ЛОР Самара отзывы

Сопливый ребенок — счастливый ребенок, считают некоторые мамы. Однако далеко не всегда с этим утверждением согласятся детские ЛОРы. Особенности физиологического строения ушек, горлышка и носика в детском возрасте часто доставляют немало хлопот и маме, и малышу, а безобидный, казалось бы, насморк нередко оборачивается отитом. Все это обусловлено не только близким расположением органов, но еще и несформированной системой иммунного ответа, в то время как именно ЛОР-органы первыми встречаются с потенциальными возбудителями.
Практика показывает, что заболевания ЛОР-органов у детей имеют свою специфику: начинаются быстро, проявляются «остро», а нередко следуют «паровозом» друг за другом. Плюс ко всему, как правило, доставляют больший дискомфорт, нарушая сон и процедуру питания.

Детский ЛОР в Самаре: когда обращаться

Первый осмотр ребенка отоларингологом должен состояться еще в родильном доме, когда врач проводится аудиометрию — процедура определения восприимчивости звуков. Диагностика проводится в течение пары минут специальным переносным датчиком и совершенно безболезненна.

Обратиться к детскому ЛОРу необходимо при следующих проявлениях

  • затрудненное носовое дыхание
  • боли в ухе, постоянные или «стреляющие»
  • кашель (продуктивный/непродуктивный), боль, першение к горле
  • ухудшение слуха, отсутствие реакции на звуки
  • выделения из ушей
  • частые заболевания верхних дыхательных путей
  • храп
  • попадание инородных тел в ноздри, уши или горло

Прием детского ЛОРа в Самаре

Отоларингологи «Медгарда» имеют большой опыт в проведении плановых осмотров детей и лечении заболеваний ЛОР-органов с рождения. Задача доктора в данном случае сводится к следующим:

  • найти контакт с ребенком, ведь только в спокойной обстановке возможно провести полноценный прием и осмотр
  • опросить родителей о симптомах, которые беспокоят (если ребенок говорит, врач также может задать вопросы и ему), когда и как они проявились, а также рассказать о необходимых дальнейших действиях по диагностике и лечению

Обращение с болью, к примеру, в ухе, не говорит о том, что врач будет осматривать только ухо. В этом отношении как никогда важен интегративный подход, который позволит не только определить состояние здоровья в данный момент, но предотвратить развитие осложнений. Потому врач подробно осматривает и уши, и горло, и нос.
По результатам осмотра врач может назначить дальнейшую диагностику — к примеру, рентгенографию носовых пазух, ультразвуковые исследования или лабораторный анализы. Эти данные позволят уточнить диагноз и скорректировать, при необходимости, лечение.
Вкупе с медикаментозной терапией — капли, мази, таблетки, сиропы, детский ЛОР «Медгарда» может рекомендовать физиотерапевтические процедуры (промывания, прогревания), ряд из которых можно получить как в домашних условиях, так и в рамках отделения физиотерапии клиники, которое снабжено необходимыми современными аппаратами для лечения фарингита, аденодита, синусита, тонзилита, отита, ринита и др.
В особых случаях врач также может назначить оперативное лечение. В этом отношении важно, что и современная оториноларингология, и врачи «Медгарда» придерживаются мнения, что хирургическое лечение необходимо в крайних случаях, а показания к нему необходимо вдумчиво взвесить, принимая во внимание всю историю болезни, ее течение и динамику.

Самарский областной суд (Самарская область) — Уголовное Судья Данилова И.Н. Дело № 22-2800/2017

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

23.05.2017 года г. Самара
Суд апелляционной инстанции Самарского областного суда в составе:
председательствующего судьи Муромцевой Л.К.,
при секретаре Митекине Д.В.,
с участием прокурора Семенищева Н.А.,
адвоката Кутявиной Д.Е.,
осужденного Великанова А.К.
рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Кутявиной Д.Е., апелляционному представлению государственного обвинителя Вагнера Е.А. на приговор Промышленного районного суда г. Самары от 15.03.2017 года, которым
Великанов А.К., ДД.ММ.ГГГГ года рождения,
проживающий по месту регистрации
по адресу: , не судимый,
осужден по ч.2 ст.109 УК РФ к 1 году 6 месяцам ограничения свободы, с лишением права заниматься врачебной деятельностью сроком на 2 года.
На основании ст.53 УК РФ осужденному Великанову А.К. установлены следующие ограничения: не изменять места жительства, а также же не выезжать за пределы муниципального образования- без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы. Обязать осужденного Великанова А.К. являться один раз в месяц для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы.
Взыскано с Великанова А.К. в счет компенсации морального вреда в пользу ФИО1 — 250 000 рублей (дважды), в пользу ФИО2 — 250 000 рублей, в пользу ФИО3 — 250 000 рублей, в пользу ФИО4- 250 000 рублей.
Решена судьба вещественных доказательств.
Заслушав прокурора Семенищева Н.А., частично поддержавшего доводы апелляционного представления, адвоката Кутявину Д.Е. и осужденного Великанова А.К., поддержавших доводы апелляционной жалобы, проверив материалы дела, суд апелляционной инстанции
УСТАНОВИЛ:

Великанов А.К. признан виновным в причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей.
Преступление совершено Великановым А.К. ДД.ММ.ГГГГ, при изложенных в приговоре обстоятельствах.
В апелляционном представлении государственный обвинитель Вагнер Е.А. просит приговор в отношении Великанова А.К. отменить, мотивируя тем, что в резолютивной части приговора необоснованно дважды указано о взыскании с осужденного в пользу ФИО1 в счет компенсации морального вреда 250 000 руб.
В апелляционной жалобе и дополнении к ней адвокат Кутявина Д.Е. просит приговор в отношении Великанова А.К. признать незаконным и необоснованным, отменить, вынести оправдательный приговор в связи с отсутствием в действиях Великанова А.К. состава преступления. Мотивируя жалобу, указывает, что выводы суда о том, что Великанов А.К. не провел аспирационную пробу при проведении инфильтративной анестезии ФИО5 не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, отсутствуют достоверные доказательства подтверждающие данный факт. Выражает несогласие с заключением экспертов, согласно которому лидокаин при анестезии, которую Великанов проводил ФИО5, попал в кровь потерпевшей в результате внутрисосудистого попадания (введения) в результате чего наступила смерть потерпевшей. Полагает, что данное заключение не соответствует требованиям ст.204 УПК РФ и ФЗ от 31.05.2001 года №73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», поскольку не указана методика исследования и анализа данных. Обращает внимание, что допрошенные в судебном заседании эксперты не смогли пояснить на основании каких научных данных ими был сделан вывод о выраженном системном распределении лидокаина по тканям ФИО5, в том числе они показали, что сделанный ими вывод является предположительный. Подробно проводит анализ показания всех допрошенных в ходе судебного следствия экспертов. Указывает, что все обвинение Великанова основано только на субъективных предположениях экспертов, допустимых и неоспоримых доказательств самого факта попадания лидокаина в кровь ФИО5 через сосуд, как и того, что Великанов не сделал аспирационную пробу при проведении анестезии ФИО5, суду не представлено. Эксперт ФИО15, принимавший участие в проведении экспертизы, в судебном заседании показал, что он не может утверждать, что Великанов не сделал аспирационную пробу при проведении анестезии ФИО5. Считает, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства защиты о признании заключения экспертов недопустимым доказательством.

Изучив материалы уголовного дела, выслушав объяснения осужденного Великанова А.К., адвоката Кутявину Д.Е., поддержавших доводы жалобы по основаниям, в ней изложенным, проверив доводы апелляционной жалобы и дополнения к ней, выслушав прокурора Семенищева Н.А., частично поддержавшего доводы апелляционного представления, суд апелляционной инстанции находит изложенные в апелляционном представлении доводы подлежащими частичному удовлетворению.
В ходе предварительного и судебного следствия осужденный Великанов А.К. виновным себя в предъявленном ему обвинении не признал и показал, что он проводил аспирационные пробы при проведении местной анестезии пациентке ФИО5, методику проведения инфильтрационной анестезии не нарушал, что препарат «лидокаин» не мог попасть в кровеносное русло и указание на это в заключение эксперта ничем необоснованно.
Данные показание осужденного Великанова А.К. суд обосновано признал недостоверными, данными с целью избежать уголовной ответственности за содеянное.
Вопреки доводам жалобы, виновность осужденного Великанова А.К. в совершении преступления — причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей установлена исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.
При постановлении приговора суд мотивировал свои выводы о виновности Великанова А.К., приведя в приговоре доказательства, подтверждающие совершение им неосторожного преступления. Ставить под сомнение выводы суда о виновности Великанова А.К. и правильности квалификации его действий у суда апелляционной инстанции не имеется оснований.
Органами предварительного следствия при расследовании и судом при рассмотрении дела каких-либо нарушений закона, влекущих отмену приговора или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, допущено не было. Дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно, объективно и на основе состязательности сторон.
Совокупность приведенных в приговоре доказательств была проверена и исследована в ходе судебного разбирательства, суд дал им надлежащую оценку и привел мотивы, по которым признал их достоверными, соответствующими установленным фактическим обстоятельствам дела, а также указал мотивы, по которым принимает одни доказательства и отвергает другие.
Обстоятельства, при которых наступила смерть потерпевшей ФИО5 по неосторожности, и вывод суда о причастности к содеянному осужденного Великанова А.К. подтверждается исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами. Суд правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно постановил в отношении Великанова А.К. обвинительный приговор.
Доводы апелляционной жалобы адвоката Кутявиной Д.Е. о том, что в действиях Великанова А.К. отсутствуют признаки состава преступления, предусмотренные ч.2 ст.109 УК РФ, являются несостоятельными и опровергаются следующими доказательствами:
— показаниями потерпевшей ФИО1, из которых следует, что ДД.ММ.ГГГГ ее дочь ФИО5 забрали на операцию, через час она пришла в палату, где ее встретил врач ФИО9, сказал пациенту плохо, попросил вызвать скорую помощь. В операционной палате увидела свою дочь, лежащую на кушетке, рядом находились врачи – Великанов А.К. и ФИО6, медицинские сестры ФИО7, ФИО8 Приехали сотрудники частной скорой помощи, однако ее дочь спасти не смогли;

— показаниями свидетеля ФИО7, которая показала, что ДД.ММ.ГГГГ пришла ФИО5, подписала добровольное согласие на проведение операции и добровольное согласие на проведение медицинских вмешательств. Она приготовила операционную, 1% раствор «лидокаина». Врач Великанов приступил к операции, в горло пациентки вбрызгал 10% «лидокаин», далее пятиграммовым шприцом набрал раствор лидокаина и ввел его в правую миндалину. В среднем на каждую миндалину расходуется 15 мл 1% раствора «лидокаина», через некоторое время врач удалил правую миндалину. Самочуствие у ФИО5 было нормальным. Затем Великанов обколол анестезией левую миндалину 1% раствором «лидокаина». В этот момент она отвлеклась. У ФИО5 начались судороги, они уложили ее на кушетку. В операционную пришли кардиолог ФИО9, терапевт ФИО6, ст. медсестра ФИО8 Великанов А.К. стал выполнять интубацию, ФИО8 подключила внутривенные системы. Через некоторое время приехала бригада частной скорой помощи, которые по приезду стали осуществлять закрытый массаж сердца, а также дефибриляцию сердца. Была констатирована смерть ФИО5. Ход операции оформляется врачом;
— показаниями свидетеля ФИО8, из которых следует, что ДД.ММ.ГГГГ, примерно в 10 часов ее пригласили в операционную палату, где на кушетке лежала пациентка, Великанов А.К. делал пациентке искусственное дыхание, она и ФИО7 по указанию ФИО6 подключили внутривенные системы пациентке, вводили предпизолон, адреналин. В какой-то момент она также стала делать искусственное дыхание пациентке. Приехавшие сотрудники скорой помощи осуществляли дефибриляцию сердца, после проведения реанимационных мероприятий, была констатирована смерть ФИО5;
— показаниями свидетеля ФИО9, из которых следует, что он работает врачом – кардиологом в ООО «». ДД.ММ.ГГГГ его попросили зайти в операционную, где он увидел пациентку, лежащую на кушетке, у которой были судороги, рядом находились Великанов, ФИО7, ФИО18. У ФИО5 не было дыхания, пульс был, зрачки узкие, давление измерить он не смог. Далее подошли ФИО6 и ФИО8. Медицинские сестры подключили внутривенные системы пациентке, Великанов делал последней искусственное дыхание. Он понял, что сердечная деятельность у пациентки нарушилась. Приехала бригада частной скорой помощи, стали осуществлять закрытый массаж сердца, а также дефибриляцию сердца, реанимационные мероприятия не дали положительного результата, была констатирована смерть пациентки;
— показаниями свидетеля ФИО10, из которых следует, что она работает врачом- реаниматолога в ООО «». ДД.ММ.ГГГГ она принимала участие в проведении реанимационных мероприятий в отношении пациентки ООО «», у которой отсутствовала дыхательная и сердечная деятельность. Она проводила непрямой массаж сердца, однако вскоре была констатирована биологическая смерть пациентки,
-актом судебно-медицинского исследования № № от ДД.ММ.ГГГГ-ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому смерть ФИО5 наступила вследствие токсического действия анестетика местного действия лидокаина при его внутрисосудистом попадании во время проведения инфильтрационной анестезии в надтонзиллярную клетчатку ();

-актом судебно-гистологического исследования № ();
— показаниями экспертов ФИО11, ФИО12, ФИО15. ФИО13, ФИО14, о том, что они принимали участие в проведении комиссионной судебно-медицинской экспертизы в отношении трупа ФИО5, подтвердили свои выводы, содержащиеся в заключение экспертов №, № от ДД.ММ.ГГГГ-ДД.ММ.ГГГГ, и показали, что инфильтрационная анестезия подразумевает локальное введение лидокаина, исключающего его системное распределение по организму, а обнаружение его во всех исследованных органах и тканях свидетельствует о его системном распределении. У ФИО5 признаков анафилактического шока, аллергических реакций не выявлено. В соответствии с протоколом операции аспирационная проба в протоколе Великановым А.К. не отмечена, вследствие чего можно сделать вывод, что аспирационная проба им не проводилась. Ими было установлено, что смерть пациентки ФИО5 наступила не от кардиотоксического воздействия препарата, а именно от отравления лидокаином при его внутрисосудистом попадании и распределении. Дефект оказания медицинской помощи ФИО5, выразившийся в нарушении техники проведения инфильтрационной анестезии состоит со смертью ФИО5 в прямой причинно-следственной связи,
-заключением эксперта №, № от ДД.ММ.ГГГГ-ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому каких-либо повреждений на трупе ФИО5 не установлено, за исключением следов медицинских манипуляций, смерть ФИО5 наступила вследствие острого отравления анестетиком местного действия (лидокаином) при его внутрисосудистом попадании во время проведения инфильтрационной анестезии. При оказании медицинской помощи ФИО5 в ООО «» были допущены дефекты в виде неполноты предоперационного обследования, нарушении методики проведения инфильтрационной анестезии. Дефект оказания медицинской помощи ФИО5, выразившийся в неполноте предоперационного обследования в причинно-следственной связи со смертью ФИО5 не состоит. Дефект оказания медицинской помощи ФИО5, выразившийся в нарушении техники проведения инфильтрационной анестезии состоит со смертью ФИО5 в прямой причинно-следственной связи. При проведении двусторонней тонзилэктомии врач должен был следовать методике проведения данного оперативного вмешательства, описанной в специальной литературе. При использовании с целью обезболивания местного анестетика лидокаина врач должен был руководствоваться инструкцией к данному лекарственному препарату и следовать методике проведения инфильтрационной анестезии описанной в специальной литературе ().
Суд апелляционной инстанции не может согласиться с доводами жалобы о том, что подсудимый подлежит оправданию, поскольку эксперт ФИО15, принимавший участие в проведении комиссионной экспертизы, в судебном заседании показал, что он не может утверждать, что Великанов не сделал аспирационную пробу при проведении анестезии ФИО5, тем самым заключение экспертов полностью не соответствует требованиям ст.204 УПК РФ, ст.25 ФЗ «О государственной судебно — экспертной деятельности в РФ», данное доказательство необходимо признать недопустимым.
Судом апелляционной инстанции учитывается, что согласно ч.2 ст.200 УПК РФ, если при проведении экспертизы у экспертов возникают разногласия, то каждый из экспертов дает отдельное заключение, данное положение отражено и в ст.22 ФЗ «О государственной судебно — экспертной деятельности в РФ».

Из заключения эксперта № № от ДД.ММ.ГГГГ-ДД.ММ.ГГГГ следует, экспертом ФИО15 оно подписано, никаких ссылок о наличии его возражений, либо отдельного заключения не отражено.
Вопреки доводам жалобы адвоката, суд апелляционной инстанции не находит оснований сомневаться в выводах экспертов, заключения которых оформлены надлежащим образом, являются научно обоснованными и убедительно аргументированными. Судебно-медицинская экспертиза в отношении трупа ФИО5 проведена в соответствии с требованиями УПК РФ, на основании полного объема представленных медицинских документов, в государственном экспертном учреждении, экспертами, имеющими высшее медицинское образование, стаж работы по специальности не менее 10 лет и высшую квалификационную категорию, при этом эксперты, входящие в состав комиссии, были предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ. На экспертизу представлены оригиналы и копии медицинских документов, заверенные надлежащим образом, оснований сомневаться в достоверности содержащихся в них сведений не имеется. Заключение, данное комиссией экспертов по результатам проведенной экспертизы, основано на всестороннем исследовании медицинских документов потерпевшей ФИО5, поступивших из «», допроса врача Великанова А.К., медицинской сестры и иного медицинского персонала, оказывавшего ДД.ММ.ГГГГ медицинскую помощь ФИО5, научно обоснованно, а его выводы надлежащим образом мотивированны. Оснований сомневаться в правильности выводов экспертов у суда апелляционной инстанции не имеется. Выводы, содержащиеся в указанном заключении экспертизы, не противоречат другим исследованным по делу доказательствам. Суд апелляционной инстанции не установлено грубых нарушений норм УПК РФ при производстве экспертизы, которые послужили бы поводом сомневаться в ее достоверности. Выводы экспертов в самой экспертизе однозначны и в судебном заседании эксперты подтвердили свои выводы, указав, что пришли к ним сообща, ни один из экспертов не высказывал своего особого мнения.
При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что в основу приговора судом первой инстанции положено допустимое доказательство — заключение судебно — медицинской экспертизы о причинно — следственной связи между действиями осужденного и смертью потерпевшей, являющееся достоверным и относящееся к обстоятельствам дела.
Суд апелляционной инстанции, как и суд первой инстанции не находит оснований для признания заключения эксперта № № от ДД.ММ.ГГГГ-ДД.ММ.ГГГГ недопустимым доказательством.
Другие причины смерти ФИО5 детально исследовались экспертами и обсуждались. Оснований считать, что смерть потерпевшего ФИО5 наступила по иным причинам, не связанным с действиями Великанова А.К., у суда не имелось.
Показания допрошенных по ходатайству стороны защиты специалистов ФИО16 и ФИО17, о том, что смерть ФИО5 последовала от побочного действия лидокаина в виду индивидуальных особенностей ее организма при отсутствии его внутрисосудистого введения, оценены судом критически, поскольку опровергнуты допрошенными в судебном заседании экспертами, и письменными доказательствами.

Все приведенные судом в обоснование виновности Великанова А.К. доказательства получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, являются допустимыми, достоверными и получили надлежащую оценку суда.
Оценка доказательств по делу проведена с соблюдением положений закона об относимости, допустимости и достоверности, а в совокупности — достаточности их для разрешения уголовного дела. То обстоятельство, что защитник Кутявина Д.Е. не согласна с оценкой, которая дана судом ряду доказательств, не может свидетельствовать о необходимости иной оценки этих доказательств.
Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке, при этом удовлетворялись и разрешались ходатайства стороны защиты.
В соответствии с доказательствами суд верно установил, что Великанов А.К.- являясь врачом отоларингологом, при оказании медицинской помощи потерпевшей допустил ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей, выразившихся в том, что, игнорируя положения инструкции по применению лекарственного препарата для медицинского применения «Лидокаин» и методику проведения инфильтрационной анестезии, допустил их нарушение, выраженное в не проведении аспирационной пробы направленной на предупреждение внутрисосудистого введения местноанестезирующего препарата, допустив дефект оказания медицинской помощи ФИО5 Ненадлежащее исполнение Великановым А.К. своих профессиональных обязанностей, выраженных в не проведении аспирационной пробы повлекло внутрисосудистое попадание анестетика местного действия — лидокаина в кровеносное русло и его системное распределение в организме явившееся причиной острого отравления и дальнейшего наступления смерти ФИО5 Дефект оказания медицинской помощи ФИО5, выразившийся в нарушении техники проведения инфильтрационной анестезии, состоит в прямой причинно-следственной связи со смертью ФИО5
Наказание осужденному Великанову А.К. назначено в соответствии с требованиями ст.ст.43, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о его личности, который ранее не судим, на учете в ПНД и НД не состоит, в целом по делу характеризуется положительно.
Обстоятельством, смягчающим наказание, суд признал состояние здоровья виновного.
Обстоятельств, отягчающих наказание, оснований для изменения категории преступлений согласно ч.6 ст.15 УК РФ судом не установлено.
Необходимость назначения виновному наказания в виде ограничения свободы, а также необходимость назначения дополнительного наказания, с учетом требований ст.47 УК РФ в виде лишения права заниматься врачебной деятельностью, в приговоре мотивированны. С приведенными в судебном решении аргументами суд апелляционной инстанции полностью соглашается.
Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.
Вместе с тем суд в описательно-мотивировочной части приговора ошибочно указал, что вина Великанова А.К. по ч.4 ст.111 УК РФ подтверждается следующими доказательствами. Данное указание подлежит исключению. Поскольку ошибка является очевидной, технической, на законность и обоснованность приговора не влияет.
Кроме того, суд апелляционной инстанции соглашается с доводами апелляционного представления о необходимости исключения из резолютивной части приговора повторное указание о взыскание с осужденного Великанова А.К. в пользу ФИО1 в счет компенсации морального вреда 250 000 руб.
На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.389.13-389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Приговор Промышленного районного суда г. Самары от 15.03.2017 года в отношении Великанова А.К. изменить:
-исключить из описательно-мотивировочной части приговора в предложении «вина Великанова А.К. по ч.4 ст.111 УК РФ подтверждается следующими доказательствами» ссылку на «ч.4 ст.111 УК РФ» как ошибочно указанную.
-исключить из резолютивной части приговора повторное указание о взыскание с осужденного Великанова А.К. в пользу ФИО1 в счет компенсации морального вреда 250 000 руб.
В остальном приговор оставить без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя Вагнер Е.А. удовлетворить частично, апелляционную жалобу адвоката Кутявину Д.Е. и дополнение к ней — без удовлетворения.
Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационном порядке в Самарский областной суд.
Председательствующий подпись Муромцева Л.К.
Копия верна: судья

Суд:

Самарский областной суд (Самарская область)

Подсудимые:

Великанов А.К.

Судьи дела:

Муромцева Л.К. (судья)

Судебная практика по:

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
Судебная практика по применению нормы ст. 111 УК РФ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *