Пьяный папа и дочка

Любящая дочь (часть 2)

Инцест

Утром я проснулся рано. Юля все еще спала закрутившись в одеяло. Двигаясь как можно тише, сто бы не разбудить ее, я собрался и ушел на работу. «Если она и проспит школу это ни чего…» думал я.

Весь день был как в тумане. Сотворить такое с собственной дочерью, называть ее шлюхой… Просто не укладывалась в голове, но картинки вчерашнего вечера, когда она сама шла на встречу не выходили из головы. Это было не реально. Так грязно обращаться с девочкой… Но постепенно я стал ловить себя на мысли, что чем больше я думаю о происшедшем, тем больше я возбуждаюсь. Не хватка женщины в доме, которая могла погасить мои извращенные порывы, сделало свое дело. Я помнил ее губы, так откровенно сосущие мой член, попу, которую я открыл, не подумав о том, что она испытала боль.

В результате я ушел с работы после обеда сказавшись простуженным. Мой вид подходил к этому.

Слава богу она еще была в школе. Я долго ходил по квартире, осматривая места вчерашнего грехопадения.

Но щелкнул замок и Юля вошла в прихожею. Я вышел на встречу. Она покраснела, не поднимала глаз на меня. Не торопясь сняла ботинки. Наступила весна и легкая одежда на ней только подчеркивала ее фигуру. Мы молчали, и так же не говоря ни слова прошли на кухню. Я уже приготовил ужин и ей оставалось только полакомиться всякой вкуснятиной, на которую я не пожалел денег.

— Нам надо поговорить — я решил нарушить молчание первым. — Как ты себя чувствуешь?

— Нормально… — она задумалась. — Только в попе всю зудит…

— Тебе больно — я немного испугался. Ведь я ее мог и порвать в таком порыве, а это уже серьезно.

— Да нет Па… — она улыбнулась. — Просто… Как бы чешется. Больно было, немного, когда утром в туалет сходила.

Она виновато посмотрела на меня…

— Я этим сегодня не занималась…

— Ты понимаешь, о том, что случилось лучше ни кому не знать… — она оборвала мою речь.

— Я что дура…

— Но пойми это неправильно… между нами…

— Па, о то что ты из-за меня так и не нашел себе подругу это правильно?

На этот вопрос я не знал, что ответить, к там уже она продолжила…

— И дрочить себе в твоем возрасте… Это наши ребята в школе дрочат… Я не дура, не кому не скажу, что ты меня… ну трахать будишь.

— Ты серьезно… ? — от такой заявочки я просто выпал в осадок.

— Я люблю тебя папа… — ее глаза были полны нежности и смятения, голос задрожал. — Да я ненормальная.

Она заплакала я убежала в комнату.

Я был в шоке. Дочь призналась в любви к отцу как к мужчине. Немного поразмыслив я пошел к ней в комнату.

Юля лежала лицом в низ и всхлипывала. Я сель на кровать рядом и погладил по голове. Она резко развернулась…

— Я смотрела кассеты, где ты с мамой… Ты держишь ключ от письменного стала в шкафу.

И тут я просто был ошарашен. Я снимал свою жену на видео. Мы развлекались в месте позволяя себе забавляться безобидными извращения. Юля залезла ко мне на колени и спросила…

— Это было здорово?

— Да. — большего сказать не мог.

Юля посмотрела на меня совершенно ошалелыми глазами…

— Со мной не будет проблем. — с этими словами она быстро расстегнула мне брюки и ее губы коснулись члена. Она сделала это на столько нежно, что я не мог контролировать себя. Сделав движение, что бы оттолкнуть ее я наоборот положил руки на ее голову. Она уже впустила мой член себе в рот и жадно обсасывала головку. Из меня вырвался тихий стон и она попыталась взять еще глубже, но у нее не получилась. Все поплыло перед глазами. Сперма хлынула в рот Юля. Еще через пару минут она выпустила член и посмотрела на меня преданными глазами…

— Па я не глупенькая, как наши девки в школе. Ты меня вчера наверное хотел напугать, что б я одумалась. Но ты видел меня в ванной… Я уже год такая. Я честно люблю тебя. — ее голос опять задрожал. — А то, что ты сказал… ну что сделаешь со мной…

— Все таки напугал. — я надеялся на ответ, что мои слова глупости и что она знает, что я такого не буду делать, но..

— Для такого я наверное маленькая… Но зато я смогу привыкнуть… Ну говорят, что женщину мужчина должен приучать к своим желаниям.

— И кто же это тебе сказал.

— Да с девчонками в школе… Та книжку одна принесла…

— И ты хочешь это со своим отцом. — я чувствовал, что киплю как чайник.

Она задумалась…

— Вчера было больно, но мне очень было приятно, что это ты Па меня… Тем более, что ты на меня… Покакал… — она покраснела — Если тебе это не нравиться, то я больше так не буду в ванной делать.

Я ни чего не ответил. Мыслей просто не было. На какие темя мы говорит. Я просто маньяк.

Она прервала мою тяжелую задумчивость…

— Па, а шлюхи и бляди — это те которые со многими мужчинами это делают.

— Да. — невозмутимо ответил я.

— Ты вчера сказал, что меня такой сделаешь… Значит я буду со многими…

— Ты точно чокнутая. — я разозлился скорее от самого себя чем от слов Юли.

Как на автопилоте в вытащил из брюк ремень. Юля испуганно посмотрела на меня.

— Я щас тебе всыплю, что из мозгов дурь вышла. Задницу подставляй. — я встал над кроватью.

Юля на удивление покорно легла задрав халат и спустив трусы. Порол ее второй раз в жизни. После пятого удара захлюпала носом. Ягодицы покраснели. Она скулила, вцепившись в подушку, а в моей голове летали маниакальные идеи. Мне в руки попалась девочка с которой я могу сделать все что угодно, любой изврат беспредела и она наверняка примет все.

После 15 удара мой член опять встал и я понят что не могу удержаться. Отбросив ремень я скомандовал…

— Ноги раздвинь.

Она послушалась. Я разделся. Как и вчера я крепко прижал ее к кровати. На мгновение я замешкался. Передо мной лежала собственная дочь, мой член лежал в ложбинке между ягодиц. Мое греховное желание взяло верх. Мой член которым хотел взять Юлю по сухому предательски деревенел. Резким движением член вошел в задний проход. Юля закричала. Отверстие было все таки слишком узким для моего члена, тем более без смазки.

— Что больно сучка? — спросил я.

— Да пап.

Я Притормозил…

— А теперь скажи папе, что хочешь что б он тебе попку разъбал.

Она обернулась и почти шепотом…

— Па больно…

— Не слышу ответа. Иначе больше ни чем…

Договорить не успел, она перебила…

— Папочка разъеби мне попку.

— И ты хочешь, чтоб тебе больно было?

— Но па…

— Не слышу…

Она уткнулась лицом в подушку…

— И что бы больно было.

— А теперь все полностью — не утихал я.

Она вцепилась в подушку обеими руками…

— папочка разъеби мне попку и что больно было.

Я зажал ей рот рукой. Она мычала вцепившись в мою руки своими двумя, а мой член расширял ее задницу. В начале я чувствовал сильное трение, но по немного двигаться стало легче. Наконец я вздрогнул и сперма вспрыснулась в ее отверстие.

Я вытянулся на кровати, поднял ее голову руками с подушки, куда она уткнулась. Юля плакала, я же был на вершине оргазма. Потом я поднялся и осторожно раздвинул ее ягодицы. Как и полагал ореол ануса был покрыт трещинками, но слава богу без разрывов.

— Теперь слушай. Ты всегда была послушной девочкой, а теперь станешь еще послушнее. — схватив ее голову обеими …

руками я поцеловал ее в губы — Ты не представляешь что я хочу делать с тобой.

— Па, я буду такой…

*****

Так пошлел месяц до Юлиных летних каникул. Отношения стали постоянны. Ее рот и анус стали моим сексуальным прибежищем. Дома она послушна ходила в коротеньком халатике на голое тело. В школу она ходила обыкновенно, только пару раз я отправлял ее без белья и каждый раз она приходила слишком возбужденной. Поэтому я решил, что ей лучше ходить как все, что бы не привлекать внимание. Выходные мы просто не вылезали из постели, а если ходили в кино или парк, она шла без белья, а один раз, когда стало совсем тепло, она была к коротеньком темном платье под которым ни чего не было. Мы оба возбудились на столько, что я просто не выдержав завел ее в первый попавшийся подъезд дома и овладел ее через уже хорошо поддающуюся попку. После я посадил ее на подоконник и своим ртом впился в ее девственное влагалище. Юля испытав оргазм просто теряла сознание и твердила только одно…

— Папа, трахни меня сюда, ну пожалуйста…

Но на следующий день у нее начались месячные и мне пришлось разрешить ей надеть трусы, что бы она воспользоваться прокладками. Но при этом Юля возбуждала меня не меньше и три дня утром и вечером она провела сидя у меня между ног с членом во рту.

Ее извращенную привязанность, хотя она мне и не очень нравилась, я то же не забывал. Пору раз в ванной я испражнялся на ее грудь и наблюдал за процессом самоудовлетворения дочери. После она хорошенько мылась шла в комнату и я довольно жестко порол ее. После этих экзекуций замечал в ней сильное возбуждение при котором она кончала от анального секса.

*****

1 июля к нам пришли гости. Юля впервые за последние три не дели была одета полностью. Но длинную юбку я все равно не разрешил ей одеть. Родственники ни о чем не подозревали. Она вела себя как обычно. Только когда я зашел в ванную, она прошмыгнула за мной за мной. Ее глаза горели.

— Па, я больше не могу терпеть. У меня задница зудит просто…

Ее галаза были выпрашающие. Я же был в замешательстве, ведь в комнате были гости. Прислушавшись и заключив, что все уже слишком пьяны, что бы обратить внимание на наше отсутствие, закрыл дверь на защелку.

— Ну что ж, Юля, спускай трусишки.

Юля радостно выполнила приказ и развернувшись ко мне спиной уперлась руками в край ванной. Мой член скользнул в нее. Рукой я скользнул в ее девственные губки внизу. Она стонала сжав губы, что бы не было слишком громко. Увидев как ее тело содрогнулась в оргазме, я решил, что пора начать ее трахать по настоящему.

На следующее утро я отправился к своему знакомому врачу. Он был немного удивлен, что я интересуюсь противозачаточными средствами. Но объяснения, что дочь уже взрослая и я должен знать за ранее, что ей в ближайшем бедующем советовать, были вполне логичными.

На работе я оформил отпуск. И домой пришел уже в 4 часа. Юля выбежала на встречу. Ее щечки горели.

— Опять порнуху смотрела. — спросил я, глядя на ее возбуждение.

— Да — ответила она заискивающе. — А что нельзя…

Как будто она теперь не знала моего ответа, но я добавил…

— Разденься.

Она немного удивилась, ведь таких приказав я ей еще не выдавал, но быстро сняла свой миниатюрных халат, оставшись в одних домашних тапочках. На кухни пока готовили ужин, я наблюдал как она медленно доходит до кондиции. Блеск в ее глазах нарастал. Она сидела голой за столом. Ее соски на груди оттопырились и она изредка сама касалась их.

— Пососать хочешь. — я спросил ее пытаясь поймать максимальный пик возбуждения.

— Па… — она просто сорвалась с места и встав на колени расстегнула брюки втянув мой член на столько, что закашлялась.

— Ну — ну, так сразу не надо. — я поднял ее голову — Иди в комнату.

Она послушно ушла. Я же взял тазик с водой, бритву и крем для бритья. Увидев меня с таким оснащением, она удивленно стала наблюдать за моими манипуляциями. Усадив ее на край кровати с раздвинутыми ногами, я медленно намылил ее промежность и начал брить. Она девственное отверстие непроизвольно подавалось вперед и намокало прямо на глазах.

Закончив процедуру и не торопясь рассказал ей о противозачаточных средствах, которыми ей предстоит пользоваться. Она слушала молча. Ее руки намного дрожали. По всей видимости она прекрасно поняла, что произойдет сегодня. Рассказав все рекомендации, я посмотрел на нее с ног до головы. Она чуть дышала от пере возбуждения. Тогда я не стал продолжать эту процедуру теоретически и перешел к делу.

Она несколько раз вскрикнула, когда я сделал первый несколько толчков прорывая ее девственность. Затем член ушел на глубину и я уже только различал ее стоны сквозь сладкий сон. Я чувствовал как член упирается при полном погружении и радовался, что он достаточно велик, что бы заполнять ее полностью. Пробуждение наступило, только когда моя отцовская сперма стала заполнять влагалище дочери.

Я отнес ее в по душ. Она стояла пошатываясь…

— Па, а ты теперь туда будешь меня…

— А ты что не хочешь? — спросил я.

— Хочу-у-у. — протянула она. — Я теперь вообще трусы носить не буду ни когда.

— Никогда ни когда. — уточнил я.

Она не ответила, а нагнулась и взяла мой член ртом.

Через день мы были даче. Дом был довольно запущен, как весь огород. Времени заниматься всем хозяйством просто не было, да и появлялись мы здесь ни часто.

Первый день мы не вылизали из дома. Юля целый день провела голой, а я переходил из ее одного отверстия в другое.

Только на следующий день утром я решил пойти на пляж. Юля сидела на берегу озираясь по сторонам. Несколько ребят стали увиваться рядом с ней и я отошел подальше дав им пространство. Юля сначала испуганно попятилась за мной…

— Они пялятся на меня.

— Ну и хорошо, ты же уже не девочка — целочка. — ответил я — Поболтай с ними. Захотят по попки хлопнуть не откажи…

Моя маниакальная мечта сбылась. Моя дочь пришла к точки развращения. Я наблюдал за ребятами. Они не отличались смелостью. Только один из них рискнул обнять ее слегка за талию. Да и то быстро убрал руку.

Вечером я долго расспрашивал ее как ей ребята. Она рассказывала, но не уверенна с запинками и недоговорками. Пришло долго беседовать, но все же удалось выяснить кто ей понравился больше кто меньше. После я овладел ее влагалищем и уже в процессе продолжил беседу…

— И так девочка. — начал я медленно погружаясь в ее влагалище. — Теперь мы займемся тобой серьезно.

— Это-о как-к. — она прошептала.

— Это так. — я придал голосу строгости. — Завтра ты пригласишь того, что понравился тебе меньше всего.

— Зачем. — она открыла глаза.

— Зачем. — я выдержал паузу. — Скажешь что одна дома. Маленькая комната хорошо просматривается через щель со второго этажа.

— Я что… — она прервала мои мысли.

— Ты что… — перехватил я. — Ты с ним будешь любезна. Будет лапать — разрешай. Захочет трахнуть — раздвинешь ноги.

— Но папа..

— Ты обещала стать блядью. — напомнил я и в это момент кончил.

Мой член выскользнул из нее, но я продолжил другим способом. Взяв бутылку из-под пива, стоящую на столе и ввел Юле во влагалище. Она ойкнула.

— Становиться блядью не обязательно приятно. — продолжил я. — Но мне это надо и ты должна попросить меня об этом.

Юля смотрела на меня уже более спокойными глазами…

— Па, я прошу тебя, сделай меня блядью.

Стало ясно, что приказ, именно мой приказ, был для нее важен. И не просто приказ, а цель доставить мне удовольствие.

Когда возвращается юность
Лето было жарким…
В ICQ
Новый взгляд на личную жизнь героев Толкина
ТВ-ТРАХ. Тина Канделаки
Замужняя Олечка. Часть 2
Странник
Катин любовник
Деловая партнерша
Служебный роман
Весенний поцелуй
Тимур и его команда I. Часть 2. Разоблачение
Неожиданный e-mail
Виртуальная близость. продолжение
Наши друзья
Встреча в гостинице
Моя новая любовь
Хрупкая девочка и семь мужиков
У доктора
Быль

На линейку первого сентября девятиклассница Лиза приехала после ночной вечеринки с водкой и наркотиками. Утром проснулась от маминого звонка в квартире друга в сталинском доме на Широком проспекте. Вчерашнее помнила слабо, говорила с матерью уставшим голосом. Потом с трудом собралась и поехала в свою школу у Бульварного кольца.

Линейка уже началась. Завуч торжественно рассказывала о скором вступлении старшеклассников во взрослую жизнь. Лиза пристроилась в последний ряд к другой опоздавшей однокласснице. Стояла, еле держась на ногах. В глазах двоилось, болела голова, тошнило.

И вдруг что-то пришло. Накатили слёзы и тёплые чувства. Лиза обняла одного одноклассника, потом второго, третьего. Школьники изумлялись и отстранялись.

Шорох не успел передаться в передние ряды, когда Лиза услышала за спиной мамин голос: «Так вот ты где».

Увидев не до конца протрезвевшую дочь, мама приняла решение мгновенно: «Уходим отсюда». Посадила девочку в машину и увезла к отцу.

Лиза очень красивая. Большие зелёные глаза, чёрные ресницы, синие волосы и розовый румянец на белой коже. На ладошках татуировки с надписями, а на запястьях порезы. Одни уже стали шрамами, другие недельной давности. Все оттенки красного.

Последний сделала на уроке физики. Слушала учителя и вдруг провела острой линейкой по запястью. Соседка по парте увидела. Лиза попросилась выйти в туалет и там нашла чем замотать руку.

У 14-летней Лизы чёткий план. Закончить девятый класс, поступить в колледж при Плехановском университете, а потом и в сам вуз. Ей нравится математика и статистика, поэтому выбрала специальность «Банковское дело». А в 20 лет Лиза хочет умереть.

Она бы и сейчас с удовольствием, но, во-первых, на носу олимпиада по обществознанию, а во-вторых, ещё не выбрала способ. Склонялась к высокой крыше, но передумала. Большинство крыш закрыто, а на одной доступной её друзья пьют вино на закате. Если она спрыгнет, то крышу закроют. Лиза не хочет лишать их секретного места.

Учёба давалась легко. На многих уроках Лиза скучала. Сочинение по «Слову о полку Игореве» написала на 5, не читая текста. Предпочитает иностранных писателей: Чака Паланика, Сэлинджера, Грэма Грина. Одноклассники кажутся глупыми и отсталыми, особенно после опыта прошедшего лета.

В конце мая Лиза поругалась с мамой и ушла из дома. Повод был мелочный: мама кричала, что Лизина черепаха снова нагадила на пол. Лиза в ответ припомнила проделки кота, которого ненавидит. «Раз такая умная, можешь жить у отца». Она ушла в дождь, не дождавшись обеда.

Вместо отца уехала на дачу к подруге. Через три недели вернулась в Москву и всё-таки перевезла к отцу вещи. У него новая семья, но он был не против присутствия Лизы и её отсутствия по ночам.

* * *

Лиза начала ходить на вечеринки в клубах и на квартирах. Ночевала у кого попало, в основном у парней сильно старше её. Они угощали фруктами, шампанским и кокаином, она соглашалась с ними спать. Отвращения не испытывала, особого удовольствия — тоже.

В прошлом ноябре Лизу бросил Юра, с которым они встречались год. Ему было 17, ей 13, когда он позвал её в пустую квартиру своего друга на Шаболовке и лишил девственности. Она не хотела так рано, но очень хотела именно с ним. Потом он звал, когда хотел, и снова пропадал на месяц. А потом ушёл совсем.

С тех пор ей никто не нравился. Мальчики дарили цветы и шоколадки, звали гулять на Патриаршие, а она думала о недоступном Юре. Через неделю после расставания умерла бабушка. Было больно со всех сторон. И Лиза подумала: раз жизнь такая глупая, значит, проживу по полной, а потом умру.

В феврале сделала первую татуировку. Подружка отвела в полуразрушенное общежитие в Бибиреве, и там в тёмном подвале девочка ненамного старше выбила ей птиц — символ свободы.

Новые тату пошли одна за другой. Нравилось, что можно изменять своё тело. За некоторые расплачивалась сексом. Несовершеннолетним запрещено делать татуировки, но многие мастера закрывают на это глаза. Первых птиц она уже перебила — исправила на более качественных.

Лиза хочет сделать сплит языка — разрезать от кончика до середины, как у змеи, — но пока не решилась. К сексу стала относиться спокойно: если парень хочет, он не грубый и не страшный, то почему нет. Раз никто не нравится — какая разница.

Алкоголь и сигареты покупает по фальшивой копии паспорта. В центре почти всегда прокатывает, на окраинах почему-то реже. Лиза не курит, сигареты покупает по просьбе друзей, а для себя — гашиш. Кокаин — нет, 14 тысяч за грамм — дорого, лучше потратить 15 за обучение у тату-мастера, что и планирует сделать.

Кокаином Лизу угощают реже, чаще феном — дешёвым амфетамином. Лиза знает, что это вредно. От спайсов отказывается.

Всё лето Лиза появлялась в доме отца, только чтобы переодеться. С матерью почти не общалась. Она то проклинала её по телефону, то умоляла вернуться, но в целом не видела ничего плохого в каникулах у папы.

В новых знакомствах, вечеринках и прогулках прошло лето. Лизе нравилось общаться со взрослыми, лет до 24. Многие из них живут отдельно от родителей, сами зарабатывают, с ними интересно.

Последний день августа отмечала с другом, которому 21. Встретились на Пушкинской, погуляли по бульвару, купили в «Ароматном мире» шампанского и поехали к приятелю. Там было много людей и ещё больше крепкого алкоголя. От водки Лиза не пьянела, добавила фен.

Дальше не помнит. Лица смешались: девочки, мальчики…

Дима родился в Новосибирске. Мама — учитель английского, папа — менеджер в строительной фирме.

С детства больше любил играть в повара, чем в войну. Хорошо ладил с девочками и не дёргал их за косы. «Какой воспитанный и чуткий юноша, — говорили чужие мамы. — Ласковый, послушный, внимательный, сам предлагает помыть посуду».

Папа с детства немного отстранялся от Димы: не звал играть в футбол и на рыбалку, не дарил автомат. Как будто понимал, что бесполезно. Но иногда, выпив с друзьями, говорил: «Лучше бы уж родилась девочка».

Впервые Дима осознал, что с ним что-то не так, в 11 лет. Смотрел голливудский боевик и поймал себя на том, что любуется мышцами главного героя, а не формами дамы, которую спасали. Как девочка, плакал над «Унесёнными ветром» и «Неспящими в Сиэтле», которые смотрел на английском языке.

Потом стал засматриваться на одноклассников. Сначала пугался самого себя, потом полез в Интернет и понял, что не один такой, что это бывает и это врождённое.

Допустим, это вариант нормы, но как с ним жить? Дома было спокойно, мама читала Шекспира, но в школе дети начинали подозревать то, что Дима боялся произнести вслух. В 13 лет в раздевалке перед «физрой» дотронулся до бицепса одноклассника и получил сотрясение мозга.

С тех пор он ещё больше не любил физкультуру, а любил историю, в основном благодаря учительнице — участливой даме за 50. У неё был муж-переводчик и трое взрослых детей.

* * *

Дима как-то подошёл после уроков и спросил о викингах. Ольга Станиславовна охотно осталась в классе и рассказала много интересного. С тех пор встречи происходили часто. Они разговаривали об истории и жизни.

Однажды учительница даже не спросила, а скорее констатировала: «Ты ведь гей». Мальчик признался со страхом и надеждой на понимание. Учительница рассказала, что это было во все времена от Древней Греции и что это нормально.

Тогда Дима решил, что можно признаться и родителям. Ему было 14. Предвидел, что отец не поймёт, но и не осудит, а мама примет таким, какой есть.

Они не приняли оба. Слёзы матери и крик отца поздно вечером за закрытой кухонной дверью. И запах сигарет, которого раньше не было в доме.

Дима полночи плакал под одеялом, потом уснул и видел кошмары. Утром мама с серым лицом молча придвинула ему чай и овсянку. Вместо еды Диме хотелось умереть.

Он с трудом дождался окончания уроков и пошёл к Ольге Станиславовне. В такой день ему особенно был нужен разговор. Но она сказала, что им больше нельзя встречаться после уроков. Мама вечером успела позвонить другой родительнице, та передала дальше по цепочке. Утром в кабинете директора учительнице сказали, что не допустят её дурного влияния на школьника. Она боялась потерять работу.

* * *

Дима после школы не пошёл домой. Бродил по городу до позднего вечера, потом позвонил однокласснице Яне. Они всегда дружили, а в тот день её родители были в отъезде, и она позвала к себе.

Признался Яне, что гей. Она поняла, принялась утешать и в ответ призналась, что он ей всегда нравился и что это недоразумение можно исправить. Дима захотел исправить, и у них случился секс. Первый для обоих.

Наутро Дима чувствовал себя ещё хуже. Считал, что обидел Яну, сделал с ней нечто противное и исправиться не сможет. Пошёл домой.

Мама с зелёный лицом прошипела, что обзвонила все морги, что отец разочарован, её жизнь кончена, она сама виновата, что воспитала такого сына. И ушла на работу, велев погулять с собакой.

Дима понял, что идти больше некуда. Выгуляв лабрадора, подумал: хорошо быть собакой, тебя любят просто так. А быть геем хуже изгоя, которого травит весь класс. И выпил все таблетки, которые нашёл дома.

Когда Катю вызвали к завучу по воспитательной работе, строгой Клавдии Петровне, она удивилась: за что? Оценки хорошие, учителям не дерзит, мальчиков давно не била. В кабинете завуча увидела маму и удивилась ещё больше. Её сто лет не вызывали.

Гроза всех детей Клавдия Петровна со сладкой улыбкой попросила Катю сесть и не пугаться. Мама улыбалась, но скорее завучу. Ей сказали, что речь пойдёт об Оле.

Новенькая Оля пришла в девятый класс три месяца назад. Рыжая, высокая, сутулая и неуверенная. Над ней сразу стали издеваться. Кате тоже Оля не нравилась, но в травле она не участвовала, не её стиль.

Поэтому было странно, что разговор будет об Оле. Она же мебель.

Выяснилось, что Оля так переживала, что её не принимают, что отказывалась идти в школу. А неделю назад пыталась покончить с собой — порезала запястья.

«Ого! — сказала Катя. — Но при чём тут я?». Клавдия Петровна сказала, что вся надежда на Катю, что родители Оли в шоке, а они влиятельные люди в Ставрополе, и нельзя допустить, чтобы Олю перевели в другую школу, что репутация Клавдии Петровны и всей спецшколы на кону. А ты, Катя, мол, — неформальный лидер и мудра не по годам, сможешь перестроить остальных в пользу Оли.

Катя неуверенно сказала, что попробует, хотя не знает как.

* * *

По утрам Оля объясняла маме, что не может ходить в эту школу, каждая минута там ад, её все ненавидят. Мама твердила, что надо быть выше чужой глупости, и везла дочь к первому уроку на машине.

На уроках физкультуры во время игры в баскетбол девочки больно толкали её. В остальное время унижали словами. Учителя видели, но ничего не делали. Каждый день был хуже предыдущего.

Дома мама продолжала утешать, показывала интервью актрисы Тильды Суинтон, в котором она рассказывала, что с детства считала себя страшной и переживала. Но где актриса, а где девятиклассница в маленьком городе, думала Оля.

В воскресенье вечером ей стало особенно плохо от мысли, что завтра в школу. Мама посоветовала принять ванну и успокоиться. Оля набрала ванну и взяла с собой вместо книжки канцелярский нож. Родители смотрели фильм в гостиной. Мама зашла проведать Олю через 20 минут.

Это ночь была страшной для всей ставропольской семьи. Но для Оли это был не конец.

Она не успела серьёзно навредить себе. Врачи перевязали её запястья и вкололи успокоительное. Дома родители уложили спать и закрылись на кухне. Отец пил виски, мама настойку пиона. Он порывался всех убить, она думала, как спасти девочку.

На следующий день мама Оли пошла к Клавдии Петровне, а ещё через день улетела с дочерью к сестре в Испанию. Неделя на море и двоюродная сестра должны были вернуть дочери желание жить и учиться.

Катя по дороге из школы высказала маме недоумение. Она не обязана симпатизировать тем, кто не нравится. У неё куча дел, и ей неинтересна Оля.

Посмотри на это как на эксперимент, предложила мама. Ты же увлекаешься психологией.

В следующий понедельник Оля вернулась в школу с испанским загаром. Первой в тот день была алгебра. Перед уроком Катя с «могучей кучкой» (пять мальчиков и девочек, у которых лучше всех шла математика) обсуждала сложную задачу. Математичка требовала с них больше остальных.

— Оля, иди к нам, у тебя же хорошо с алгеброй, — небрежно бросила Катя.

— Ты что, на фиг нам это «Квазимодо»? — удивилась подруга.

— Расслабься, от неё будет толк.

Катя дала Оле самую сложную задачу, над которой группа билась не первый день.

После уроков Оля решала задачу весь оставшийся день. Утром протянула Кате листок с формулами. Катя внимательно их проверяла, её план начинал работать.

На уроке математичка спросила, как у «кучки» дела с задачей.

— Кучка не справилась, — сказала Катя. — Её решила Оля.

Весь класс удивлённо смотрел.

— А я, кажется, Оле не давала эту задачу, — удивилась математичка.

— А зря, Ольга Ивановна, пора начинать.

Похожие вещи Катя потом проделала и на других предметах. А Оля и правда оказалась способной. И у неё был хороший английский, что особенно важно в спецшколе. Катя иногда болтала с Олей на переменах и старалась включать в разговор остальных. Осаждала говоривших Оле гадости.

Прошло три месяца. Оля так и не начала нравиться Кате как человек, и они не стали друзьями. Оля сблизилась с парой других девочек в классе, выглядела увереннее и даже лучше одевалась. Катя вскоре забыла про спецзадание.

На последнем звонке из дорогого автомобиля вышли мужчина и женщина и подошли к Кате. Это были Олины родители. Мама пожала Кате руку и заплакала, а папа вручил чёрную коробочку. Катя сказала: «Не за что», «Спасибо». И быстро ушла.

В коробке были скромные швейцарские часы. Но Кате было неприятно.

После летних каникул Оля окончательно обрела уверенность. А у Кати появились вопросы. А если бы что-то пошло не так? Как можно было вешать такую ответственность на неё, 16-летнюю?

До этой истории Катя была беззаботным подростком, а сейчас начала задумываться.

* * *

Дима очнулся в больнице, когда делали промывание желудка. Сказали, что ещё чуть-чуть, и его не спасли бы. После выписки его отправили к психологу. Она сумела объяснить Диме и его родителям, что быть геем нормально и он не хуже других. Они приняли это с сомнением, но стараются понять.

В школе Дима по-прежнему скрывает. Завёл новых друзей в чате ЛГБТ-подростков Новосибирска. Летом познакомился в лагере с ровесником Лёшей. Пока это похоже на первую любовь. Взаимную.

* * *

Лиза после случая на линейке вернулась жить к маме, снова пошла в школу. Но её «лето свободы» не прошло бесследно. Неделю назад покрасила волосы в синий. Маме не понравилось, сорвалась на крик.

— Татуировки, пирсинг! Зачем ты всё время уродуешь себя?!

Потом успокоилась и выложила фотографии Лизы в соцсети. Написала: «Смотрите, какая у меня красивая дочь».

Лиза не уверена, что найдёт вместо Юры новую любовь. А если найдёт, то понимает, что и она пройдёт. Она не хочет в 30 лет сидеть с кошкой перед телевизором, потому что очередные отношения не сложились. Не хочет работать в офисе по расписанию. Не хочет стать дряблой и ворчливой в 50.

Она понимает, что делает плохие вещи. Но не видит смысла делать хорошие. Поведение взрослых часто кажется ей лицемерием. Учителя пользуются властью и унижают, а родители не видят её проблем.

Одноклассники зовут её «долбанной суицидницей». Подруги не могут распутать свои собственные проблемы, а друзьям-приятелям, как она считает, нужен только секс.

Лиза пока не придумала, за что ей ценить свою жизнь.

* * *

Россия занимает первое место в мире по количеству подростковых суицидов. На 100 тысяч детей в возрасте от 15 до 19 лет приходится 16 самоубийств, то есть втрое больше, чем в среднем в мире.

Показатели не зависят от социального благополучия семьи и её доходов. Это происходит как в плохих, так и в хороших семьях. Там, где родители не понимают своих детей.

Обстоятельства дела противоречивы: следствие и прокуратура до сих пор уверены, что преступление имело место. Ссылаясь на первоначальное признание обвиняемого и результаты экспертиз, на прениях они требовали обвинительного приговора и лишения свободы. Сам отец утверждал, что в его действиях не было никакого сексуального подтекста — просто он был неловок при смене подгузника. Мужчина даже показал, как все было.

Сергей Кукушкин, бывший подсудимый: «Когда начал я ее переодевать, она была полностью в фекалиях. Так как салфеток было мало, я ее протирал, и на тот момент я не знаю — может, я ее поцарапал, может, еще что-то… Я даже сам этого не понял, пошла кровь, я позвонил жене, жена, естественно, приехала».

Многие посчитали, что именно жена, что называется, «выгородила» супруга в суде, полностью встав на его сторону. Суд первой инстанции счел вину Кукушкина не доказанной, поскольку в момент, когда все случилось, отец был с детьми один, а доказательства мотивов его действий лишь косвенные: в частности, известно что в тот вечер мужчина был нетрезв и просматривал на телефоне материалы порнографического характера.

Прокуратура заявила протест, и высшая судебная инстанция вернула дело на новое рассмотрение в тот же суд.

Наталья Лосева, пресс-секретарь Верховного суда Татарстана: «Приговор обжаловала прокуратура, было апелляционное представление, сегодня Верховный суд его рассмотрел, в связи с наличием процессуальных нарушений приговор был отменен, направлен на новое рассмотрение».

Какие именно нарушения были допущены во время первого процесса, Верховный суд не раскрывает. Теперь всех участников этой скандальной истории ждут новые допросы и экспертизы. Для Кукушкина это означает, что с семьей ему, видимо, придется расстаться — как минимум на время нового судебного процесса. Надзорные ведомства и так посчитали, что ему разрешили вернуться домой слишком рано, до вступления приговора в законную силу. Обвиняемый находился под домашним арестом в другой квартире.

Все началось в 10 классе. К нам в гости приехала подруга матери с мужем. Их звали Анна Михайловна и Николай Иванович. Им было по 35 лет. Хотя на вид выглядели гораздо моложе. Встреча прошла весело. Родители и гости выпили много вина. Беседа была громкой. Николай Иванович начал рассказывать анекдоты о сексе. Родители, смутившись, сказали, чтобы я пошел погулять. Но Анна Михайловна заступилась, сказала, что парень уже взрослый, и не надо быть ханжами. Пошлости в анекдотах нет, а молодежь сама разберется, что к чему. Эта женщина мне нравилась. В ней было, что-то от кошки. Такая же мягкая, игривая и нежная. Голос Анны Михайловны был соблазнителен. И выглядела она просто супер. Ростом она была почти с меня. Тонкая талия, чуть широковатые бедра, грудь небольшая, а главное попка. Это было произведение искусств. Немного приподнята и напоминала спелый грецкий орех. По рассказам родителей я знал, что у Анны Михайловны это второй брак. От первого брака у неё дочь. Николай Иванович служил в армии прапорщиком. Служба наложила свой отпечаток на его жизнь. Трудно было представить, что такая женщина, как Анна Михайловна, могла связать свою жизнь с таким мужчиной. Николай Михайлович был запойным. Мог месяц не пить, но если пошел в загул, его не остановишь. Хотя достаток в семье был.

Отец с Николаем Ивановичем пошли в магазин за выпивкой. Мама и Анна Михайловна, уединившись в спальни, рассказывали друг другу о своей жизни. Комнаты у нас были спаренные, и до меня доносился их разговор. Мама жаловалась, что я стал не управляемый, плохо стал учиться. На что Анна Михайловна сказала, что это период полового созревания. Играют гормоны. Пройдут года 2, и всё станет на свои места. Затем Анна Михайловна спросила маму, есть ли у меня девочка? Мама не знала. Пора уже иметь, заметила Анна Михайловна. Потом вспомнили свою юность. Оказывается у мамы и Анны Михайловны, был один на двоих жених. И я так понял, что они делили с ним постель.

Пришли мужчины и вечер продолжили. Мужчины пили теперь водку, а женщины продолжали пить вино. Через пару часов отец пошел спать. Николай Иванович был крепче, поэтому оставался за столом. Состояние его было не очень. И через час он отключился. Женщины тоже решили ложиться спать. Я спал в саду, под тенью деревьев. Анна Михайловна тоже изъявила желание спать в саду. Мама была не против. Мы поставили еще одну раскладушку. Анна Михайловна пошла, принять душ. Через десять минут она вернулась. На ней была футболка, которая прикрывала её попку. Ножки были стройные и манили меня. Член мой был в напряжении. Так как был полумрак, Анна Михайловна не заметила, как я с вожделением смотрю на неё. Она начала укладываться спать. Но здесь произошел казус. Ножка у раскладушки подвернулась, и Анна Михайловна оказалась на земле. Я вскочил, чтобы помочь. И тут она увидела оттопырившиеся трусы. Ей было больно и смешно. Я неловко подал руку, прикрывая своё достоинство. Анна Михайловна опёрлась на руку, но стоять было больно, поэтому мне пришлось приобнять её, чтобы она снова не упала. Член мой был на приделе, лицо горело, сердце билось с грамадной силой. Анна Михайловна впервые оказалось в таком пикантном положении. Юноша с торчащим членом с женщиной, годящейся ему в матери, обнимает так нежно, что не долго и голову потерять. Она не знала, как себя вести.

С одной стороны надо отстраниться, чтобы не усугублять положение. С другой стороны, нога болит и вряд ли удастся самой дойти до беседки. И еще этот юношеский задор с торчащим членом. Голова действительно плохо соображала. Да ещё вино сыграла свою роль. Анна Михайловна тихо спросила… «Молодой человек, мы так и будем так стоять?» Я не знал что ответить. Голова закружилась, ноги стали ватными. В пору Анне Михайловне было меня держать. Она попросила, чтобы я помог ей добраться до беседки, которая находилась в пяти шагах. Пока мы медленно добирались до беседки, я по достоинству оценил её тело. Оно было божественно. Добравшись до беседки, Анна Михайловна усевшись на лавочку, нач! ала масс ажировать ногу. Мои мысли метались в разные стороны. Но совладать со своим членом я не мог. Анна Михайловна, мельком взглянув на мой член, улыбнувшись, тихо сказала… «По моему не мне надо оказывать скорую помощь, а Вам, молодой человек!» Анне Михайловне стало легче, и она попросила отвести её в душ, т.к. немного выпачкалась, когда падала. В такой просьбе отказать не мог. Мы медленно пошли по аллее. Летний душ находился в конце этой аллеи. А это было порядка десяти метров блаженства, рядом с такой красивой женщиной. Добравшись до душа, Анна Михайловна вкрадчиво спросила… «Может Вам тоже принять водную процедуру? Все-таки вода снимает всякий стресс». Здесь сыграло мужское начало. «Только с Вами!»,- выпалил я. Улыбнувшись, Анна Михайловна сказала… «Ну что ж прошу!», давая понять, что не против. Я плохо соображал. Под душ встал прямо в трусах. «Э, так дело не пойдет», -сказала Анна Михайловна. Мыться будем голыми, и первая начала снимать футболку. Первый раз в жизни я уви дел близко женскую грудь. Сосок был темного цвета, немного набухший и смотрел вверх. «Что никогда не видел голых женщин?»,- спросила Анна Михайловна. В горле у меня пересохло. Я сглотнул слюну и выдавил… «Угу!!» Анна Михайловна начала снимать трусики. Мне кажется, я потерял отсчет времени. Пульс бился во всех частях тела. Температура поднялась. Когда Анна Михайловна сняла трусики, я прохрипел не своим голосом… «Какая Вы красивая тетя Аня!!!» И набравшись смелости, тут же спросил… «Можно я Вас поцелую?» «Пора Вам взрослеть, молодой человек!!», — улыбнувшись, сказала Анна Михайловна. В ней самой горел огонь страсти. Она тоже плохо себя контролировала. Поэтому поцелуй оказался таким страстным, что на мгновение время остановилась. Анна Михайловна, не контролируя себя, сняла с меня трусы. Член не мог выдержать такой атаки. Произошел выстрел спермы. Анна Михайловна поцеловав еще раз, успокоила меня. «Такое может выдержать только герой». Но член мой не хотел сдаваться. Он т! акже стоял по стойки «смирно». «Да, с таким бойцом надо долго ! занимать ся», — заметила Анна Михайловна.

Я провел рукой по её шикарному телу, добравшись до ракушки. Анна Михайловна была мокрая. От моего прикосновения она прогнулась, немного уводя за собой мою руку. Но я не хотел отрываться от такого блаженства. Рука заняла прежнее положение, погрузившись в тепло женского лона. Голос Анны Михайловны стал глуше, дыхание чаще. Она перешла на шепот. «Да, милый, да!!!» Я хотел эту женщину больше всего на свете. На движение моей руки, она отвечала движением всего тела. Ей нравился секс. Сдерживать себя я уже не мог. Я начал свободной рукой направлять свой член в её пещерку. Анна Михайловна поняла с полуслова. Она повернулась ко мне своей замечательной попкой. И, боже мой, как она прогнулась. Это поистине была кошка. Мне без особого труда удалось вставить свой инструмент. Какая волна блаженства прокатилась по моему телу. Теплая влажная пещерка дала такие ощущения, что сознание ушло, а осталась одна страсть. Я взял через чур быстрый темп. Анна Михайловна томно прошептала… «Только не спеши!» Я умерил свой пыл. Хотя с такой женщиной это сделать не просто. Движения стали более ритмичными. На мой толчок Анна Михайловна отвечала таким движением, что мне трудно было себя сдерживать. Анна Михайловна вошла во вкус. Попка её вытворяла такое…!!! Приближение оргазма Анны Михайловны я услышал по её дыханию и стонам. Она так распалилась, что стоны могли услышать родители и Николай Иванович. Но к счастью все крепко спали. Первая волна оргазма охватила Анну Михайловну, когда я не сдерживая свой порыв начал усиленно работать бедрами. Когда прошла первая волна, я не сдержался и выстрелил в Анну Михайловну своим зарядом. Тут же Анна Михайловна кончила второй раз. После двух оргазмов, чувства стали возвращаться к нам. Анна Михайловна повернулась ко мне, и мы соединились в страстном поцелуе. «Спасибо тебе, дорогой мальчик. Такого со мной давно не случалась!! Я уж думала, что фригидной стала». Мы помылись. У Анны Михайловны было столько нежности ко мне, что я не мог сдержать своих чувств. Я предложил выйти за меня замуж. Анна Михайловна поняла моё мальчишество. «На счет жены не знаю, а вот в любовницы могу пойти!!» Я был счастлив. Такая женщина и МОЯ ЛЮБОВНИЦА!!!

Сон был крепкий. Встали поздно. Родители ушли на работу. Николай Иванович искал, где б опохмелиться. Анна Михайловна светилась. Николай Иванович не разделял её радости. Мне было немного неловко перед Анной Михайловной, но, видя её задорный вид, я успокоился. Я предложил гостям сходить на озеро искупаться. Озеро находилось в километре от нашего дома за небольшой рощицей. Анна Михайловна сразу же согласилась с моим предложением, а вот Николай Иванович заупрямился. Хотя это было еще лучше. Я буду рядом с любимой женщиной вдвоём. Мы взяли полотенце,одеяло, купальники и пошли на озеро. «Ну, как настроение после вчерашней ночи?», — спросила Анна Михайловна. «Такого еще со мной не происходило!!!!», — ответил я. Когда мы вышли на тропинку и пошли рядом, мой член начал подниматься. Анна Михайловна заметила это поползновение. «Какой ты легковозбудимый, я же ничего не делала», — проворковала Анна Михайловна. Ей было приятно, что такие чувства вызывает у мужчины, хотя и юного. Анна Михайловна сама легко возбуждалась. Юность была яркой, насыщенной. Рано вышла замуж. Родила дочь. Первый муж был превосходным любовником. И он полностью раскрыл Анну Михайловну в сексуальном плане. Сексом они занимались везде. В лифте, на кухне, в ванной, в машине. И даже умудрились в гостях, когда было много народу. Но им хватила пяти минут. Оргазм был сумасшедший. Экстремальный секс больше возбуждал Анну Михайловну. Это были три года страстной любви. Первый муж погиб в автокатастрофе. Со вторым познакомилась через четыре года после гибели мужа. Её пригласила подруга на день рождения. Выпили много вина, потом танцы.

Подруга погасила свет. Николай (один из гостей) прижал Анну крепче, и они слились в долгом поцелуе. Подруга тоже целовалась со своим парнем. Потом они ушли в другую комнату, и Анна и Николай остались вдвоем. Николай взял инициативу в свои руки. Анна поддалась легко. У неё давно не было мужчины. А плоть требовала своё. Оргазм наступил быстро. Николай был неутомим. Эта страсть сразу же сразила Анну. На утро Николай сделал Анне предложение. Она вышла замуж. Потом они переехали в другую воинскую часть. Зарплата у Николая стала больше, но начались пьянки. К сексу Николай охладел. Анна пыталась завести любовника. Но всё неудачно. И вот удача улыбнулась ей в лице молодого любовника.

«Надо тебе разрядится», — сказала Анна Михайловна. Я был согласен. Народу по близости не было, но мы все-таки углубились в чащу. Здесь нас точно никто не увидит. Сегодня Анна Михайловна руководила мной. Она нежно провела рукой по оттопыренным шортам. Мой жезл ответил вздрагиванием. Анна Михайловна помогла мне освободить его. «Дай-ка я его получше рассмотрю», — беря в руку, сказала Анна Михайловна. Я опять весь горел. Она опустилась на колени и сделала несколько поступательных движений своей нежной рукой по моему члену. Я еле сдержал, чтобы не кончить. «Совсем взрослый и какая красивая головку». Она посмотрела своими смеющими глазами снизу вверх, отчего я чуть не потерял сознание. Это был взгляд страстной женщины, которая знает, что хочет от мужчины. Через мгновение весь мой член был в плену её сладких губ. Первый раз мне делали миньет. От одного прикосновения её языка к моей головки, я кончил. Спермы было много. Но Анна Михайловна не выпускала мой член, пока не кончился оргазм.

Сперма всё же вытекла из её прекрасного ротика. Но язычок ловко подобрал капли влаги. Да, первый миньет, я никогда не забуду. Анна Михайловна завелась ни на шутку. Да, и мой член не утратил своей упругости. Она поспешно стянула с себя шорты, которые красиво подчеркивали её прекрасную попку. При свете солнца она была восхитительна. Её лоно манила меня. Я захотел сделать этой женщине тоже, что она сделала минуту назад. Я припал своими губами к её промежности. И сразу же утонул во влаге её истекающей ракушки. Мой язычок коснулся её губ. Анна Михайловна выгнула спину, голову откинула назад. Она давно мечтала о таком блаженстве. Я вошел во вкус. Мне нравилась этот сок, эти губки, этот клитерок. Я чувствовал, что Анна Михайловна скоро кончит. Но не думал, что это произойдет так скоро. На моё движение языка, она подала бедра вперед, язык очутился в пещерки, и тут она кончила. Она сдавила ногами мою голову. Мне было трудно пошевелиться, но я был доволен, что доставил удовольствие такой женщине. Через минуту ноги расслабились, и я смог освободиться из сладостного плена. Анна Михайловна лежала в такой соблазнительной позе, что я вогнал свой член в ещё горячую пещерку. Анна Михайловна вздрогнула, но с радостью откликнулась на моё предложение. Её бедра заработали в такт движения моим.

Да, эта женщина поистине знает толк в сексе. Она знает, как доставить мужчине удовольствие, и не забывает о себе. После бурного секса, мы немного полежали на травке, и отправились на озеро. Вода омыла наши тела. После купания мы часик наслаждались солнцем. Я не мог оторвать глаз от Анны Михайловны. Капельки воды блестели на её гладкой коже. Мне хотелось целовать каждый участок её превосходного тела. Народу было много, поэтому пришлось сдерживать себя. Но я грезил будущей ночью. Я чувствовал, как мой член шевелиться в плавках, но поделать с собой ничего не мог. Я лежал на животе, поэтому моё возбуждение никто не видел. «У тебя всё в порядке?», — спросила Анна Михайловна, посмотрев на меня. «Я хочу Вас!!!!», — прошептал я. «Будь терпелив, мой юный любовник!», — пропела Анна Михайловна. Домой вернулись к вечеру. Родители уже были дома. Николай Иванович был в хорошем настроении. Он нашел, что искал. Да и отец поддержал компанию. Веселье продолжилось. Так как была пятница, родители с гостями засиделись. Я, не дождавшись свою любовницу, уснул. Сон был эротичный. Проснулся оттого, что член болел от эрекции. Было темно. Рядом на раскладушке, спала Анна Михайловна. Я протянул руку и начал гладить её тело. Анна Михайловна выгнулась, как кошка. Ей нравились мои ласки. Я осмелел. Рука моя проникла под одеяло, коснулась её груди. Я начал теребить её сосочек. Анна Михайловна уже не спала, но глаза были закрыты. От груди я спустился на животик. Наконец добрался до пещерки. Я погрузил указательный палец в её лоно, и почувствовал Какая она мокрая. Я ускорил темп, добавив ещё один палец. Анна Михайловна ответила бедрами. Член мой рвался в бой.

Скинув трусы, я очутился между бедер Анны Михайловны. Она тут же обхватила ногами. Член был полностью в её власти. Я начал движение. Анна Михайловна прижала меня к себе. Я как будто слился с ней, став единым целым. Стало жарко. Но сдаваться было рано. Я двигал бедрами, как отбойный молоток, доставляя Анне Михайловне наслаждение. Нам не хватала простора. Раскладушка могла порваться в любой момент. Но она выдержала это испытание. Когда Анна Михайловна кончала, она прижимала меня к себе с такой силой, что дыхание моё останавливалось. Кончил я так же бурно, как и днём. Анна Михайловна предложила пойти в душ. Я был не против. В душе я намылил Анну Михайловну. Мне было приятно гладить все её шикарное тело. Ей это тоже доставляло удовольствие. Она прогнулась, когда я провел рукой по её промежности. Ей хотелось еще секса. Это был призыв, от которого я не смог отказаться. Мой член был в готовности №1. «Я хочу более экзотичного секса», — прошептала Анна Михайловна. «Что ты слышал об анальном сексе?» Мои познания были слабы. Но с такой опытной учительницей, я готов учиться день и ночь. «Будь, нежен и терпелив», — сказала Анна Михайловна. Она повернулась ко мне спиной, взяла мой член и начала водить им по ложбинке своей попки. Несколько раз член попадал в её ракушку, но у Анны Михайловны была другая цель. Член мой горел, из головки выделялась смазка. Она была нужна для проникновения в тайный уголок женской страсти. И вот цель найдена. Какое блаженство чувствовать, как сжимают твой член со всех сторон, а он своим напором проходит все глубже и глубже. Анна Михайловна достигла того, чего хотела. Стон был таким громким, что я потерял контроль над собой, начал долбить Анну Михайловну с удвоенной силой. Оргазм Анны Михайловны был таким мощным, что стон перешёл в вой. Она забыла, где находиться, который час. Она была самкой, которая получает удовольствие. Больше её ничего не интересовало. Я продолжал таранить Анну Михайловну до тех пор пока мог член не начал извергать своё семя. Анна Михайловна просто рухнула. Я едва успел поддержать, чтобы она не упала вовсе. Я открыл воду, и теплые струйки стали щекотать наши тела. Мы приняли душ. Анна Михайловна едва переставляла ноги. Мы добрались до постелей и сразу же крепко уснули. Продолжение следует….

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *