Надо мной издеваются одноклассники

Если ваш ребенок впал в немилость сверстникам, не стоит сидеть сложа руки, считает психолог Светлана Меркулова. Как правильно действовать в этой ситуации, она рассказала АиФ.ru.

Жертва и палач

Наталья Кожина, АиФ.ru: Светлана, какие дети чаще других становятся объектами издевательств и насмешек сверстников?

Светлана Меркулова: Насмешкам в школьном коллективе может подвергнуться любой ребенок. Но не всякий становится объектом преследования и издевательств. Такая ситуация — сигнал задуматься, каковы отношения у ребенка с собственными границами.

Тема нарушенных границ скорее имеет корни в семье, когда ребенку могут говорить, что он не имеет права на собственное мнение, когда его поступки подвергают жесткой критике. Им все время помыкают, одергивают и таким образом внушают неуверенность в собственном достоинстве и силах, ребенка отучают отстаивать себя. Поэтому велика вероятность, что в социуме ему придется столкнуться с тем же самым.

И другая крайность нарушения границ — это дети с завышенными требования к окружающему миру, которые считают, что им все должны; это такие «звезды», получающие все и сразу.

— Я всегда думала, что, когда человеку кажется, что ему все должны, он априори не станет объектом травли.

— Если ему есть что предложить социуму, кроме своего требования, чтобы его все любили просто потому, что он есть, то да, вы правы. Но если он просто говорит: «Вы мне все должны» — то велика вероятность того, что коллектив его отвергнет. В семье такого ребенка ставят на пьедестал, ему поклоняются. Он приходит в коллектив и ожидает того же самого от сверстников, но сталкивается с другими реалиями. И для него это болезненно. Иными словами дети, над которыми издеваются, часто отличаются эмоциональной и социальной незрелостью, уязвимостью, несоблюдением норм и неписаных правил.

— Каким должно быть отношение родителей к ребенку, чтобы не вырастить потенциальную жертву для одноклассников?

— Изначально ребенок должен восприниматься взрослыми, как личность, а не как продолжение самого себя. Да, вы родили этого человека, но при этом он — не вы и имеет право на свой взгляд на жизнь, возможно отличный от вашего. Уважайте вашего ребенка.

Когда малыш приходит в этот мир, он ничего не знает. Задача взрослого — объяснить, как все устроено. Даже с маленьким ребенком надо разговаривать уважительно для того, чтобы был контакт, и в будущем он не боялся делиться с вами своими чувствами, мыслями и проблемами. Первые конфликты могут возникать еще в детском садике. И они хороши тем, что не так опасны, как в школе. На их примере ребенок может научиться справляться с ситуацией с помощью взрослых. Поэтому не нужно стараться уберечь детей от подобных историй.

— С жертвами — понятно. Тогда из-за какого воспитания появляются обидчики?

— Фокус в том, что жертва и палач — две стороны одной медали. И если ребенок где-то в другом месте, не в школе, а например, дома, является жертвой, то для того, чтобы компенсировать этот факт, он может стать палачом в своем классе. В основном обидчики — дети из не очень благополучных семей, которые растут сами по себе. Они пытаются найти себя в этом мире с помощью агрессии. Это своеобразная борьба за место под солнцем. И, к сожалению, часто такие дети готовы идти на все для того, чтобы получить признание.

По сути это тоже крик о помощи: «Ребята, вы меня не видите, поэтому мне придется сделать так, чтобы вы наконец-то поняли, какой я крутой». Агрессоры — это такие же жертвы, потому что часто никто не стремится понять, почему они так некрасиво и жестко поступают, что подталкивает их к этому. Им говорят: «Вы уроды, вы плохие, вы не должны этого делать». А дело в том, что самому ребенку настолько плохо, что он хочет выместить это «плохо» на кого-то другого.

«Со мной так нельзя!»

— Следуя этой логике, если один ученик избил другого, то его еще надо пожалеть?

— Нет, жалость тут вообще не помогает, а скорее вредит, потому что тогда такие дети впадают в состояние еще большей безответственности. Здесь речь идет не об этом. С детьми нужно разговаривать, слушать, понимать их. Подобные случаи важно выносить на всеобщее обсуждение. Называть все, что происходит своими именами. Травля это травля и никак иначе она называться не может. Об этом нельзя молчать! Если взрослые будут молчать, то дети не остановятся и начнут проваливаться в этот конфликт все глубже.

Хорошо, если инициатором такой беседы станет учитель: «Ребята, мне кажется, что в классе происходит какая-то несправедливость по отношению к вашему однокласснику И.И. Объясните мне, пожалуйста, что происходит? Чем он вас конкретно не устраивает?». Главное, постоянно держать руку на пульсе и не упустить тот момент, когда может быть поздно. Да, я выше сказала, что семья играет большое значение для ребенка, но когда он находится в школе (до 6 часов в день), то не меньше ответственности лежит и на учителе. Классный руководитель должен быть внимательной мамой, по отношению к своим ученикам. Всем без исключения, даже если этот ученик не нравится ему по каким-то причинам.

— А как вести себя родителям, когда их ребенок жалуется на издевательства в школе?

— Как правило, если у ребенка с родителями хороший контакт, и он начинает рассказывать им о том, что у него не ладятся отношения со сверстниками, часто можно услышать такую фразу от взрослых: «Дай ты ему в лоб, тогда он отвяжется». Но по факту — это одна из крайностей, которая рождает продолжение конфликта. Есть еще одна крайность: «А ты не обращай внимания». К сожалению, обе они — путь в никуда. Если не обращать внимания на обидчика, это будет еще больше заводить его. Он не отвяжется от вашего ребенка и, скорее всего, будет усиливать давление ровно до тех пор, пока тот не сорвется.

— Почему нельзя говорить ребенку: «Дай сдачу, если тебя обижают»?

— Давая такие советы, вы расписываетесь в своей беспомощности. Вы не можете ничего предложить, кроме как такое же агрессивное поведение, которое проявляет другой ребенок. Это не решит проблему.

Очень важно понимать, что ваш сын или дочь приходят и рассказывают свой субъективный взгляд на произошедшие события. Да, ребенку неприятно, да, ему больно, но тут необходимо разобраться. Задайтесь вопросом: «Что такого делает мой сын/дочь, что сверстники позволяют с ним себя так вести?».

Вопрос-ответ Какие четыре ошибки допускают родители в воспитании детей? Конечно, жертва виновата не всегда. Но, тем не менее, есть дети, которые попадают в подобные ситуации и справляются с ними, потому что они абсолютно уверены, что с ними нельзя вести себя неуважительно. А есть дети, которые наоборот совершенно уверены, что их можно бить, обзывать, унижать. Здесь мы опять возвращаемся в детско-родительские отношениям. Есть хорошая фраза: «Со мной так нельзя, т.е. меня нельзя бить, обзывать, унижать». Именно ее взрослые должны вложить в голову собственного ребенка. Во многих случаях эти слова способны остановить агрессора.

— Как правильно выстраивать диалог с классным руководителем, если вы понимаете, что вашего ребенка обижают?

— Сразу хочу предостеречь родителей от того, чтобы идти в школу «с шашкой наголо». Не надо орать и топать ногами, доказывая свою правоту. Это должен быть конструктивный диалог. Чтобы беседа получилась, отложите эмоции в сторону. Понятно, что ребенка жалко, хочется наказать обидчика. Но, тем не менее, держите себя в руках.

Аналогичной тактики нужно придерживаться, если вы решили поговорить с родителями ребенка, который обижает ваше чадо. Запомните: каждый родитель всегда будет защищать «свою кровиночку». Если вы придете и начнете говорить: «ваш мальчик обижает моего несчастного сына», то диалог будет обречен на провал. Займите взрослую позицию — не скатывайтесь до «песочницы»: «ты дурак — нет, это ты дурак». Возникший конфликт — это общая проблема ваших детей. Если родители начнут договариваться между собой, их дети совершенно точно тоже пойдут навстречу друг другу.

Крайние меры

— Что делать в ситуации, когда ребенок категорически не хочет, чтобы мама или папа вмешивались в его конфликт со сверстниками?

— В этой ситуации важно дать ребенку понять, что если вдруг он не справится, вы всегда придете на помощь. Например: «Я уважаю твое решение. Знай, что я рядом, чтобы ни случилось и всегда могу помочь». Какое-то время просто понаблюдайте за ситуацией: если она начнет выходить из-под контроля, вы как взрослый человек должны все это остановить. Главное на начальном этапе дать понять своему ребенку, что он все-таки под защитой, у него есть «фундамент», на который можно опереться, в случае необходимости.

— Какие сигналы могут говорить о том, что ребенка обижают сверстники?

В этом простом сочетании слов может быть целых 3 разных значения.

Правильно

Надо мной (мною) — если смысл выражения подразумевает вопрос «над чем?», значит мы имеем дело с сочетанием предлога «над» и местоимения «мной». Поскольку местоимение начинается с сочетания гласных «мн», то по правилам к предлогу добавляется гласная «о» — надо. Похожие сочетания — во сне, во рту, ко мне, надо мной. Вариант «надо мною» отличается только стилистическим оттенком.
Надо мной летает целая стая птиц.
Мне кажется, что надо мной сгустились тучи.
Надо мной бескрайнее синее небо и яркое солнце.

Надо мной (не надо мной) — такое же написание сохраняется в том случае, когда контекст подразумевает значение «нужно мной…». В этом случае слово «надо» выступает предикативным наречием. Нужно или надо как правильно?
Чтобы я лучше работал, надо мной руководить.
Не надо мной помыкать, я этого не люблю.
Вам надо мной гордиться, а не ругать!

Надомной — слитное написание встречается в том случае, когда слово является прилагательным (форма женского рода в родительном, дательном, творительном и предложном падежах). Соответственно, в предложении отвечает на вопрос «какой?» (напр. надОмной работы — какой работы?). Данное слово постепенно заменяется другим прилагательным — удалённой.
Надомной работы благодаря интернету становится больше.
Я ищу вакансии надобной работы.
Эту работу можно отнести к надомной.

Неправильно

На домной, на до мной.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите левый Ctrl+Enter.

Травля в школах (буллинг) — нередкое явление. Начать ее может не только школьник, но даже преподаватель. Жертве травли чаще всего остается терпеть или уходить в другую школу.

В чем причины такого поведения? Почему один человек начинает жестоко преследовать и дискриминировать другого? Чтобы узнать это, «Клооп» анонимно поговорил с теми, кто издевался над своими одноклассниками, и узнал о причинах их поведения, а также о том, как они относятся к этому сейчас.

«Нужно соответствовать»

В седьмом классе я попал в бишкекский турецкий лицей. В первый же день я подрался со старшеклассником и понял, что мне нужно соответствовать здешнему обществу.

Чтобы вы понимали, в какой атмосфере я учился — на одежду одного из учеников однажды нассали.

Что могли делать семиклассники и восьмиклассники? Издеваться над теми, кто от них отличается. Больше всего от нас отличались русские, украинцы и белорусы, 80 процентов негатива шло именно в их сторону. Еще в лицее был класс, в котором учились ребята из разных регионов Кыргызстана, мы издевались и над ними.

К девятому классу многие славяне ушли из школы. Мы понимали, что это из-за нас, что они не смогли выдержать наших издевательств. Осталось двое ребят — хотя один из них был крепок, нам это не мешало издеваться над ним толпой. Второй жил с нами в общежитии и смог «слиться с коллективом» — сам стал издеваться над другими учениками-славянами.

Однажды мы взяли одного парня «на слабо» и убедили его залезть в проем между окном и наружной решеткой. Мы жили в общежитии на первом этаже и обещали, что не закроем окно, когда он сделает это. Конечно, окно мы закрыли и зашторили, оставив его там.

Иногда мы «показывали фокусы» — в рукава засовывали швабру, чтобы человек не мог двигать руками, а потом стягивали штаны. А вокруг все ржали.

Скриншот из компьютерной игры Bully / Rockstar Games

Хотя я чаще всего был буллером, надо мной тоже издевались, как и над любым другим человеком в классе. Мы были похожи на стаю маленьких шакалов, и если одному приходило в голову начать издеваться над кем-то, все остальные подхватывали. У меня были комплексы, были большие уши, но я старался не обращать внимания на какие-то издевки по этому поводу. Для меня это была игра, за которую я не нёс ответственность — я всё пропускал мимо своих больших ушей.

Я не принимал буллинг близко к сердцу и смог противостоять ему, но не у всех это получалось. Я уверен, что у моих одноклассников остались сильные комплексы или это как-то повлияло на их судьбы.

Я издевался над людьми, другие люди издевались надо мной. И причина этого одна: среда, в которой находятся дети.

Большинство наших выходок оставались внутри коллектива — хуже всего было оказаться стукачом, козлом. Этим мы и пользовались. Школа не принимала никаких мер, ученики не рассказывали о многих вещах. Руководство в любом случае не могло выгнать из школы целый класс.

Никто не говорил, что творилось на самом деле.

Мне очень стыдно. Если сейчас это читают люди, над которыми я издевался, я приношу свои извинения анонимно. Мне очень совестно и некомфортно от того, что я когда-то делал.

Если бы можно было вернуться назад, я бы не участвовал в этом.

«Хотела доказать, что я крутая»

В школе я была зазнайкой и мечтала быть лучше всех. Людям вокруг это не нравилось.

У меня были хорошие отношения с буллерами нашего класса, но в меня время от времени кидали ручки, обижали ребята постарше, и я чувствовала себя незащищённой.

Особенно это чувствовалось в пубертатный период. У меня долго не росла грудь, и многие парни обращали на это внимание. Я была объектом буллинга, и меня это сильно расстраивало. Я никому об этом не рассказывала, следовательно, психологической помощи и поддержки от родителей я не получала.

Агрессия накапливалась, и во мне росло желание доказать буллерам, что я тоже опасная и крутая. Таким образом, я сама перешла в роль буллера.

Скриншот из компьютерной игры Bully / Rockstar Games

В нашем классе училась девочка. В детстве она получила серьезные ожоги — вроде обронила кастрюлю с кипятком. Её рука была полностью в ожогах. Она не была тихой и спокойной, огрызалась, когда ребята обижали ее, а я стала одним из её главных буллеров.

Однажды в коридоре я очень сильно поругалась с этой девчонкой. За нашей перепалкой наблюдало много людей, но все были на моей стороне, потому что я считалась круче нее. В какой-то момент я ударила ее ногой в живот, одноклассники кричали, что я молодец и должна продолжать. Это были нереальные чувства, я ощущала себя крутой.

Родители девочки позвонили моей маме, но я сказала, что та на меня как-то не так посмотрела. Воспитательных работ со мной не проводили, что, конечно, неправильно. Я обидела девочку, которая не смогла защитить себя, а её подруги были не из разряда «крутых» и не могли встать на ее сторону.

Тогда в школах не говорили о буллинге — был 2008 или 2009 год. Но «борьба за выживание» присутствует в школах до сих пор. Тебя обижают, а значит, ты должен обижать в ответ.

Сейчас, вспоминая всё, я понимаю, что вела себя ужасно. Я считала, что школа – это то место, где нужно выживать.

Если бы я встретила её сейчас, то обязательно бы извинилась. Почему я не заступилась за нее? Не поддержала? Ведь по-настоящему сильный человек – это тот, который поддерживает слабого и защищает его, а не старается унизить.

Я не знаю, как сейчас поживает та девочка, и понимаю, что издевательства над ней могли повлиять на её настоящую жизнь. Школа была для меня большой проблемой, но я понимаю, что для неё это была ещё большая проблема, и она была той, кто заметно выделялся на остальном фоне.

Хотя её ожог не должен был быть объектом насмешек. И это действительно ужасно. Мои действия могли психологически её изувечить.

Я жалею, что в тот момент не нашлось людей, которые могли объяснить мне, что я поступаю неправильно. Для меня, как для объекта буллинга, самым лучшим оружием стала не защита, а нападение. И я замечаю, что и по сей день использую этот метод, даже когда, по-сути, не нуждаюсь в этом. Я нападаю первой.

Скриншот из компьютерной игры Bully / Rockstar Games

«Я заработал себе статус опасного мырка»

Я родился в селе на юге, а в Бишкек мы переехали, когда мне было пять лет. Поселились в одном из «опасных» районов — в Кызыл-Аскере.

Там-то я и понял, что нужно постоянно доказывать окружающим, что ты не слабый. Физически я был хорошо развит и «обработан» моими старшими братьями, друзьями с района и бесконечными фильмами-боевиками, так что в детском саду мне не составило никакого труда встать на вершину «альфа-цепочки». С этим фундаментом я пошел в школу.

Так как в те года моя семья переживала экономический подъем, меня отдали в элитную школу. Вспоминая это сейчас, я понимаю мотивы моего поведения. Я никогда раньше не видел так много людей, одетых по-другому, с иными повадками и разговаривающих исключительно на русском языке. Русский язык я знал так — девочку я называл «он».

К классу третьему, преодолев языковой и культурный барьер, я понял, что могу себя вести, как у себя на районе. Я был зачинщиком драк и всякого рода разборок. Так я заработал себе статус опасного мырка, который способен на что угодно. Я чувствовал себя на высоте!

«Эти нежные мальчишки и девчушки, которые понятия не имеют о «реальной жизни», должны знать суровость мест, откуда я родом, и вообще я сильнее всех», — думал я всегда. Точно сказать не могу, почему я так относился к одноклассникам.

Скриншот из компьютерной игры Bully / Rockstar Games

К классу пятому я закрепил за собой статус «держащего» всей параллели и со временем понял, что могу себе очень многое позволять. Безосновательно мог ударить или пнуть — и мне никто не отвечал.

Я был без ума от преференций, которые давало мне мое положение.

Затем, к классу седьмому, я понял, что могу собирать деньги с учеников своей параллели и даже со старших, если они были физически слабее меня.

Мог «грузануть» целый класс, назначал ответственного, и в случае недостачи или отсутствия денег он подвергался моральному и физическому ущемлению на протяжении того времени, пока мне не надоест. И это могло длиться месяцами.

Я не знал, что делать с собранными деньгами.

Особенно мне нравилось показывать свое физическое превосходство перед теми, кто, по моему мнению, уделяет мне недостаточно внимания, не ценит и не знает всей моей крутости. В основном я рисовался перед девчонками или перед старшими альфачами. Но я искренне не понимал реакцию девчонок, которым не нравились мои выходки — многие презирали меня, а я считал, что они глупые. Мое понимание жизни не соответствовало их представлениям.

Однажды я встретил на заднем дворе школы парней из параллельного класса — их было двое, я начал разговор неторопливо, улыбался, но задавал отвратительные вопросы и наблюдал за их реакцией. Когда вопросы казались им слишком личными, они пытались уйти, но я упоминал, что я с ними могу сделать. У них подкашивались коленки, тело начинало дрожать, все это сопровождалось неоднозначными гримасами.

Отобрав у одного из них сотовый телефон, я грозился не отдавать его, сломать аппарат, выкинуть в колодец. Когда я отвернулся от них и пошел не спеша с телефоном в руках, хозяин мобильника начал меня догонять и дернул меня за руку. В тот момент я думал, что он совершил большую ошибку, и он тоже это понимал.

Скриншот из компьютерной игры Bully / Rockstar Games

Сказав ему десяток матерных слов, я неожиданно ударил его в солнечное сплетение, после чего ему стало тяжело дышать, а я замахивался, неожиданно толкал, издевался, как мог. Он начал просить меня не бить больше, а его одноклассник не обронил ни слова, так как понимал, чем это для него обернется, и молча стоял рядом, дабы доказать свою верность другу.

Он говорил, что болен, придумал, как мне показалось, несколько заболеваний, чтобы я перестал бить его. Смотря на все это, я думал, что я сверхчеловек и могу делать с ним все, что вздумается. Я чувствовал огромное превосходство, мне хотелось больше таких моментов.

Я отдал ему телефон, выслушав всю его лесть и безосновательные извинения, так как понимал, что если я не отдам телефон, то рано или поздно его родители узнают об этом. Этот случай — одно из самых сильных моих воспоминаний.

После я всегда держал его в голове как пример подавления человека и пытался повторить тот сценарий. Мои комплексы были настолько сильны, что я компенсировал недостаток ума, культуры и многого другого именно унижениями и побоями. К концу девятого класса я ощущал себя маньяком, который периодически нуждался в такого рода занятиях.

У всех тех, кто занимался таким, могут быть свои причины. Оправданий моему поведению в школьные годы нет, но я ничего не могу изменить. Такие моменты очень сложно вспоминать, но я помню все.

Скриншот из компьютерной игры Bully / Rockstar Games

Телефон доверия: звони на номер 111

До сих пор нет действенного рецепта решения проблемы буллинга. Но сейчас школьники в Кыргызстане могут не оставаться со своей проблемой наедине — если их травят в школе, они могут позвонить по телефону доверия для детей: 111.

Это можно сделать анонимно: рассказать свою историю, выговориться и получить советы психологов.

Центр «Телефон доверия для детей» проводит тренинги в школах, пытаясь сделать атмосферу в них более благоприятной. Он работает не только с агрессорами и жертвами, но и с наблюдателями — теми, кто видит, как над их одноклассниками издеваются, но не вмешивается, боясь стать жертвой.

Проводить профилактику буллинга в школах должны не только сторонние психологи, но и преподаватели, которые могут заметить малейшие изменения в коллективе и постараться устранить конфликты среди школьников.

Потому что каждый человек достоин любви и поддержки.

Редактор: Рустам Халимов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *