Новорожденный на ИВЛ

Аппараты искусственной вентиляции легких с момента начала пандемии COVID-19 являются ключевым фокусом внимания мировых СМИ, политиков и экспертов от здравоохранения. ИВЛ может спасти жизнь тяжелобольных COVID-19, хоть и не гарантирует положительного исхода болезни. Сами по себе аппараты не лечат. Говорим с анестезиологом-реаниматологом из БСМП Ольгой Светлицкой о практике применения аппаратов ИВЛ, времени, которое пациент проводит подключенным к ним, шансах на выздоровление и проблемах у пациентов с лишним весом.

Ольга Светлицкая работает анестезиологом-реаниматологом в столичной Городской клинической больнице скорой медицинской помощи, является кандидатом медицинских наук, доцентом кафедры анестезиологии и реаниматологии БелМАПО. С ней мы разговаривали в прошедшую пятницу — удаленно, по телефону. Полностью запись интервью можно прослушать в новом выпуске нашего научно-популярного подкаста Oh, hi Mars! (Apple Podcasts, Google Podcasts, «Яндекс.Музыка», Telegram-канал, прямое скачивание). Ниже находится текстовая версия этого подкаста.

Для чего нужны аппараты ИВЛ

Аппарат искусственной вентиляции легких предназначен для принудительной подачи воздуха или воздушно-кислородной смеси в легкие пациента. Основная цель — насыщение крови кислородом и удаление углекислого газа. Аппарат помогает врачам моделировать процесс дыхания у пациента, который по каким-то причинам сам дышать не может. Причин может быть много. Далеко не всегда это связано с повреждением легких.

— Практически все пациенты с тяжелой травмой головного мозга априори находятся на ИВЛ, причем длительное время. При повреждении мозга нарушается работа так называемого дыхательного центра, который находится в продолговатом мозге, и, соответственно, нарушается центральная регуляция процесса дыхания. У пациента с черепно-мозговой травмой все хорошо с легкими, но дышать самостоятельно он не может, потому что поврежден дыхательный центр или нарушена его работа, и импульс, который инициирует процесс активного вдоха, просто не формируется.

Импульс, который все-таки формируется, может не проходить к дыхательной мускулатуре. Такое случается при травме шейного отдела позвоночника.

— Например, банальная травма при прыжке в воду вниз головой. Каждый год несколько человек в стране ломают шеи. Импульс формируется, с легкими все хорошо, и с мышцами все неплохо, но импульс из головного мозга не проходит к мышцам. Порой эти люди навсегда остаются жить рядом с этим аппаратом ИВЛ.

Также аппарат необходим при сочетании нервно-мышечных заболеваний. В качестве примера такого заболевания Ольга упомянула Стивена Хокинга, который страдал боковым амиотрофическим склерозом.

ИВЛ и пневмония

Любой вирус — это генетический материал в оболочке. Чтобы размножаться, ему надо внедриться в клетку хозяина. Для коронавируса такая клетка — это наш респираторный эпителий, который выстилает нижние дыхательные пути.

— Он попал в эту клетку, внедрился, и клетка начинает работать на вирус. Свои функции в организме она уже не выполняет. Если у нее была функция проводить кислород, то она уже не может этим заниматься. Она занята тем, что продуцирует генетический материал вирионов. Когда их становится очень много, то она просто лопается, и вирус распространяется на остальные клетки. В месте повреждения наступает воспаление, отек.

Чем больше поражено альвеол, тем хуже будет состояние пациента, тяжелее пневмония. Через дыхательное горло в альвеолы в наших легких поступает воздух. Альвеола оплетена густой сетью капилляров — сосудов с тонкой стенкой, через которую происходит диффузия газов. Простыми словами: через альвеолы в артериальную кровь поступает кислород, а из венозной крови уходит углекислый газ.

— Если у человека есть пневмония, это всегда воспаление на уровне альвеол. Они воспаляются, отекают, там скапливаются клетки, лейкоциты, из-за чего альвеолы утолщаются, разрушаются. В результате этого кислород не может пройти через альвеолу в кровь. Это проявляется в виде гипоксии — снижения уровня кислорода в артериальной крови. Это опасное состояние, при котором начинают страдать все органы и системы человека. Нам нужен кислород, чтобы жить.

Как отмечает Ольга Светлицкая, в таком случае необходимо искусственно повысить объем кислорода, поступающий в организм пациента.

— Когда мы подключаем пациента к аппарату ИВЛ, мы моделируем процесс дыхания. С одной стороны, мы освобождаем пациента от этой работы: его мышцам не надо сокращаться, на эту работу не надо тратить ценный кислород.

Атмосферный воздух состоит из кислорода всего на 21%. А потому при пневмонии с помощью аппарата ИВЛ удается увеличить концентрацию кислорода во вдыхаемой смеси. Чем больше кислорода, тем больший его объем потенциально способен проникнуть в кровь.

— Поэтому перед тем, как перейти на ИВЛ, все пациенты проходят этап кислородотерапии, когда мы даем им подышать через назальные канюли (носовые катетеры). Это такая трубочка под носом (ее вы много раз видели в кино). Через нее подводят кислород. Сперва он попадает в баночку с чистой дистиллированной водой, увлажняется и дальше по канюлям подается человеку.

Благодаря этим канюлям концентрация вдыхаемого кислорода увеличивается до 40%. По словам Ольги, большинству людей с «ковидной» пневмонией на сегодня (интервью записывалось 17 апреля) достаточно носовых катетеров. С помощью лицевых масок поток кислорода можно увеличить до 60%.

— Если эти мероприятия не помогают, то единственный способ увеличить объем кислорода или создать другие параметры дыхания — это аппарат ИВЛ.

Также Ольга отметила, что в стране существует парк наркозно-дыхательных аппаратов — это частный вид ИВЛ-аппаратов. Они обычно стоят в операционных и нужны для общего наркоза. В отличие от стандартных аппаратов, у них есть система подачи газов, ингаляционных анестетиков. Теперь эти аппараты находятся в резерве, их можно перевести в парк обычных аппаратов ИВЛ.

Какие манипуляции производят с пациентом на ИВЛ

Ольга сразу отмечает, что в медицине не бывает легких и простых процедур — любая требует отработанных навыков и умений. Подключение к ИВЛ — некомфортная для пациента процедура.

— Изначально с первого этапа пациента переводят в медикаментозный сон. Некоторые называют это состояние искусственной комой. До момента пробуждения человек находится в этом состоянии, ему вводятся седативные лекарственные средства.

По опыту могу сказать, что большинство пациентов не помнят, что с ними происходило. Просыпаясь, они удивляются, не помнят всего, что с ними делали.

Процедура состоит из двух этапов. На первом проводится интубация трахеи, куда под визуальным контролем вводится дыхательная пластиковая трубочка. Этим всегда занимается только врач-анестезиолог-реаниматолог с помощью ларингоскопа. Прибор позволяет визуально наблюдать гортань, голосовые связки и вводить трубочку. На ее конце находится мешочек. Его раздувают, чтобы трубочка не выпала.

На втором этапе трубочка соединяется с респираторным контуром. Это трубки, которые идут непосредственно от аппарата. По ним пациенту подается воздушная смесь и удаляется отработанная. Затем врач (и только врач) выбирает режим и параметры работы аппарата ИВЛ: концентрацию кислорода, объем воздушной смеси и частоту ее подачи.

— Это может сделать только квалифицированный специалист, который разбирается в респираторной поддержке.

Медсестра может менять фильтры, просанировать больного, удалить мокроту из дыхательного контура. Но ни одна медсестра не может регулировать параметры ИВЛ.

— Необходимы очень глубокие знания по патофизиологии дыхания и кровообращения. Необходимо постоянно понимать, что происходит в организме человека, учитывать его индивидуальные особенности, особенности течения заболевания, повреждения легких.

Необходимо блестяще ориентироваться в кислотно-основном и газовом составе крови. Это практически навык врачей-анестезиологов-реаниматологов. Всему, что я перечислила, учатся если не годами, то месяцами. Обучить за два-три дня управлению режимами вентиляции, индивидуальному подбору невозможно.

Полежать на животе полезно?

За рубежом во многих больницах используют практику размещения пациентов, подключенных к ИВЛ, на животе. Так как площадь внутренней задней стенки легких больше, жидкость перетекает на переднюю стенку — таким образом удается повысить насыщенность крови кислородом.

Ольга отмечает, что так называемая прон-позиция стала рутинной практикой во всех реанимациях.

— По нашей службе мы прон-позицией пользуемся с 2009 года, когда у нас была вспышка гриппозной пневмонии. Мы рекомендуем использовать такую практику и в обычных перепрофилированных отделениях. Тем людям, которые, к сожалению, попадут с пневмонией в больницу, могут одним из первых этапов предложить лечь на живот. Это очень разумная тактика.

Появились научно доказуемые данные, что 16 и больше часов дают лучший эффект при тяжелом респираторном дистресс-синдроме в реанимации. Мы этим методом широко пользуемся для всех пациентов с COVID-положительной пневмонией. Таким образом перераспределяется вентиляционно-перфузионное отношение.

Ольга подчеркивает, что этот метод не лечит, но позволяет выиграть время для лекарственных средств, легче перенести эту патологию. После подключения к аппарату ИВЛ пациентов осторожно переворачивают на живот. Благодаря этому медики могут задать менее жесткие параметры вентиляции, лучше расправить легкие.

— Единственное, у нас есть сложность с людьми с большими животами и ожирением.

К сожалению, Беларусь находится на одном из почетных мест в мире по ожирению. Люди с пивным брюшком не могут лечь адекватно в эту позицию. Живот им будет мешать, он будет давить на диафрагму, еще больше поджимать легкие. Для таких полных людей, которые весят больше 120 килограммов, мы создаем возвышенное положение на койке.

Еще раз подчеркнем: от коронавирусной инфекции не существует лекарств с абсолютно доказанным лечебным эффектом. Есть экспериментальные препараты, в том числе и гидроксихлорохин, который недавно завезли в республику из Китая. Но, как и у любого экспериментального лечения, гарантий выздоровления нет. А в случае с гидроксихлорохином есть еще и ряд жестких побочных эффектов, которые могут доконать пациента.

Аппараты ИВЛ — это создание максимально идеальных условий для человека, чья иммунная система борется с вирусной атакой.

Сколько пациент остается на ИВЛ?

Ольга Светлицкая рассказывает, что респираторный дистресс-синдром требует ИВЛ не менее 7—10 дней, а то и несколько недель.

— Отсюда и исходит такая просьба или требование медработников по возможности оставаться дома. Мы умеем и неплохо лечим респираторный дистресс-синдром в нашей стране. И оборудования хватает. Но весь вопрос заключается в том, чтобы нагрузка на систему здравоохранения была адекватной. Человек с этим синдромом будет находиться на аппарате не день и не два — минимум неделю, а то и несколько это место будет занято.

ИВЛ — это не приговор. Достаточно большое число пациентов имеют перспективу поправиться. Безусловно, затрудняют их поправку хронические заболевания.

Если выполнять все, что говорят доктора, и вовремя все происходит, то шансы на поправку и возвращение к активной жизни достаточно велики.

Пока информации об исходах после ИВЛ не много, она не полна. На картинке вы видите статистику из препринта New York University Langone Health. 445 человек прошли через ИВЛ, 16 были выписаны на момент публикации, 162 умерли или отправились в хоспис, 245 оставались на вентиляции, 22 были сняты с аппаратов, но оставались в клинике.

Пневмония на дому — это не рискованно?

В середине апреля Минздрав выпустил приказ, согласно которому люди с легким и бессимптомным течением COVID-19, нетяжелыми и не коронавирусными пневмониями будут лечиться на дому. Не рискованный ли это шаг?

— Там же не всех отправят по домам. Группы риска не будут отправлять. Решение принимается осмысленно по ряду критериев. Если есть предпосылки, что пневмония может утяжелиться, или есть признаки, что это произойдет, то человека оставят в клинике. Будут учитываться и возраст, и сопутствующие заболевания, и анализы. У нас есть маркеры, которые говорят о вероятности тяжелого течения.

За такими пациентами будет осуществляться наблюдение, в любой момент они могут позвонить врачу. У них будет памятка по всем действиям.

— Это правильная тактика, которая используется во всех странах мира. Нагрузка на систему очень большая. И в первую очередь мы рассчитываем помочь тем, кто в нас нуждается. Я, как реаниматолог, это очень приветствую. Если у меня у каждой койки стоит аппарат ИВЛ, то я в первую очередь рассчитываю взять более тяжелых пациентов.

Аппаратов достаточно?

Ольга Светлицкая поясняет, что аппараты ИВЛ производят и в Беларуси. В клиниках стоят как отечественные, так и импортные устройства, различных марок и возможностей. Их достаточно.

— На сегодня у нас есть парк свободных аппаратов. Как реаниматологи, относимся к этому спокойно.

Как и в автомобильной индустрии, на рынке респираторной техники есть аппараты высокого и среднего класса. При большом желании вы одинаковую скорость можете развить и на Hyundai, и на Lexus. В хороших руках поедет и менее известная марка.

Аппарат ИВЛ высокого класса — это тот, в котором есть так называемый интеллектуальный режим ИВЛ. В таких есть возможность ввести массу пациента, расчетную потребность в дыхании, и он сам посчитает, сколько пациент будет дышать, с каким интервалом и так далее. Он сам определит, когда надо помочь пациенту, когда надо дать ему возможность самому вздохнуть.

Но это никак не умаляет возможности других аппаратов. Они работают так же хорошо.

— В среде анестезиологов очень развит такой принцип подставления плеча. Если что случается, работает вся бригада. Мы друг другу помогаем. Мы ждем, что кто-то придет помогать нам. Очень сложно работать в палатах, в костюмах, в масках. Очень плохо слышно, жарко. Мы нуждаемся в помощи, которая связана с уходом за пациентом.

a:2:{s:4:»TEXT»;s:32785:»

Частота использования искусственной вентиляции легких значительно выросла в последние годы, и на данный момент является основным способом терапевтического воздействия в отделениях реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ) лечебных учреждений.

Искусственная вентиляция легких (ИВЛ) — мероприятие, позволяющее спасать жизнь пациентам, но, в связи с достаточно большим количеством осложнений, его рационально прекращать сразу после обнаружения положительной динамики в клинической картине пациентов.

Рис. 1 Аппарат ИВЛ Engstrom Carestation для взрослых, детей и новорожденных

Появление и дальнейшее развитие негативных последствий возможно уменьшить при своевременности перехода на самостоятельное дыхание пациента.

Наличие малой доли пациентов, которым требуется продолжительное время на «отучение» от искусственной вентиляции, приводит к несоразмерным расходам материальных средств и существенным нагрузкам на персонал лечебных учреждений, и это в свою очередь приводит к большим этическим и клиническим проблемам.

Приблизительно сорок процентов времени, проведенного пациентами на аппаратах искусственной вентиляции легких тратится на перевод их к самостоятельному дыханию.

Благодаря техническому прогрессу и оптимизации технологий в микропроцессорных системах аппаратов ИВЛ, в клиническую практику начали внедряться множественные новые режимы вентиляции легких. Но, поскольку для полноценной работы нужна сложная взаимосвязь возможностей аппарата с потребностью и дыхательной активностью пациентов, большая часть позволяет осуществить именно ряд вспомогательных режимов.

Использование спонтанного дыхания помимо того, что позволяет облегчить переход пациентов к самостоятельному дыханию, но также способствует исключению порядка неблагоприятных эффектов, которые связаны с вентиляцией, проводимой механическим способом.

На сегодняшний день проводится колоссальное количество исследований, направленных на определение параметров, предсказывающих возможность экстубировать пациента и подобрать режим вентиляции, который являлся бы оптимальным. Однако, данные исследования пока не привели к единственно — верному и наилучшему решению этого вопроса.

В представленной статье описывается то, как развивались подходы перевода пациентов к самостоятельному дыханию: их основные достоинства и недостатки.

Изобретение и развитие новых подходов и режимов в вентиляции привело к эволюции подходов перевода пациентов к самостоятельному дыханию.

Проведение теста на спонтанное дыхание — самый первый появившийся подход. На тот момент, данный тест был единственно возможным вариантом, поскольку специалистам был доступен только режим обязательной контролируемой вентиляции (CMV) или IPVV. В этом режиме аппарат без всяческой реакции на попытки пациента, вдувал определенный объем кислородно-воздушной смеси.

В целях обеспечения доступа кислорода в периоды спонтанного дыхания и недопущения рециркуляции выдыхаемого воздуха применяется Т-трубка. Увлажненная кислородная смесь подается в проксимальное колено данной системы, причем поток смеси должен быть достаточным для предотвращения попадания из дистального колена системы выдыхаемого газа в легкие.

На сегодняшний день, данный метод широко распространен и находит применение и в качестве теста, проводимого для обнаружения способности пациента самостоятельно дышать, и в качестве тренировочного способа для мускулатуры дыхательных путей до наступления момента экстубации.

Во времена появления респираторной поддержки, медицинские специалисты с большим скептицизмом принимали идеи о режимах вентиляции, которые могли бы позволить пациентам самостоятельно осуществлять дыхательную деятельность, что сегодня крайне тяжело представить.

Так, например, Petty T.L. (1975 г.) был категорически против применения такого режима вентиляции как «перемежающаяся обязательная вентиляция» (IMV). Он считал, что медицинским специалистам необходима полная уверенность в получаемом объеме вентиляции пациентом, а уменьшение респираторной поддержки и упование на способность организма пациента обеспечить нормальный и достаточный газообмен вполне может подвергнуть его опасности и привести к необратимым трагическим последствиям.

Несмотря на это, в то же время была информация о том, что «перемежающаяся обязательная вентиляция» (IMV) дает возможность постепенного перевода пациента к самостоятельному дыханию, и кроме того, имеет большие преимущества для тех пациентов, организм которых не смог бы выдержать тест на спонтанное дыхание (SBT)

Применение данного метода позволило постепенно уменьшать частоту аппаратного дыхания, а, следовательно, и увеличивать нагрузку на собственные респираторные мышцы пациентов.

Таким образом, в конце восьмидесятых годов появились данные об эффективности этого метода: сокращение длительности ИВЛ, уменьшение количества различных осложнений, в том числе баротравмы. Эти данные позволили режиму IMV занять ведущее место среди всех имеющихся методов для перевода пациентов к спонтанному дыханию.

Во взрослой же практике наибольшее распространение получил подход, при котором пациент одномоментно освобождается от аппарата ИВЛ. В случае решения врача о готовности пациента к самостоятельной дыхательной деятельности, проводится тест SBT, и, если пациент хорошо его переносит, то производится экстубация. Если результат теста негативен, то пациента оставляют на одном из режимов для вспомогательной вентиляции, как правило, на сутки, и далее повторяют процедуру ежедневно. Успешность регулярного проведения такого простого мероприятия была отмечена Cohen I.L. в 1994 году, он исследовал подход, при котором трижды в неделю пациентам проводили тест SBT, общая длительность которого составляла от 20 до 40 минут. Проведение данных процедур дали значительные улучшения зависимым от вентилятора пациентам.

На сегодняшний день, существует несколько различных способов проведения теста спонтанного дыхания. Исторически первым было применение Т-трубки, как было описано выше.

С момента появления респираторов, способных откликаться на попытки пациента, процедуру отсоединения больного начали изменять на минимальную поддержку (СPAP=5 см. вод.ст. или PS=7 см. вод.ст.), для преодоления повышенной работы дыхания, которая связана с сопротивлением эндотрахеальной трубки.

Несмотря на наличие работ, показывающих, что работа дыхания после проведения экстубации в значительной мере больше, чем при минимальной поддержке через эндотрахеальную трубку, основным преимуществом методов, не требующих отключения пациентов от аппарата является наличие возможности мониторинга показателей дыхания, возможности установления тревожных границ и четкого дозирования фракции кислорода во вдыхательной смеси, и, конечно, возможности быстрого возобновления респираторной поддержки при необходимости.

По данным исследования Yang K.L. и Perren A. для проведения теста SBT достаточно 30 минут, поскольку не способные перенести тест, терпят неудачу уже в течении первых двадцати минут, хотя ранее принято было проводить тест продолжительностью 120 минут. Исходя из результатов 6 крупных исследований, при успешном прохождении теста и экстубации, возможный риск реинтубации составляет около 13 процентов, тогда как у пациентов, экстубированных без первоначального проведения теста, риск реинтубаций возрос до 40 процентов.

В исследовании у детей, Сhavez А. и соавт. проводили тест SBT, 91 процент пациентов прошли который успешно, среди них всего 7,8 процентов были реинтубированы. Эти результаты не отличаются от результатов, полученных при экстубации, основанной на клиническом решении врача.

Наиболее распространенным вариантом в детской практике является постепенное прекращение респираторной поддержки. У пациентов детской возрастной группы перевод на самостоятельное дыхание включает в себя, как правило, не только само отключение от аппарата искусственной вентиляции легких, но и нередко продолжительный период снижения респираторной поддержки, постепенного «отучения».

Для реализации постепенного отучения пациента используют различные режимы, которые способны сохранить и осуществить поддержку самостоятельному дыханию. Такие режимы, как IMV и SIMV позволяют постепенно сокращать количество аппаратных вдохов, что позволяет работе собственной дыхательной мускулатуры вносить с каждым разом все больший вклад в вентиляцию.

При применении режима PS в качестве отдельного режима, устанавливается изначально адекватный уровень поддержки для нормальной вентиляции, а затем постепенно его снижают. Как правило, на практике применяется комбинация режимов IMV/SIMV с PS.

Сравнение режимов SIMV, PS и теста с Т-трубкой было проведено в двух масштабных работах, в которых пациенты были введены в группы для исследования после негативного прохождения теста спонтанного дыхания, и, в результатах обоих исследований длительность отучения увеличивалась при применении режима SIMV. В то время как Esteban А. (исследование у 130 пациентов, которые не прошли первоначальный тест SBT) отдает свое предпочтение тесту, с использованием Т-трубки, а Brochard L. предпочитает использовать режим PS.

В целях улучшения параметров режима SIMV, исследователи проводят сравнения его сочетаний с поддержкой давления.

Сочетание режимов SIMV c PSV имеют ряд существенных преимуществ по- сравнению с применением режима SIMV отдельно, что было показано в работе Целовальникова Ю.М. (1998 г.). Исходя из результатов данной работы, было выявлено, что процесс прекращения использования ИВЛ с применением режимов SIMV и PSV проистекает более плавно и не приводит к значительному напряжению в основных функциональных системах организмов пациентов.

Reyes Z.C. и соавт. в результатах своего исследования показывают, что при одновременном применении режимов SIMV и PS минимальной респираторной поддержки и экстубации получилось достичь быстрее, чем в группе с использованием только одного режима SIMV. Также результаты исследования, указывающие на значительное уменьшение периода «отучения» при одновременном использовании режимов SIMV и PS продемонстрированы в работе Jounieaux V. и соавт.

Существуют также специальные режимы вентиляции легких, которые способны обеспечить гарантированный объем каждого вдоха: поддержка объема (VS) и поддержка давлением с гарантированным объемом. При помощи использования режима поддержания объема (VS) отучение происходит в полуавтоматическом режиме, поскольку уровень давления, который необходим для достижения целевого объема, уменьшается самопроизвольно в процессе улучшения дыхательной системы больного.

Исследование, проведенное Randolph A.G. и соавт., однако, не обнаружило особой разницы между использованием режимов PS, VS и совсем отсутствием применения какого-либо специального протокола, направленного на снижение респираторной поддержки у детей.

Также проводились исследования неинвазивной вентиляции для отучения от ИВЛ группы пациентов с хронической обструктивной болезнью легких: Группа исследователей Nava S. и соавт. отметили сокращение длительности механической вентиляции и срока госпитализации, тогда как группа Girault C. и соавт отметили, что несмотря на сокращение длительности ИВЛ и более быстрой экстубации, продолжительность госпитализации оставалась прежней.

У экстубированных пациентов, которые развили интолерантность в первые 48 часов, 2 масштабных рандомизированных исследования представили наихудшую выживаемость при применении вентиляции неинвазивным способом, по сравнению со стандартной тактикой реинтубации.

Отсюда следует, что данные, представленные в литературе, не находят подтверждения такого применения неинвазивной вентиляции.

Было проведено исследование на двух группах хирургических пациентов: производили переход на вентиляцию неинвазивным способом после экстубации больных с прогнозируемым трудным переводом на самостоятельное дыхание и проводили сравнение с постоперативной инсуффляцией кислорода. Исследования показали, что при использовании вентиляции неинвазивным способом уменьшался период пребывания в ОРИТ, кроме того улучшалась выживаемость пациентов.

Метод создания постоянного положительного давления (СРАР) во время проведения теста на спонтанное дыхание позволяет улучшить оксигенацию, уменьшить работу дыхания, однако, на сегодняшний день, мало работ, которые могут доказать его эффективность при «отучении», работы не рандомизированы и имеют малую выборку. В связи с этим на согласительной конференции в 2005 году по вопросу СРАР был сделан вывод, что достаточно высока частота его использования вместе с PS, однако данных о преимуществе его одиночного использования при «отучении» крайне недостаточно.

Информации о применении BIPAP в качестве режима «отучения» также крайне мало, и в данных исследованиях, как правило, рассматриваются несколько другие аспекты. В одной из работ Calzia E. и соавт. было проведено сравнение применения режимов BIPAP и PS: дыхательная работа в обоих случаях была приблизительно на одном уровне, но РТР (производное давление/время) был выше при BIPAP, что может свидетельствовать о гораздо большей нагрузке на дыхательную мускулатуру, хотя, в общем, поддержка дыхания при обоих режимах была значительно выше необходимых значений.

В исследовании Rathgeber J. и соавт. были задействованы 586 пациентов после кардиохирургических вмешательств: было показано преимущество по длительности «отучения» при применении режима BIPAP (42 пациента) против режимов IMV и SIMV (431 пациент). Среднее количество мидазолама, которое было использовано при BIPAP, было достоверно меньше, чем в других группах, что может говорить о меньшей необходимости в седации.

Работа Марченкова Ю.В. показала, что для больных, у которых была тяжелая торакальная травма, находившиеся на вентиляции с использованием режима BIPAP была возможность более раннего применения «мобилизации» альвеол (по сравнению с режимом SIMV). Кроме того, его использование позволяет ускорить переход от тотальной респираторной поддержки к самостоятельному дыханию и содействует значительному уменьшению количества осложнений, длительности использования ИВЛ и летальных случаев.

Было проведено исследование комфортности дыхания с использованием режимов: BIPAP, SIMV, CPAP с привлечением неинтубированных добровольцев из Непала, в результате которого наиболее комфортным (согласно шкале комфорта) в процессе дыхания как во время вдоха, так и во время выдоха был признан режим BIPAP.

Оставшаяся часть исследований режимов BIPAP и APRV, в большей части, показывает их достоинства для пациентов с ОРДС, поддержка оксигенации после маневра рекрутмента и т. д.

Конечно, очень спорным вопросом является сам подход постепенного перевода пациента ИВЛ на самостоятельное дыхание, так, например, в книге Fuhrman B.P. и Zimberman J., такой подход назвали устаревшим. Данные авторы считают, что необходимо применять такое же правило для экстубации, которое применяется со взрослыми пациентами: в случае соответствия критериям проводить экстубацию после успешного проведения теста SBT, что позволило бы уменьшить сроки ИВЛ, снизить количество осложнений и сократить стоимость ИВЛ. Однако, данные выводы сделаны на основе полученных экспериментальных данных у взрослых, и в поддержку данной версии могут выступить только данные по незапланированным экстубациям, которые, обычно, оказываются успешными, но это говорит о том, что у пациента была способность к самостоятельной дыхательной активности, но он находился на аппаратной вентиляции, которая была затянута.

Таким образом, является актуальным вопрос проведения сравнительных исследований между классическим «традиционным» переводом пациента к самостоятельному дыханию и «современного» одномоментного отключения пациентов от аппарата ИВЛ в детской возрастной группе.

Рациональность в подходе к выбору режима отучения от аппарата в сочетании оценки клинической картины, опыта анестезиолога-реаниматолога и применение различных критериев и тестов позволит увеличить шанс на успешность экстубации.

Девочки, очень нужны толковые советы касательно грудного вскармливания. Предистроия — я родила 05.10, ровно в 40 недель. Случилась беда в родах — после отхождения вод сердцебиение малыша на схватках начало падать до 0….как потом оказалось — обмотался пуповинкой и задохнулся….кесарево сечение было делать поздно — головка малыша уже была вставлена в таз. Попытались быстро родить — сына тянули вакуумом и двое паралельно его выдавливали. Так как я была жутко измучана схватками — а они начались сразу с интервалом в 1.5-2 минуты, и за 5 часов периода схваток я уже была никакая — не могла отдышатся после одной схватки, как накатывала вторая — и я реально не могла тужится….вообщем долго рожали….малыш родился без дыхания, без рефлексов, сине-фиолетовый….было только сердцебиение….2/3 по Апгар….состояние тяжелейшей асфиксии…после реанимации в родзале, которая результатов не дала его отнесли в детскую реанимацию, там к нему применили метод криоцеребральной гипотермии на 72 часа (описывать что это не буду-кому интересно можете погуглить), потом еще плюс неделя он был на ИВЛ…потом кислородная палатка…маска….состояние ребенка буквально до недавнего времени оценивалось как крайне тяжелое

где-то на 4-5 сутки после его рождения я начала кормить его молоком…(до сих пор удивляюсь, как при нескольких неделях того ада, в котором я прожила, глядя на безжизненное тело своего сынишки, всех моих нервах, слезах, истериках молоко сохранилось — какое это счастье) ессно сначала через зонд, так как он был фактически в коме. Начали с дозы 5 кубов молока каждые 3 часа — он почти не усваивал его, из 8 кормлений дай бог чтобы 2 кормления молоко полностью усвоилось….потом перешли на 2 куба каждые 2 часа — дело пошло….потом по 3 и т.д. на 19 день его жизни дошли до дозы 50-60 кубов молока за кормление каждые 3 часа, кормила уже через зонд. За это время ребенок очнулся, окреп, начал дышать сам, начали появлятся рефлексы, он закричал….нас перевели из реанимации в другую больницу — т.е. острый период прошел. С 20го дня его жизни я начала кормить его грудью. Грудь взял сразу, сначала правда сосал минуту-вторую, вырубался спать, сейчас (кормлю грудью уже 3й день) сосет дольше.

Вообщем теперь вопросы:

1) Как понять, насыщается он или нет? (Много читала в инете по этой теме, но своего мнения так и не сформировалось-одни пишут что когда ребенок сыт, то сам перестает сосать (как по мне то это самое логичное мнение), другие пишут что бывает что ребенок не доедает, и нужно его взвешивать до и после кормления, третьи еще чтото….

2) Врач сказала, чтобы я во время кормления докармливала его со шприца 20ю кубами….по сути этот вопрос вытекает из первого — если малыш наедается сам, то смысла впихивать эти 20 кубов нет…тем более с тех пор как начал сосать грудь, шприц он старается выплюнуть.

3) За то время пока кормила его через зонд, я привыкла сцеживать — каждые 3 часа, поочередно то одну то другую грудь. Выходило где-то 50 кубов молока с груди за раз. Сейчас я не знаю, сколько он сосет….соответственно вопрос — нужно ли мне сейчас сцеживать после каждого кормления? Ибо то что он не высасывает все — это видно по груди-сколько бы не сосал все равно остается молоко — прямо капает с сосков — а после сцеживания было все сухо. И грудь набухла и побаливает при нажатии…

4) За эти 3 дня что он на груди- веса он не набрал. При рождении он весил 4170, сейчас 3950..ребенку 3 недели, я понимаю, что практически две недели своей жизни он лежал в коматозе, и что такой вес в нашем случае не является показателем чего-то плохого, но все таки переживаю, что он пока не набрал….или пару дней на груди и отсутсвие динамики набора веса — это не должно настораживать?

5) Ночью капризничает, ноет, даю грудь — он сосет буквально пару минут и засыпает, но как только переношу в кроватку — опять начинает капризничать — две ночи клала с собой спать — все было нормально, засыпал хорошо, просыпался чтобы пососать грудь и засыпал опять. Но этой ночью у нас в отделении случилась беда — умер один ребеночек — его взяла спать к себе мама, и случайно вырубилась во время кормления, придавила грудью и задушила…..ужас….теперь боюсь его брать спать с собой (тем более понимаете что такое больничные кровати — узкие), соответсвенно вопрос — как попытатся его успокоить ночью? Днем спит в кроватке нормально, а ночью просится….и брать к себе страшно, и жалко его если будет всю ночь плакать…..

Новорожденные часто рождаются с самыми разнообразными патологиями. В большинстве современных роддомов имеется все необходимое для выхаживания больных и родившихся раньше срока младенцев. Алгоритм реанимации малышей отлажен, врачи выполняют все действия четко, спасая маленькую жизнь.

Тренировка на манекене

Понятие о реанимации новорожденных

Молодые люди, которые еще только готовятся стать родителями, обычно мало знают о реанимации новорожденных – каждый надеется, что «его это не коснется». Однако на практике это может коснуться каждого, потому что роды – процесс непредсказуемый, и всегда что-то может пойти не так. Именно по этой причине врачи категорически не рекомендуют женщинам рожать дома. В отличие от домашних условий, в каждом современном роддоме имеется отделение интенсивной терапии, или реанимации, для новорожденных.

Благодаря своевременной реанимации больных и недоношенных малышей и координированным действиям, врачам удается:

  • снизить процент детской смертности;
  • помочь выжить детям, которые родились с серьезными врожденными пороками и патологиями;
  • предотвратить развитие у грудничков заболеваний;
  • выходить недоношенных детей, которые появились на свет намного раньше положенного срока.

Известно, что в некоторых случаях на свет появляются дети меньше 500 граммов весом. Это происходит, если ребенок родился на шестом-седьмом месяце беременности. Еще несколько лет назад такие малыши были обречены на смерть сразу после рождения, теперь их успешно выхаживают в реанимации, помогая им набрать нужный вес и научиться самостоятельно питаться.

Ребенок может попасть в реанимацию по разным показаниям, чаще всего это недоношенность, переношенность или желтуха.

Внимание! Сильная послеродовая желтуха в первые дни жизни является абсолютным показанием для реанимации. Если не снять желтуху вовремя, повышенное количество билирубина в крови может привести к глухоте и слабоумию ребенка.

В реанимации нуждаются недоношенные и больные дети

Когда необходима реанимация

Есть много причин для реанимации новорожденного, каждый раз врачи используют индивидуальный подход к конкретному младенцу, в зависимости от его патологии. Чаще всего интенсивная терапия нужна малышу по следующим поводам:

  • глубокая недоношенность с неполным раскрытием легких;
  • гипогликемия;
  • тяжелые врожденные пороки сердца;
  • травмы головного мозга и центральной нервной системы, вызванные сложными родами;
  • экстренное кесарево сечение у матери;
  • клиническая смерть малыша;
  • плохой набор веса;
  • переношенная беременность (42-43 недели).

В каждом из этих случае врачи и акушерки обязаны объяснить матери, по какой причине ребенок попал в отделение интенсивной терапии. Когда малыш находится в реанимации, к нему никого не пускают, это правило неукоснительно соблюдается. Первое время большинство таких детей питается через зонд, потому что не может самостоятельно сосать грудь из-за патологий в развитии.

Когда ребенок поправится, он сможет без проблем питаться самостоятельно. Поэтому молодая мать, пока малыша лечат, должна начать сцеживать молоко, чтобы успешно наладить грудное вскармливание. Естественное кормление особенно важно для больных и недоношенных малышей, потому что с молоком матери кроха получает ее иммунитет и полезную микрофлору кишечника. При некоторых пороках сердца ребенку тяжело сосать грудь, в этом случае малыша следует кормить сцеженным молоком в сочетании со смесью.

Что необходимо для реанимации новорожденных

Если в реанимации новорожденный, врачи заранее готовят все необходимое для сохранения жизни и здоровья грудничка. Для возвращения к жизни больного или ослабленного малыша необходимо:

  • прогреть стол, на котором осуществляется реанимация, и пеленки для заворачивания малыша, потому что больные и недоношенные дети могут легко замерзнуть;
  • проверить, достаточно ли кислорода, выбрать нужную скорость его подачи, в соответствии с весом и состоянием малыша;
  • заранее подготовить оборудование, используемое для отсасывания слизи из дыхательных путей, чтобы ребенок своевременно задышал;
  • подготовить шприцы и зонд для удаления содержимого желудка и первородного кала в том случае, если ребенок случайно вдохнул каловые массы;
  • проверить, работает ли набор для интубации.

После этого можно начинать работу по возвращению к жизни больного или недоношенного младенца. Реанимацию ведет детский неонатолог – специалист по новорожденным, совместно с реаниматологом и медсестрой. Присутствие реаниматолога в зале на каждых родах является обязательным. Успех мероприятий во многом зависит от того, насколько слаженно работает бригада медиков. К работе в отделении интенсивной терапии допускаются только самые квалифицированные специалисты с большим опытом работы, имеющие соответствующее удостоверение. Каждому младенцу, попадающему в отделение, присваивается регистрационный номер.

Первичная реанимация включает в себя отсасывание слизи изо рта и носа младенца. Если ребенок так и не смог задышать самостоятельно, врач выполняет интубацию трахеи. Когда дыхание, наконец, появляется, но не прослушивается четкий ритм, младенца подключают к аппарату искусственной вентиляции легких. Этот аппарат есть в каждом роддоме, он помогает спасти жизнь самым больным и слабым малышам. Главное – начать необходимые мероприятия вовремя по заданной схеме, чтобы не упустить драгоценные секунды. Вентиляцию легких проводят не только при отсутствии дыхания – если грудничок дышит, но пульс достигает менее 100 ударов в минуту, подключение к аппарату является обязательным условием реанимации.

Внимание! Все лекарства в реанимации малыш получает бесплатно. Однако родителей могут попросить приобрести искусственную смесь для кормления младенца, так как в это время ребенок разлучен с мамой и не может сосать материнскую грудь.

В современных роддомах и отделениях реанимации есть все необходимое оснащение для спасения малышей

ИВЛ у новорожденных

При ИВЛ у новорожденных алгоритм всегда будет один и тот же. Процедура проводится поэтапно, в строгом соответствии с утвержденными нормативами и инструкциями. Краткая последовательность первичных реанимационных манипуляций, утвержденных приказами и протоколами:

  • врач запрокидывает набок головку младенца;
  • на лицо ребенку надевают кислородную маску;
  • если в желудок попадает воздух, его убирают при помощи специального зонда;
  • врач осуществляет наблюдение за ребенком до тех пор, пока у него ни нормализуются дыхание и пульс.

Если искусственная вентиляция легких в течение одной минуты не дает результатов, врач обязан выполнить интубацию трахеи. Когда малыш делает вдох, медик вводит ему в рот инкубационную трубку и проводит ее через голосовые связки в тот момент, когда их створки открываются. После этого воздух попадает в легкие, и грудная клетка начинает сокращаться. Затем младенца подключают к системе снабжения кислородом. Как правило, мероприятие проходит успешно, когда малыш начинает дышать сам, его жизни уже ничего не угрожает. Теперь главное – постоянно контролировать состояние ребенка и обеспечить ему надлежащие условия для развития, роста и питания.

Если у малыша не до конца раскрылись легкие, ему требуется искусственная вентиляция

Если сразу после рождения малыша увезли в отделение интенсивной терапии, то есть в реанимацию, паниковать не стоит. Без сомнения, врачи родильного дома сделают все возможное, чтобы ребенок поправился, а его дальнейшее развитие протекало благополучно. От родителей требуется только одно: выполнять все назначения медиков. После выписки из роддома следует сразу же вызвать на дом участкового педиатра, он подскажет алгоритм дальнейших действий по уходу за младенцем и даст рекомендации.

По своей сути ИВЛ один из реанимационных инвазивных (основный на введении в полость организма медицинских инструментов) методов. Задача ИВЛ у детей поддерживать оптимальный уровень кислорода в крови, в случаях, когда органы дыхания с этим не справляются. Аппарат ИВЛ для новорожденных спасает жизни, однако, неправильное проведение процедуры может повлечь серьезные осложнения.

Типы процедуры

Вентиляцию легких разделяют на три основных типа:

  • Высокочастотная.
  • Неинвазивная.
  • Классическая.

Высокочастотная (ВЧО ВЛ) – самый новый и высокотехнологичный способ искусственной вентиляции. К нему прибегают в ситуациях, когда два других метода не показывают результата. Во время процедуры не производится стандартный вдох — выдох, что означает, нет и привычных дыхательных движений. Если вы заметили, что у ребенка колеблется грудная клетка, для ВЧО ВЛ в этом нет ничего удивительного, эффект вызван высокой частотой колебаний во время работы аппарата. Однако, у родителей нет поводов для беспокойства, работа устройства высокочастотной вентиляции не вызывает никаких неудобств для ребенка.

Неинвазивная – этот вид искусственной вентиляции используется, когда малыш в состоянии дышать самостоятельно, но для него сложно поддерживать легкий в расправленном состоянии, иногда, к неинвазивной ИВЛ прибегают, и когда новорожденный делает значительные паузы в дыхании.

Существует два типа мероприятия:

  • CPA, что означает постоянное давление в дыхательных путях. Аппарат поддерживает постоянный поток кислорода, что в свою очередь не позволяет легким свернуться. В этом случае вдох происходит при помощи машины, а вот вдох ребенок делает самостоятельно.
  • BIPAP, что расшифровывается как двухфазное давление в дыхательных путях. Этот инструмент предназначен для более сложных случаев, поскольку, кроме давления во внутренних органах, BIPAP выполняет и дыхательные движения.

Классическая или традиционная ИВ. К такому методу прибегают, если

  • Малыш тратит слишком много сил и энергии на вдох и выдох;
  • Когда он не может самостоятельно дышать;
  • Если природный процесс дыхания проходит недостаточно эффективно.

Применение этого вида ИВЛ у новорожденных должно насыщать кровь кислородом и помогать в процессе дыхания.

Что качается параметров ИВЛ у детей, они зависят от вида мероприятия и от состояния пациента.

Когда уместно назначать вентиляцию

Чаще всего процедуру врачи назначают для решения целого ряда проблем, например:

  • Снижение нагрузок с дыхательной системы.
  • Минимизировать травмы дыхательных органов.
  • Помочь новорожденному наполнять легкие кислородом и сохранять его на достаточном уровне.

Что касается заболеваний, когда применение процедуры уместно, то к ним относятся:

  • Отек мозга.
  • Остановка дыхания, шок сразу после рождения.
  • Судорожный статус.
  • Травмы спинного мозга и (или) спинальные.
  • Дыхательная недостаточность, вызванная респираторным дистресс синдромом.

Это список не исчерпывающий, поскольку такое мероприятие медицинского характера может быть назначено, если у пациента наблюдается пониженное содержание кислорода в крови (гипоксемия) или переизбыток этого вещества (гиперкапния).

Современные аппараты не причиняют никакого дискомфорта для больного, кроме того благодаря высокой чувствительности они подстраиваются под параметры малыша. Со временем, когда состояние ребенка улучшится, его отключают от машины.

Показаниями для начала процедуры служат следующие факторы:

  • Частота сердечных сокращений менее ста ударов в минуту;
  • Отсутствие дыхания;
  • Судорожное нерегулярное дыхание.

Аппараты для вентиляции легких

Все медицинские машины для оптимизации работы легких – это высокотехнологичные запрограммированные устройства. Скорость подачи воздуха, регуляция температуры и влажности и другие параметры регулируются двумя процессорами. Одним из наиболее важнейших элементов аппарата является монитор, с помощью которого можно наблюдать интенсивность вентилирования. Прибор оснащен чувствительными датчиками и сигнальными системами, таким образом, медицинские работники могут постоянно вести наблюдение за изменениями в состоянии.

Процедура условно подразделяют на три этапа:

  1. Дебют – инкубация, стабилизация, оксигенизация.
  2. Миттельшпиль – по мере улучшения работы легких, снижение параметров вентилирования.
  3. Эндшпиль – полное отключение от аппарата.

Говоря о мероприятиях в родильном зале – они проводятся при помощи следующих инструментов:

  • Поточнораспростроняющегося мешка.
  • Ручного аппарата искусственной вентиляции.
  • Саморасправляющегося мешка.
  • Традиционного аппарата ИВЛ.

Независимо от того, какие типы устройств используются для вентиляции легких у новорожденных, врачи могут применять эндотрахеальную трубку либо маску.

Первая помощь вне медучреждений

Когда новорожденный требует неотлагательной помощи вне медицинского учреждения – эффективными будут методы «рот в рот» и «рот в нос». Во время выполнения мероприятий новорожденный должен лежать на спине. При этом под спину малыша нужно положить на какой-либо валик, например сложенное покрывало, если нет возможности сделать валик, то достаточно подвести руку под спину младенца и немного приподнять тело, в таком случае, важно, чтобы головка малыша была немного запрокинута. Для новорожденных частота вдуваний должна соответствовать норме частоты дыхания, которая составляет сорок движений в минуту.

Очень важно не вдувать чрезмерное количество воздуха, так как это может привести к тяжелым последствиям – разрыву органов дыхательной системы, что влечет за собой попадание воздуха в плевральную полость.

Осложнения после мероприятий

Иногда, в случае неправильного или неуместного применения, длительное использование приборов ИВ, а так же некоторых индивидуальных особенностей организма могут возникать осложнения.

Они могут возникать со стороны:

  • легких,
  • дыхательных путей,
  • сердечно-сосудистой системы.

Легочные осложнения – это, в первую очередь, пневмонии, они развиваются у более чем 30% случаев. Ателектаз после ИВЛ встречается гораздо реже. На долю этого заболевания приходится около 6% случаев. Пневматоракс – наиболее редкий вид осложнений. Число заболевших пневматораксом не превышает 1,5% от общего числа детей, прошедших через процедуру.

Осложнения, приходящиеся на дыхательные пути, тоже довольно распространены. Сюда можно отнести трахеиты и бронхиты, они возникают в 30-40% случаев.

Еще одно, довольно распространенное заболевание – пролежни слизистой оболочки трахеи. Эту болезнь переносят приблизительно 13% детей.

Заболевания сердечно-сосудистой системы наиболее опасное осложнение. Порой, у детей, перенесших сеанс, может возникнуть внезапная остановка сердца. Причиной может послужить не устраненная тяжелая гипоксемия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *