никогда его используем, но исследования были, поэтому мы отмечаем. Вот такое руководство для врачей, во всем мире такая вещь используется – клинические рекомендации. У нас они тоже есть, их можно найти на сайте Минздрава, и можно ориентироваться насчёт качества, например. Если оно сделано по мотивам каких-то европейских рекомендаций, скорее всего, это будет нормально. Я всегда сейчас привожу именно эти рекомендации, именно документ Союза педиатров России по лечению гриппа и ОРВИ у детей – это просто образец, можно выставлять в качества эталона как должно выглядеть российское, действительно, научно обоснованное клиническое руководство. Прекрасная вещь, то есть у нас это всё тоже есть.

Другой момент, что врачи не всегда и отечественные-то рекомендации читают. Не говоря уж о зарубежных, потому что владеют достаточным, чтобы читать свою литературу профессиональную, английским (по крайней мере, так показывают опросы) около 8% врачей – это катастрофа! И хорошо, если они ориентируются на хотя бы отечественные руководства. Но чаще всего это будет то, о чём рассказывают на каких-то небольших конференциях (опять же, если они не владеют английским, то ездят или ходят на местные конференции), то что им будут рассказывать медпредставители (которые приходят и будут приходить дальше – без этого мы никак жить не будем), то, что им рассказывает начмед и так далее. А может быть, некие свои какие-то установки, которые в голове где-то остались на уровне первых изданий справочника Машковского, как тридцать лет назад во время учёбы было. Тут очень сильно, конечно, всё зависит от самого врача.

Интервьюер: Просто везение во многом.

Алексей Водовозов: Да, я бы сказал в том числе и так. Ну и вопрос выбора. То есть Вы можете прийти и буквально по нескольким штрихам понять, что этот врач Вам не подходит. И поскольку у Вас есть право выбора, которое закреплено законодательно, можете его сменить. Понятно, что если врач один, то выбрать особо не получится. В крупных городах это полегче, а в небольших поселениях с этим уже будут большие сложности.

Интервьюер: Кроме врачей и рекомендаций, есть ещё, Вы сказали, медицинские представители. Правда ли, что врачи сотрудничают с представителями фармкомпании и как-то там материальную выгоду получают?

Алексей Водовозов: Это есть во всём мире. Единственный вопрос в формах. Потому что, например, за такую форму, как собрать всех врачей на Кипре за счёт фармкомпании, сейчас можно налететь на крупный штраф. Даже если это проворачивается в рамках Российской Федерации. Хотя у нас на многое закрывают глаза, на что предподоткрывают на Западе. Например, гоняют за такую вещь как какие-то конкретные рецепты, то есть фирменные бланки, распечатанные и, предположим, брендированные, и на нём врач выписывает направление либо, может быть, рецепт конкретной аптеки и так далее. Сейчас это уже не используется, таких форм работы нет.

Но всё равно медпредставитель приходит. Здесь есть два момента. Дело в том, что далеко не все они плохие, эти медпредставители, начнём с того. Далеко не вся информация, которую они преподносят, искаженная. Опять же, это всё сильно зависит от препарата, от фармкомпаний и так далее. Иногда, по крайней мере я достаточно много по стране езжу, с коллегами общаюсь, и иногда фармпредставители для них – единственный источник более-менее научной информации, то есть они приносят хоть какие-то свежие данные. И, если врач может их более-менее оценить, в них сориентироваться, для него это хорошо. Просто потому что нет возможности как-то по-другому ориентироваться. Литература стоит бешеных денег. Она всегда стоила очень дорого, а сейчас она стоит, как крыло от самолета, реально, достаточно зайти в любую Медкнигу и посмотреть, например, руководство по ультразвуковой диагностике: семь-восемь тысяч. Том. Один! Для врачей это большая проблема. Плюс, зачастую они плохо ориентируются в интернете. Опять же, во-первых, недостаточный английский, но тут google-переводчик спасает: он становится всё лучше и лучше. И некоторые вещи всё-таки он без сильных искажений переводит. А где всё поискать более-менее прилично на русском языке – проблема. Поэтому иногда фармпредставитель – это неплохой выход. Другой вопрос, будет ли это влиять на выбор врача? Иногда будет. Но это уже будет зависеть от самого врача. Мы не сможем это никак регламентировать или уточнить и прочее, но, если до сих пор существуют несколько фармпредставителей, значит, это выгодно.

Интервьюер: То есть ручек брендированных не нужно бояться? Всё не так страшно?

Алексей Водовозов: Всё не так страшно, как может казаться. Нужно просто ориентироваться на то, как работает врач, что он назначает.

Интервьюер: Можно ли таким образом проверить, что врач назначил не фуфломицин, а приличный препарат?

Алексей Водовозов: Вот это очень сложно, на самом деле. Потому что, конечно, есть некоторые отсечки, некоторые ориентиры и , и прочее. Но первое, что Вы можете сделать – это зайти в Государственный реестр лекарственных средств (официальная база данных по лекарствам). Если его там нет – это не лекарство.

Интервьюер: Что-то не то значит.

Алексей Водовозов: С другой стороны, гомеопатические средства там есть, у нас они считаются лекарствами. Ещё раз говорю – это не показатель. Но Вы можете посмотреть, какая группа. То есть к чему это лекарство относится. Если, например, какие-то адаптогены, ясно, что это вспомогательная группа, не основная. А если, например, ингибиторы фосфодиэстеразы пятого типа, то это вполне себе лекарственное средство, это хорошо. Что ещё Вы можете посмотреть: на сайте Роспотребнадзора, например, есть реестр по биодобавкам. Тоже самое можете поискать там, а вдруг там не нашли? Может быть, здесь есть. Раз нашли, то Вам назначили биодобавку, и уже сразу раз себе ещё одну галочку поставили, что врач такое назначил. А потом смотрим, что у нас в итоге остаётся. И вот Вы отсекли, например, витамины, парочку фуфломицинов, биодобавки, гомеопатию, а у Вас больше не осталось на листе назначений. Здесь есть два варианта: либо у Вас ничего нет такого страшного и серьёзного, но врач на всякий случай перестраховывается, чтобы Вы просто получили некую, не знаю, иллюзию помощи.

Интервьюер: За ипохондрика Вас считает!

Алексей Водовозов: Кстати, таких достаточно много. Возможно, если он скажет: «У Вас всё нормально, идите отсюда» (в вежливой форме), то пойдёт либо к заведующему, либо писать сразу в «Спортлото», либо ещё что-то. Таких людей достаточно много. Поэтому, это один вариант, когда врач просто перестраховывается на всякий случай, назначая Вам то, что Вам хотя бы не навредит, как минимум. Вы будете создавать себе иллюзию заботы о себе. Вам будет в этом смысле легчать. А второй вариант, что он безграмотен. Но как между собой это быстро различить, Вы этого не сможете определить. Это достаточно сложная вещь, даже для коллег.

Интервьюер: Есть вообще в нашей стране какая-то ответственность у врача за неправильно-назначенный препарат?

Алексей Водовозов: Уголовная. Если это повлекло за собой какие-то последствия в виде лёгких, средних, тяжких телесных повреждений, летального исхода, естественно, врач несёт ответственность в полной мере по статьям уголовного кодекса.

Интервьюер: Но надо полагать, если насморк, то полгода ходишь – ничего страшного.

Алексей Водовозов: Да, в общем, здесь ничего страшного не будет.

Интервьюер: Вообще разумно, насморк – это не тяжкие телесные. Многие люди предпочитают походу к врачу аптеку: пришёл, с фармацевтом побеседовал. Как с этим быть?

Алексей Водовозов: Ой, это очень большая проблема. Первостольник, то есть человек, который стоит именно за первым столом, что называется, продаёт Вам лекарства, может быть фармацевтом, а может быть провизором по образованию. Это разные ветви образования: провизор – высшее, фармацевт – среднее. То есть примерно, как медсестра и врач, или фельдшер и врач. Примерно. Это не их прерогатива – давать Вам консультацию. Они дают консультации по препаратам. То есть Вы приобретает этот препарат, они рассказывают, как принимать, чем запивать, с чем не совместим и так далее. То есть тонкости, касающиеся приёма этого препарата. Но если нет какого-нибудь препарата, они могут что-нибудь посоветовать. Это да.

Но подбирать лечение они даже право не имеют, у них нет соответствующего образования. То есть они не считаются человеком, который может выписать рецепт, поставить диагноз. Они к ним не относятся. Поэтому лучше, конечно, в аптеку за диагнозом не ходить. В аптеку мы ходим за лекарствами.

Интервьюер: В нашем сообществе есть несколько фармацевтов, и они сталкиваются с неприятными ситуациями, когда их подталкивают к тому, чтобы они продавали какие-то не доказательные вещества. Я с Вашего позволения зачитаю несколько обращений к нам.

«Алексей, здравствуйте! Работаю в аптеке. В последний год на витринах начальство заставляет ставить рецептурные препараты, к примеру препараты «Орлистат», ингибиторы ФДЭ-5. Говорят, что если поставить табличку «отпускается по рецепту», то никаких проблем с законом нету. Хотел бы понять и разобраться, законно ли это, и что это вообще, что происходит? Вроде бы ставят на ПКУ одни препараты, и в то же время пускают в народ другие».

Алексей Водовозов: Смотрите, то, что стоит на ПКУ (предметный количественный учёт), мы всё-таки не выставляем в открытую выкладку, это вполне себе регламентированно. Я думаю, Вы не хуже меня знаете, что существуют правила надлежащей аптечной практики, объявленные приказом Минздрава. И там очень чётко написано, что мы можем в открытую выкладку выносить рецептурные препараты в том случае, если эта витрина, стеллаж или ещё что-нибудь недоступны со стороны пациентов. Не пациентов, посетители аптеки.

Интервьюер: То есть её не должно быть видно?

Алексей Водовозов: Нет, её видно. Но пациент не может достать. Если он никак не может достать, мы действительно выкладываем рецептурные препараты. Но, по большому счёту у нас все антибиотики, например, рецептурные. Почему мы их не можем выложить? Можем. И ставится, действительно, табличка «отпускается по рецепту врача». С одной стороны вроде бы так, а с другой, да, возможны всякие интересные вещи со стороны проверяющих.

Дело в том, что у нас ещё есть более высокий нормативный документ. Называется «Федеральный закон о рекламе». И там чётко перечислены места, где могут, но что важно, рекламироваться рецептурные средства. И аптек там нет. Но всё же в аптеке не реклама производится этих средств, это демонстрация ассортимента. Это вещь такая достаточно спорная, никаких разъясняющих документов на эту тему пока что находить не удавалось, но в принципе такой подход оправдан. То есть с точки зрения надлежащей аптечной практики это вполне себе законно, легитимно. Но ещё раз повторюсь: возможны варианты.

Интервьюер: Скользкий момент немножко получается. Вот ещё один.

«У меня такой вопрос: работаю в аптеке. Заставляют продавать БАДы, гомеопатию, релиз-активные препараты и иже с ними людям. Ставят планы по количеству проданных упаковок. Рекламы препаратов тоже отдельная тема. Особенно у определённых всем известных личностей. А вопрос следующий: что Вы думаете о современном маркетинге формации?»

Алексей Водовозов: Поскольку здесь матом ругаться нельзя, то я промолчу. Как и в любом маркетинге, извините, задача какая? Продать. Ещё раз повторюсь: бизнес. На первом месте – интересы бизнеса. И для аптеки это показатели среднего чека, показатели объёма продаж, в том числе объём продаж по группам и прочее, прочее, прочее. Я думаю, Вы не хуже меня знаете, что биодобавки составляют достаточно ощутимую часть в объёмах продаж именно аптечных. Поэтому если они уйдут в магазины, например, как предполагается, то аптеки потеряют очень большую часть выручки. Естественно, владельцу по большому счёт всё равно, что Вы конкретно будете продавать, главное, чтобы никакие группы не залёживались. Если залёживается гомеопатия, будьте добры продавать. Вот сейчас идёт сезон. Да, и действительно, иногда заходишь в аптеку, тебе прям полным списком «а вот возьмите ещё вот это, вот это, вот это». Вы просто на это не реагируйте. Вы не обязаны приобретать то, что Вам рекомендуют. Вы пришли за чем-то конкретно. Но как любой магазин. То есть приехать в Икею купить просто мерный стаканчик – это подвиг. Но нужно тоже самое сделать в аптеке.

Интервьюер: Надо держаться.

Алексей Водовозов: Держать в себя в руках, да.

Интервьюер: Хорошо. Скажите, как Вы считаете, почему в России люди предпочитают вместо того, чтобы пойти к врачу, сходить в аптеку или в интернете поискать что-нибудь («а что со мной случилось?») и выбрать какой-то препарат не по рекомендации специалиста, а по рекомендации неизвестно кого из интернета. Как так получается?

Алексей Водовозов: Знаете, какая интересная штука, даже появился такой описанный синдром, называется «фофо» (правильное написание синдрома найти не удало – прим. ред.). Это боязнь похода к врачу из-за опасения получить негативные сведение о своём здоровье. Международный уже, во врачебной среде уже описан. В МКБ пока что его нет, может быть, в двенадцатом пересмотре появится, в одиннадцатом вряд ли. Но это правда, зачастую бывает так, что люди просто боятся, потому что вдруг что-нибудь найдут. И я гарантирую – найдут! Потому что, если Вы придёте, начнёте делать полное обследование, что-нибудь будет сдвинуто точно в сторону – это просто 100% гарантия. Другой вопрос в том, нужно ли будет это лечить, будут ли какие-то критичные изменения и так далее. И опять же, сколько денег с Вас захотят получить, будет ли у этого врача совесть и так далее. То есть масса самых разных нюансов. И совершенно не факт, что это будет зависеть, например, от платности или бесплатности клиники, потому что в бесплатной клинике тоже самое, есть свои нормативы по выработке, и по ОМС списывается, и прочее. То есть Вам сделали одну процедуру, а запишут пять… Везде есть свои подводные камни.

Поэтому нужно подбирать либо свою клинику, либо своего врача, им доверять, постоянно туда ходить и заниматься своим здоровьем именно со специалистом, которому Вы доверяете. Иначе никак.

Я, конечно, могу долго рассказывать о том, как искать правильную информацию в интернете, как ориентироваться на лекарства, исследования, но это всё не спасёт. Потому что мне хорошо это рассказывать со своей точки зрения, с высоты высшего образования, опыта пятнадцати лет работы именно в этом направлении, а когда человек никогда с этим не соприкасался, ему тяжело. Поэтому ему нужен референтный специалист, которому он будет доверять. Его найти проще.

Интервьюер: Какие последствия могут быть от несоблюдения руководства по применению препарата? И для одного человека, и для популяции в целом имеется ввиду.

Алексей Водовозов: Здесь имеются разные последствия. Лично для человека это может закончится осложнениями какими-либо, потому что если мы применяем препарат, то, что называется офф-лейбл, то есть не по показаниям и для этого есть некие клинические основания – такое бывает. Есть мировая практика применения какого-то препарата не по показаниям. И это оправдано. Такое бывает. Но это очень-очень редко, крайне редко. Надо понимать, что такое бывает, но лучше на это не ориентироваться.

Здесь что возможно. Первое, получится токсический эффект, вплоть до токсического эффекта. Например, если доза слишком большая. Большая доза, неправильные показания – всё. Мы получаем вместо прямого эффекта, который должен быть у любого лекарства, кучу побочных, потому что прямой в данном случае не срабатывает. Другой вариант, если мы применяем лекарство, которое не помогает при данном заболевании, тогда мы запускаем заболевание. То есть оно продолжает себе развиваться, как и развивалась: утяжеляется и так далее.

Если говорить о популяции, в первую очередь, конечно, речь об антибиотиках, то есть просто развивается резистентность. Если мы их часто применяем слишком необоснованно. Если опять же возвращаться к резистентности, то там основная проблема гнездится как раз в медицинских учреждениях и в сельском хозяйстве, как ни странно. Конечно, есть и среди обычных пользователей некий вклад, они тоже вносят, но он всё-таки не определяющий. Определяющие, ещё раз повторюсь, по большому счёту, именно медицина стационарная. Медицина, где гнездятся, размножаются, пестуются все эти штаммы госпитальных инфекций. И второе – это сельское хозяйство, там, где применяются бесконтрольно антибиотики в огромных количествах. И в почве таких сельскохозяйственных угодий, именно таких животноводческих, есть практически все гены устойчивости, вообще ко всем существующим антибиотикам. А поскольку они способны распространяться (у бактерий есть горизонтальной перенос генов: они могут захватывать эту информацию, которая выпадает либо из плазмид, либо в этом роде, они могут передавать это друг другу достаточно быстро), это одна важная глобальная проблема. Для человека может вырабатываться резистентность – это правда. И действительно, иногда в интернете мелькают либо посевы на чувствительность, либо ПЦР, либо ещё что-то и везде «отрицательно». То есть нет чувствительности ни к одному из вообще существующих антибиотиков, даже самым сильным. Эта проблема. Так что лучше соблюдать инструкцию.

Интервьюер: Какую опасность несут пустышки? То есть та же самая гомеопатия. Если врач назначил пациенту, чтобы успокоить, гомеопатию. Если какой-то вред?

Алексей Водовозов: Врач назначает по своему разумению. Например, пришёл действительно тревожный пациент или тревожный родитель, который непременно хочет полечить ребёнка. Обязательно. Есть такие, которых бесполезно уговаривать. Иногда в этом случае выписывают какую-нибудь пустышку. И даже в Соединённых штатах был в одно время такой препарат, вот если взять слово «плацебо» и прочитать наоборот – он имел такой название, обратное от «плацебо». Так там такая дискуссия разгорелась: этично ли это. Потому что его давали именно детям. Там просто подсластители, ароматизатор, разрешённый для использования детям. Давали его именно для того, что успокоить тревожного родителя, чтобы он что-нибудь другое не стал давать, потому что у нас, к сожалению, это очень распространено: пойдём в аптеку, закупим вот такой мешок лекарств, будем кормить этим всем ребёнка. Пусть они лучше пустышками кормят, недействующими. И это вполне себе легитимный подход.

Но проблема в том, что это легализует в глазах родителя этот препарат. То есть он считает как: раз он ходил к врачу, и врачу этот препарат назначил – значит, всё, значит не надо ходить к врачу, значит, мы пользуемся этим препаратом в следующий раз самостоятельно. А в следующий раз может быть совершенно другая ситуация. И сам родитель может не узнать, что это пневмония, например, а не какой-нибудь бронхит или ещё что-нибудь в этом роде. При бронхите, действительно, можно кашлять несколько месяцев, но он пройдёт, он никуда не денется. Опять же, подавляющее большинство бронхитов – вирусные. А подавляющее большинство пневмоний бактериальные. И там нужна действительно антибактериальная терапия. К сожалению, были случаи, когда лечат вдыханием кофейных зерён, дать подышать…

Интервьюер: Чесноком, я помню, Вы рассказывали…

Алексей Водовозов: Гомеопатией, и всем остальным. К сожалению, с летальными исходами у детей. То есть эта вещь обоюдоострой получается. С одной стороны, конечно, нужно бы объяснить, что это пустышка, а с другой стороны, тогда её не будут использовать: «пойду к другому врачу, и он назначит огромный список всего», и тогда тот врач будет считаться хорошим, правильным, а не тот, который сказал, что в данном случае ничего делать не надо. А иногда бывают такие ситуации, это правда. Часто болеющий ребёнок, первый год в садике и прочее. Я понимаю, что личный опыт не научно приводить, но у меня внучка как раз ходит в садик первый год. Она просто не вылазит из соплей, просто не вылазит! И, действительно некоторые родственники говорят, что надо её обследовать, лечить гомеопатией в том числе, и всем остальным. Но недавно я уговорил всё-таки детей съездить с внучкой в нормальную клинику, к нормальному педиатру. Они поговорили, и врач сказал: «Не парьтесь». Это был главный врачебный совет, который он дал. Вы же понимаете, что, если туда придут менее подготовленные родители, мнительные, тревожные, и если им скажут тоже самое, они могут пожаловаться на этого врача, пойти поискать какого-нибудь другого более «грамотного» и так далее. Но иногда есть такие случаи, в которых просто не нужно париться.

Капли «Гриппферон» я купила в первый и, пожалуй, последний раз в своей жизни. Понадеялась на то, что препарат уже давно существует на рынке и, не смотря на наличие более дешевого аналога отдала за флакончик объемом 10 мл около 300 рублей. Цена «Гриппферона» несомненно завышена и еще больше растет в период массовой заболеваемости гриппом и ОРВИ.

Капли «Гриппферон».

Противовирусные и иммуностимулирующие препараты у нас дома не переводятся, поскольку наличие двух малолетних детишек, посещение старшей детского сада обязывают быть готовыми к любой неприятности в виде течения из носа, температуры, кашля и тому подобного.

Какие только препараты я не приобретала: свечи «Виферон», капли «Деринат», сироп «Цитовир-3» для детей, таблетки «Эргоферон» и «Кагоцел» для взрослых. Какие-то препараты мне очень даже нравились и не плохо помогали (про каждый препарат, историю его применения и инструкцию можно почитать в соответствующем отзыве). Другие категорически не нравились, но вот «Гриппферон» я запомню на долго.

Началось все с того, что осенью в детском садике, как это обычно и водится, начали болеть дети. Выписавшихся с больничного хватало лишь на несколько дней, а затем они снова оставались дома, попав под очередную волну инфекции. Мамы хватались за голову, как же так, их кроха, никогда до этого не контактировавший с ровесниками в песочнице, гулявший с мамой по парку за ручку и не болевший ничем, вдруг просто не вылезал из ОРВИ. В отсутствии контактов с потенциальным источником заражения в раннем детстве как раз и кроется причина высокой заболеваемости детей. Многие мамы специально не гуляют со своими детьми на площадках, чтобы не подхватить какой-нибудь вирус или бактериальную инфекцию. Вследствие этого организм детей, идущих в сад, просто не готов к такой нагрузке и дети начинают болеть регулярно. Естественно, что тут имеет значение и наследственный фактор, и питание и закаливание, и вакцинация, но запрещать ребенку общаться со сверстниками нельзя категорически.

У моего ребенка оказался на редкость крепкий иммунитет и за 4 месяца посещения детского сада до Нового года дочь болела только 2 раза, первый раз был насморк, после которого и было решено приобрести профилактическое средство, второй раз — уже сильнейший конъюнктивит, который лечили 2 недели.

Поскольку другие препараты с противовирусным эффектом уже использовались когда-то у моего ребенка, я решила купить тот, что еще не был опробован. В тот момент я считала интерфероны достаточно безопасными в применении и довольно эффективными.

Обычные ампулы с интерфероном были куплены мною уже давно и мирно покоились в холодильнике, для ребенка же я решила взять препарат получше — капли «Гриппферон».

Капли «Гриппферон».

Капли находятся в небольшом пластиковом флакончике объемом 10 мл с завинчивающейся крышечкой. Флакон помещен в картонную коробку вместе с инструкцией.

Капли «Гриппферон».

Дозатор по мне так не очень удобный,мне больше нравятся либо в резиночкой, как у «Дерината», либо с пипеткой, которую можно продезинфицировать. Здесь же получается, что вся флора из носа остается на дозаторе.

Капли «Гриппферон», дозатор.

СОСТАВ:

Капли назальные в виде прозрачного, бесцветного или светло-желтого раствора.

1 мл

интерферон альфа-2b человеческий рекомбинантныйне менее 10 000 МЕ

Капли «Гриппферон», инструкция.

Что же такое интерферон и за счет чего он обладает противовирусной активностью?

Интерфероны — низкомолекулярные белки (протеины и гликопротеины), вырабатываемые клетками организма в ответ на проникновение в них вирусов и других микроорганизмов, а также при введении некоторых препаратов (индукторов интерферонов). Интерфероны относятся к важнейшим факторамнеспецифической резистентности и обладают множеством защитных эффектов, важнейшими из которых следует считать противовирусный, противоопухолевый, противобактериальный и иммуномодулирующий.

Интерфероны человека подразделяют на три антигенных типа: лейкоцитарный (α-интерферон),фибробластный (β-интерферон) и иммунный (γ-интерферон). Лейкоцитарный интерферон продуцируется лейкоцитами, фибробластный — фибробластами, иммунный — Т-лимфоцитами.

Использование интерферонов показано при ряде заболеваний. Из вирусных инфекций к ним относятся герпетические кератит, кератоконъюнктивит, стоматит опоясывающий лишай, простой герпес, грипп, риновирусные и аденовирусные инфекции, энцефалиты и энцефаломиелиты, вирусные гепатиты, полиомиелит, цитомегаловирусная инфекция и др. Интерфероны нашли применение при пересадках органов и тканей каксредство, предупреждающее вторичные вирусные осложнения. Эффективность применения препаратов интерферонов для лечения ряда онкологических заболеваний зависит от вида опухоли, своевременности начала лечения, схем введения препаратов и некоторых других условий.

Капли «Гриппферон», инструкция. Капли «Гриппферон», инструкция.

В связи с механизмом действия становятся ясны показания для применения интерферонов.

ПОКАЗАНИЯ:

— профилактика и лечение гриппа и ОРВИ у детей и взрослых.

Капли «Гриппферон», инструкция.

Как и любой лекарственный препарат «Гриппферон» имеет противопоказания к применению.

ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ:

— индивидуальная непереносимость препаратов интерферона и компонентов, входящих в состав препарата;

— тяжелые формы аллергических заболеваний.

Капли «Гриппферон», инструкция.

Не смотря на большую распространенность использования препаратов интерферонов и доступность их в аптечных сетях, относиться к их назначению стоит очень серьезно и оценивать перед этим все факторы риска и возможные осложнения, особенно если у человека, а тем более ребенка с не сформировавшейся иммунной системой, есть какие-либо нарушения в ее работе. Я сама, имея медицинское образование, никогда бы не могла подумать, что препарат может нанести серьезный вред здоровью.

Хоть в инструкции и указано, что допустимо применять препарат у детей и беременных женщин я теперь побоялась бы его рекомендовать именно этим категориям населения, ведь их иммунитет работает совершенно иначе, чем у взрослого человека.

Капли «Гриппферон», инструкция.

В настоящее время на фармацевтическом рынке представлено великое множества различных лекарственных препаратов, действующим веществом которых являются интерфероны: «Виферон», «Генферон», «Циклоферон», «Реафрон» и многие другие.

В целом все препараты похожи, отличаются лишь формой выпуска, дозировками, способами введения в организм, но эффект в целом должны оказывать одинаковый.

Хотя есть ли эффект от применения интерферонов? Прочитав несколько статей после того, как у ребенка возникли осложнения лечения «Гриппфероном», я пришла к выводу, что однозначной уверенности ученых в эффективности этой группы препаратов просто нет. Они могут помочь, а могут и не помочь. Процент эффективности приблизительно равен проценту бездействия препарата, то есть применять его конечно можно, но нет никакой гарантии, что он реально поможет избежать заболевания. Однако вполне вероятно, что в случае слабой или неправильно работающей иммунной системы интерфероны могут нанести вред здоровью и спровоцировать возникновение аутоиммунных заболеваний. Людям, страдающим аллергическими заболеваниями, применять данные препараты следует крайне осторожно, а лучше вообще их избегать.

Капли «Гриппферон».

Вот лишь некоторые выдержки из статей о вреде назначения различных иммуностимуляторов.

«Виферон не поднимает иммунитет, а как раз наоборот. Это генноинжинерный интерферон, который помогает бороться с инфекцией, но при этом снижая синтез собственного интерферона. При его частом использовании, из-за подавления собственного интерфероногенеза, снижается устойчивость организма к вирусным инфекциям. Формируется «порочный круг» — чем больше интерферона вводить извне — тем меньше собственного интерферона. Чем меньше собственного интерферона — тем больше его надо вводить извне (стоит бросить принимать интерферон — ребенок заболевает) К сожалению, формирование у детей такой зависимости от генноинжинерного интерферона вполне устраивает и его производителей, и его распространителей, и аптеки».

«В последнее время (в значительной степени по вине рекламы) иммуностимуляция и иммуномодуляция многими (и врачами тоже!) стали рассматриваться как безобидные процедуры. Это опасное заблуждение может привести к печальным последствиям. Подсев на иммуномодуляторы, мы рискуем отучить свой организм от самостоятельного производства компонентой иммунной системы. Она начнет работать вяло, то и дело допуская ошибки.»

«Применение иммуностимуляторов возможно только по назначению врача, так как требует достаточно глубоких знаний в данной области. Некоторые препараты оптимально назначать на остроте инфекционного заболевания (препараты иммуноглобулинов, интерферонов), некоторые могут быть назначены только в стадию ремиссии заболевания. Кроме того, необходимо четко представлять, какое звено иммунной системы вы хотите подтянуть, а не принимать «что-нибудь для поднятия иммунитета», как это обычно спрашивают в аптеках. Если стимулировать не то звено, то в силу обратных связей пациенту станет только хуже.»

После их прочтения сразу хочется выбросить все эти препараты из своего холодильника куда подальше. Но изучать суть вопроса я стала уже после того, как получила негативные последствия после использования «Гриппферона».

Капли «Гриппферон», состав.

Обратите внимание, что продается препарат без рецепта врача, то есть чтобы купить его не требуется проходить никакие обследования и изучать свой иммунный статус.

Способы применения в разгар заболевания и для профилактики значительно отличаются.

СПОСОБ ПРИМЕНЕНИЯ ПРИ УЖЕ СВЕРШИВШЕМСЯ ЗАБОЛЕВАНИИ:

При первых признаках заболевания Гриппферон применяют в течение 5 дней:

— в возрасте от 0 до 1 года — по 1 капле в каждый носовой ход 5 раз в день (разовая доза 1000 ME , суточная доза 5000 ME )

— в возрасте от 1 до 3 лет — по 2 капли в каждый носовой ход 3-4 раза в день (разовая доза 2000 ME , суточная доза 6000-8000 ME )

— в возрасте от 3 до 14 лет — по 2 капли в каждый носовой ход 4-5 раз в день (разовая доза 2000 ME , суточная доза 8000-10000 ME )

— взрослым -по 3 капли в каждый носовой ход 5-6 раз в день (разовая доза 3000 ME , суточная доза 15000-18000 ME ).

Капли «Гриппферон», инструкция.

Поскольку в нашем случае препарат использовался для профилактики, то и схемы применения были несколько другими.

СПОСОБ ПРИМЕНЕНИЯ ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ:

С целью профилактики ОРВИ и гриппа:

— при контакте с больным и/или при переохлаждении препарат закапывают в разовой возрастной дозе 2 раза в день. При необходимости профилактические курсы повторяют;

— при сезонном повышении заболеваемости препарат закапывают в возрастной дозе однократно утром с интервалом 24-48 часов.

После каждого закапывания рекомендуется помассировать пальцами крылья носа в течение нескольких минут для равномерного распределения препарата в носовой полости.

Капли «Гриппферон», инструкция.

Использовали мы препарат не долго, поскольку уже через несколько дней на коже ребенка начали появляться высыпания красного цвета, сопровождавшиеся шелушением кожи в этой области и явным зудом. С каждым днем их становилось все больше, поражение кожи расползалось, ребенок начал плохо спать из-за зуда, постоянно нервничать.

Проблемы с кожей у ребенка случались и ранее, хотя до года вообще ничего подобного не наблюдалось, прикорм вводился по возрасту, новые продукты ребенок воспринимал хорошо. После года неожиданно кожа ребенка начала реагировать на продукты питания, смену бытовой химии, из-за чего я перешла на использование экологичной химии, на косметические средства.

Наблюдение у дерматолога привело к тому, что ребенку был выставлен диагноз «атопический дерматит». Заболевание это связано с неправильной работой иммунной системы, причем меня гложат некоторые сомнения, не могло ли привести к этому довольно частое использование иммуномодулирующих средств, таких как свечи » Виферон» и капли «Деринат». Хотя ранее я не замечала подобной реакции кожи на введение этих препаратов в организм. А вот связь с применением капель «Гриппферон» однозначно была.

Естественно, что препарат я отменила и начала усиленно лечить ребенка дорогостоящими мазями «Элидел», «Бепантен» и другими, что были назначены дерматологом. Могу сказать, что лечение уже прилично подзатянулось, а значительного улучшения так и не наблюдается, зато почти сразу после отмены «Гриппферона» дочка подцепил в саду сильнейший конъюнктивит, которым поделилась с младшим братиком. Две недели оба ребенка страдали дома, а я потратила еще приличную сумму денег на приобретение глазных капель.

«Гриппферон» был благополучно выброшен, поскольку хранится после вскрытия всего 30 дней и дальше становится не эффективен, но полученного от его использования эффекта мне оказалось вполне достаточно.

Что удивительно, используемый мною обычный российский «Интерферон», раствор которого готовится путем разведения лиофилизированного (высушенного) порошка, ни разу не давал подобных реакций. Может быть это было связано с более полноценным иммунитетом у меня, а может быть и с более высоким качеством и отсутствием каких-либо компонентов, используемых при приготовлении «Гриппферона».

Капли «Гриппферон» однозначно больше не возьму даже если мне сто раз скажут, что они реально кому-то помогли не заболеть или вылечиться. Мой опыт их премненеия оказался весьма негативным. Более того, теперь буду крайне аккуратно использовать любые иммуностимулирующие и иммуномодулирующие препараты, поскольку реальных доказательств их эффективности ни один производитель привести не может,действие многих препаратов не доказано, за рубежом вообще не существует аналогов многих препаратов, производимых в России («Кагоцел», «Деринат», «Эргоферон»). А уж людям, имеющим аллергические или аутоиммунные заболевания подобные препараты вообще использовать крайне опасно, это может спровоцировать обострения или декомпенсацию заболевания.

Теперь я считаю, что все подобные препараты должны назначаться с учетом рекомендаций аллерголога и только после обследования. А то потом возникает больно много вопросов на тему «откуда столько стало появляться аутоиммунных заболеваний»? За границей использование иммуномодуляторов, как и антибиотиков, регламентировано законом, их нельзя купить без рецепта, назначаются они только врачом, а не по желанию самого пациента.

Вот некоторые иммуномодуляторы, с которыми часто приходится сталкиваться и которые имеются в свободной продаже:

СВЕЧИ «ВИФЕРОН».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *