Имена на ли

10 самых красивых, но непопулярных имен для мальчиков

Одной из самых непростых, но ответственных задач для молодых родителей является выбор имени новорождённому ребенку. С этим малышу придется взрослеть и дальше идти по жизни. Какие мужские имена имеют красивое звучание и внутреннюю силу, но редко используются в современных семья. Сайт cheltv.ru публикует топ-10 незаслуженно редких имен для мальчиков.

Булат

Это имя имеет персидские корни и означает «стальной». В русских сказака Булатами называли богатырей, которые имели небывалую силу и защищали Родину.

Вениамин

Это православный вариант древнееврейского имени Биньямин, что в переводе значит «сын моей правой руки». В европейских странах довольно популярное имя, Бенджаменами называют младших сыновей в семье.

Герман

Есть версия, что имя Герман произошло от латинского germanus, то есть «близкий», «родной». В других предположениях, это русифицированных вариант древнегерманского имени Херманн, означающего «воин».

10 самых красивых, но непопулярных имен для мальчиков

Добрыня

Одно из славянских имен, в переводе – «добрый». Однако Добрынями в старые времена называли еще и удалых парней, подчеркивая их силу и здорове.

Захар

Захар –форма древнееврейского имени Зехарья, которое переводится как «памятный Господу». Имя Захар таит черты не только доброты и сострадания, такой человек считается выносливым и надежным.

Клим

Клим – сокращенный вариант древнеримского Климент, что значит «милосердный». Однако некоторые исследователи высказывают мнение, что это греческое имя, имеющее значение «виноградная лоза». Климы, как правило, действительно, очень гибкие люди, с которыми всегда можно договориться.

10 самых красивых, но непопулярных имен для мальчиков

10 самых красивых, но непопулярных имен для мальчиков Фото: pactcharity.org

Марсель

Имя, вероятно, произошло от названия французского города Марсель, который был основан еще до нашей эры. Также не исключено, что имеет корни от имени бога Марса, которые был олицетворением войны и победы.

Нестор

Имя образовалось при соединении греческих слов «вернуться» и «путешествие». Трактуется как «возвращающийся на Родину из путешествия». Несторы любят открывать новые горизонты, но очень привязаны к дому.

Ролан

Ролан –форма немецкого имени Роланд, означающего «родная земля». Однако есть еще один вариант перевода – «слава». Славяне считают это имя элитарным, так называют мальчиков в богатых семьях.

10 самых красивых, но непопулярных имен для мальчиков

Спартак

Греческое имя, переводится как «житель Спарты». Однако некоторые исследователи считают его революционным именем. В СССР оно имело оттенок протеста, а сейчас является довольно редким именем.

Размером с 12-этажный дом. Потенциально опасный астероид несется к Земле

Служба информации cheltv.ru

Узнайте, как можно красиво назвать девочку, родившуюся в апреле 2019 года

Как назвать девочку в апреле 2019 года? Это один из главных вопросов для молодых родителей. Если в вашей семье ожидается скорое пополнение, то вскоре поиск подходящего, красивого, счастливого имени для девочки станет одной из первоочередных задач для всех родственников.

Как назвать девочку: основные правила выбора имени

К вопросу выбора имени для ребенка следует подойти очень серьезно и ответственно, ведь имя имеет большое влияние на судьбу человека. Оно, как оберег, дается человеку на всю жизнь, становится его визиткой, определяет характер, а также украшает. Поэтому для родителей так важно пересмотреть все возможные имена девочек 2019 года в апреле и выбрать самое лучшее, красивое, благозвучное, милое, а главное – счастливое.

Здесь не стоит полагаться на случай, вытаскивая нарезанные бумажки с именами из шляпы или тыкая наугад в книгу с именами. Лучше избегать имен видных политиков или исторических личностей, ведь история, как известно, может быть очень переменчива. Также не рекомендуется называть девочек в честь умерших родственников, чтобы не унаследовать их судьбу.

Как назвать девочку в апреле 2019, исходя из сезона

По наблюдениям астрологов, девочки, родившиеся весной, имеют более ранимый и застенчивый характер по сравнению с зимними детками. Но зато они по-весеннему нежны, чувственны, деликатны и романтичны на фоне остальных людей.

Увы, им часто не хватает твердости характера и уверенности в себе, но этот недостаток можно компенсировать, если дать весенней дочке более твердое, решительное, сильное и яркое имя.

Как назвать девочку в апреле 2019 по святцам

Современные родители часто стремятся соблюдать старые славянские традиции и выбирают имена, исходя из святцев – церковного календаря, в котором отмечены дни памяти святых. Издавна в народе называли дочку или сына в соответствии с датой чествования какого-то святого. Считалось, что таким образом у ребенка появляется ангел-хранитель, который обеспечит свою защиту и покровительство на всю жизнь.

Посмотрите церковные святцы. В них вы сможете отыскать самое подходящее и счастливое имя для своей девочки, рожденной в апреле 2019. Итак, лучшими считаются имена: Дарья, Алла, Александра, Матрена, Клавдия, Лариса, Прасковья, Лидия, Светлана, Анна, Мария, Акулина, Анастасия, Василиса, Галина, Ника, Ирина.

Встретились с издателем первого белорусского медиа, которое живет за счет переводов от читателей, а не за счет рекламы.

Первый материал журнала «Имена» вышел в 2016 году и был посвящен жертвам взрыва в метро. Именно с той статьи белорусское медиаполе изменилось до неузнаваемости: появился онлайн-журнал, который целиком окупает себя не за счет рекламы или инвесторов, а живет за деньги, которые перечисляют читатели из разных уголков планеты.

За два года задачи у журнала стали более масштабными: регистрация собственного благотворительного фонда, создание общественных организаций (НГО) и обучение нового поколения общественных активистов.

До «Имен» Катерина Синюк работала в разных онлайн-медиа, в том числе на TUT.BY.

Почему «Имена» могут закрыться

С издательницей журнала Катериной Синюк мы встречаемся накануне ее 30-летия. Как говорит сама героиня, это время, чтобы задать себе самые сложные вопросы: «кто я есть» и «что я делаю». Основательница «Имен» признается, что проект сильно изменил ее жизнь и продолжает это делать каждый день.

– Проект «Имена» меняет всех, кто в него попадает. И сейчас я точно понимаю, что, с одной стороны, стала жестче, а с другой – чувствительнее. Ведь многие, кто пытался делать «Имена», очень талантливые и способные, но они ушли, потому что не захотели заново учиться, – признается Катерина.

По образованию Синюк журналистка. Она много лет проработала в TUT.BY, освещала социальные проблемы: по ее признанию, тогда она писала, чтобы на проблемы реагировали чиновники. Герои и читатели оставались пассивными зрителями. Поэтому в какой-то момент она решила создать свой проект «Имена», чтобы сдвинуть ситуацию с мертвой точки.

Сейчас наша героиня все меньше занимается журналистской и редакторской работой, а руководит проектом, на повестке дня которого – регистрация благотворительного фонда.

– Главный вывод, который изменил меня: критиковать гораздо проще, чем предлагать решение. Это работает в отношениях внутри команды, в отношениях с НГО-проектами или госструктурами. Неимоверно сложно управлять людьми и процессами, когда сам продукт, который ты делаешь, абсолютно новый.

– То есть критиковать государство неправильно?

– Раньше я думала, что наше государство не создает благ, а просто работает как консервативная и инертная система. Поэтому для изменений журналистам нужно просто поднимать остросоциальные темы. Мы ведь все привыкли, что монополия на решение любых проблем – у государства. Как в БССР было заведено, такое восприятие и сейчас.

Когда появились «Имена», с государством все очень быстро стало понятно: это долгая и упорная работа над тем, чтобы объяснить системе, кто ты и как работаешь. Государство – это действительно консервативная машина, в которой все процессы происходят медленно. И критиковать эту машину и говорить о том, что надо в ней поменять, важно.

Но вопрос: люди от этого прямо сейчас лучше жить будут? А мы ведь хотим, чтобы каждый человек жил хорошо здесь и сейчас, чтобы в любой сложной ситуации ему было к кому обратиться. Не так давно в беседе с высокопоставленным чиновником из парламента я услышала:

«Ой, ну вы такие вроде бы молодцы. Надо вас вынести на уровень закона, придумать какие-то способы налоговых льгот, чтобы люди еще больше помогали. Но надо проанализировать, не подменяете ли вы собой роль государства».

Критика и недоверие со стороны госсистемы меня не сильно удивили. Просто я и предположить не могла, что столкнусь с тем же со стороны общества, медийного поля и сектора НГО. И сейчас передо мной другой вопрос: как быть с людьми, которые противятся переменам?

– Расскажите, что сейчас происходит с «Именами» как с организацией.

– Спустя два года «Имена» все еще стартап. Мне до сих непонятно, чем закончится этот эксперимент. На свою работу мы можем собрать денег только на три месяца вперед, а это не самая стабильная ситуация. Тем не менее три месяца – ценное время, а значит можно многое успеть.

И мы стараемся успеть. За чуть больше чем два года мы собрали на работу значимых социальных проектов и самих себя более $630 000. За полгода 2018-го собрали чуть меньше той суммы, которую собрали за весь прошлый год. Стали работать с бизнесом, начали вносить предложения в госорганы, вести переговоры.

Мы и сами растем. Год назад у нас стабильно работали 2-3 человека, сейчас – 8.

– Какая у вас сейчас глобальная задача?

– Конечно, сделать «Имена» финансово стабильными и стабильными в плане команды и партнеров.

Как оказалось, причина, по которой «Имена» могут закрыться, даже не финансовая. Реальная причина – отсутствие опоры, которая верит в изменения. И те, кто не верят в нас, – это не государство и чиновники. Наоборот, с их стороны я вижу больше заинтересованности, чем со стороны НГО и журналистской среды.

– А почему так происходит?

– На этот вопрос у меня пока нет ответа. Но на изменение мышления людей требуется время. И пока самым большим прогрессом для меня является то, что я уже не одна. Хотя год назад у меня опускались руки…

Все хотят перемен, но работать над собой мало кто хочет. И это не пессимизм. Видимо, если за два года нашлись те, кто поверил, и те, кто работает, значит, это просто такой медленный процесс. И нам просто нужно время.

Почему «Имена» вынуждены отказывать в помощи

– Когда читаешь «Имена», ситуация кажется очень понятной: нашли героя, написали классный материал, добавили кнопку «Помочь» – и все сошлось, деньги собраны, человек спасен…

– Сегодня в «Имена» приходят бизнесы с деньгами и просят найти им применение. В то же время к нам приходят люди, которые просят о помощи. Но мы не работаем с людьми напрямую.

Чтобы кому-то помочь, сперва мы должны найти проект или благотворительный фонд, который занимается их проблемой. И самое ужасное для нас – когда мы понимаем: фонда нет. Это значит, что и человеку мы просто вынуждены сказать «нет».

В Беларуси социальных проблем в разы больше, чем проектов или фондов. Например, взрослые люди, заболевшие раком, вынуждены собирать себе на лечение самостоятельно. Благотворительного фонда для них нет. То есть такие люди не могут получить деньги через нас. А мы видим, что люди готовы делать большие переводы в проекты, связанные с онкологией. Это очень больная тема…

Этот материал о сиротах, которые не получали энтерального питания, – один из самых известных. Именно после этой публикации проблема вышла на уровень общенациональной и ее удалось сдвинуть с мертвой точки.

– Почему все так сложно?

– Так работает системный подход, и только так можно не «затыкать дыры», а «заменить трубопровод». Во-первых, чтобы начать собирать деньги на операцию, нужна медицинская экспертиза. Этим должны заниматься специалисты и медики, которые сотрудничают с фондами. Во-вторых, часто встречается не мошенничество, а страх и непонимание.

– То есть?

– Человек может сам до конца не разобраться со своим диагнозом, и ему, например, нужна не операция, а процедура. А это уже совершенно иная цель. Я сталкивалась с этим не один раз: сгоряча люди в соцсетях собирали на одно, а нужно было делать совершенно другое.

В России проводили исследование и выяснили:

от трети до четверти сборов пожертвований в интернете – это «токсичные» сборы. То есть по факту эти деньги, тоннами собираемые на больных детей, им просто не нужны.

Они им не помогут вообще. Или деньги эти нужны для другого и родители собирают совсем не на то. Потому что такие родители – вообще не профессионалы, чтобы определять, что нужно их детям. Представляете? А люди жертвуют. В Беларуси таких исследований не проводилось, но, уверена, ситуация у нас такая же.

Поэтому для решения каждой проблемы, которой не занимается государство, нужен фонд или проект со специалистами, которые знают свое дело. Тогда система заработает и проблемы будут решаться. И такая система работает в США, где уже давно подсчитали, что ежегодно раком заболевают несколько тысяч детей. И их фонды собирают средства заранее, чтобы, когда к ним обратятся за помощью, не тратить время на сборы и пиар. В таких делах важна каждая минута.

– Насколько я понимаю, проблема еще и в том, что не все НГО в стране готовы к взаимодействию?

– Фактически мы знакомы со всеми общественными организациями страны – Беларусь-то небольшая. Но спасет положение только один вариант – «Имена» зарегистрируют свой фонд и начнут создавать новые НГО под каждую проблему. Говоря объективно и честно, через полгода проекты для «Имен» закончатся и останутся те люди, которым мы будем не в силах помочь.

К тому же не каждое НГО хочет учиться. Ведь управление проектом ничем не отличается от управления бизнесом.

Отличный пример: поисково-спасательный отряд «Ангел» хорошо умеет искать людей в Минске, но не знает, как масштабировать проект на всю страну. Несмотря на это, Сергей, основатель проекта, открыто говорит: «Я не умею, но я готов учиться». Вот только отряд «Ангел» – это не все НГО в Беларуси.

Сергей Ковган – основатель поисково-спасательного отряда «Ангел». На его проект читатели «Имен» собрали 76 533 руб.

– Как сейчас «Имена» собирают деньги и кто занимается их распределением?

– Человек, нажимая кнопку «Помочь» под конкретным проектом, сам решает, кому он отправляет деньги. Бизнес, который обращается к нам, сам выбирает один или несколько проектов. Или просит нас самих решить, кому лучше направить помощь прямо сейчас. Мы заключаем договор и делаем перевод туда, куда выбрала компания.

У нас два основных счета. На работу команды самих «Имен» мы собираем деньги на одном счете, а деньги для проектов с теми назначениями платежей, которые указывают пользователи (или компании), – на другом.

– А как же деньги от государства?

– Недавно я была в Каталонии, где практически все НГО финансируются из госбюджета. Все отлично и хорошо, только вот с наступлением кризиса они оказались на пороховой бочке. Финансирование из одного источника – это опасность любого проекта. Это известный факт: кризисы случаются от того, что все яйца в одной корзине.

Мы же предлагаем объединять усилия, чтобы третий сектор стал независимым и самостоятельным. И в этом основная идея нашего фонда – стать внутренними и глобальными спонсорами для третьего сектора. Источников финансирования при этом должно быть много, даже если они маленькие. Это значит, что на решение одной проблемы деньги могут поступать в проекты частично из госбюджета, частично из каких-нибудь грантов, частично от бизнеса и от людей.

Для этого мы и запустили подписку – благодаря Студии Вадима Скротского, «Приорбанку» и платежной системе WebPay. Подписки – это автоматическое ежемесячное списание с карточки денег на нужды проектов, которые мы поддерживаем. Чем больше пользователей мелкими списаниями поддержат проект и нас, тем больше он и мы будем устойчивы.

Как «Имена» взяли ситуацию в свои руки, чтобы не пугать бизнесы с деньгами

– Вы начинали как медиапроект, а теперь собираетесь менять весь третий сектор. Как это произошло?

– Когда я только начинала «Имена», то брала пример с российского проекта «Такие дела». Но Беларусь очень серьезно отстает от России по количеству благотворительных фондов и социальных проектов. Хотя, казалось бы, как им удается создавать и управлять фондами по всей огромной стране?

Дети в белорусских детских домах доживают до 18 лет, и потом их отпускают в свободное плавание. А в России есть проект «Дистанционное репетиторство для детей-сирот»: нужно всего лишь объединить репетиторов, которые готовы обучать, и собрать детей. В итоге мы видим счастливых людей, которые получают хорошее образование и строят нормальную жизнь. В Беларуси же после выпуска из интерната большая часть детей возвращается к неблагополучным родителям, спивается или умирает.

У нас было два варианта: критиковать НГО и считать, что все вокруг виноваты, или создать свой фонд. Сначала мы пробовали говорить с бизнесами, которые приходили с деньгами.

Мы объясняли, что проектов, которым они хотят помочь, сейчас нет. И лучшее, что можно сделать, – создать фонд. Но Бизнесы начали пугаться.

Еще бы: пришли помочь финансово, а к ним сразу «создайте фонд, потому что просто так ваши деньги никому не помогут» (смеется).

Тогда мы изменили стратегию и сказали, что готовы сами создать пилотный проект, для которого найдем координатора. А от бизнеса нужны только опыт в управлении и оплата работы координатора. И, если этот «пилот» сработает в небольшом регионе, мы создадим фонд и расширим его на всю страну. И так под каждую проблему.

– И что за фонд создают «Имена»?

– Сейчас я вижу фонд как отдельную структуру, которая занимается тремя направлениями.

Первое: финансовая и сопроводительная поддержка существующих НГО – мы сможем искать менторов из бизнесов, чтобы те помогали НГО в управлении.

Второе: фонд будет запускать самостоятельные проекты. То есть журналисты находят проблему и людей, которым нужна помощь, а фонд – менеджеров и финансирование, чтобы запустить пилотный проект. Плюс фонд помогает пилотным проектам развиться до самостоятельных благотворительных фондов.

И третье: фонд общается с госорганами, ведь многие проблемы без участия государства все-таки решать сложно. Как фонд мы сможем лоббировать проекты или предлагать изменения в существующие законы. Мы хотим стать центром по обучению, сопровождению и созданию проектов. И сможем получить новое поколение энгэошников, которое полностью изменит ситуацию в стране.

Тогда для нормального решения острых проблем останется совсем немного: убедить госсистему – и мы будем эти заниматься – внедрить налоговые льготы, при которых участвовать в благотворительности и бизнесам, и людям будет еще и выгодно.

– Год назад вы пытались решить вопрос с иностранными переводами, а точнее, пытались сделать так, чтобы каждый доллар, евро или фунт не требовал от президента отдельной подписи «разрешено». Вам удалось что-то изменить?

– Есть у нас одна идея, но ее надо проверить. И сейчас мы пытаемся это сделать, не дожидаясь изменения законов. Хотя, конечно, закон менять надо, и свои предложения мы внесли, но пока все в стадии обсуждения.

Тема преференций для бизнесов, которые инвестируют в благотворительность, – это отдельный разговор. И в Беларуси этого очень не хватает. Мы как платформа «Имена» тоже платим налоги. Потому что в нашей стране от налогов освобождены только некоторые организации, в том числе многие спортивные клубы. Чтобы попасть в список «освобожденных», нужно как минимум проработать три года, а нам исполняется только 2.

Единственное, от налога с иностранного перевода может освободить президент, когда подписывает документы на его разрешение. И то если повезет. Например, документы по переводу иностранных денег для «Имен» от Google только недавно ушли на стол к президенту.

Но нам уже дали ответ по налогам с перевода от сотрудников Google из разных стран: деньги на поддержание платформы «Имена» будут облагаться налогом, а деньги на социальные проекты от налогов освободят. Как будто сама наша команда – не социальный проект. И как будто денег у нас не на два месяца вперед, а мы тут на какой-то игле сидим. Нет, нам сейчас очень нужна финансовая поддержка. Но как есть. Главное, что Google хотел помочь – и помог.

Финансовые отчеты «Имен» открыты, и каждый желающий может с ними ознакомиться.

Останутся ли в «Именах» тексты

Катерина честно признается, что, несмотря на весь ее опыт в качестве журналиста и редактора, редакция «Имен» до сих пор не сформирована.

– С командой журналистов оказалось сложнее всего – кто бы мог подумать! В нас глубоко сидит установка «если ты добился успеха в одном издании, то, придя в другое, можешь рассчитывать на все сразу». Но на Западе такая система не работает. Если ты приходишь в новое издание, то должен пройти все этапы обучения с нуля, потому что это новый формат. Такая схема обучения работает не только в журналистской среде, но и в любой топовой компании. Поэтому сейчас мы доформировываем редакцию.

– А как же выгорание? Может, социальная тематика – история не для всех…

– Выгорание – это точно не про «Имена». Как сказал однажды наш фотограф Саша Васюкович, «Имена» – это единственное место, где ты можешь вдохновиться тем, что делаешь, ведь у тебя есть время и ресурс влиять на ситуацию. И я согласна с ним, потому что, когда ты работаешь здесь, твоим работодателем выступают люди.

Что касается белорусских медиа: многие журналисты делают журналистику ради журналистики. Но «Имена», как и российский проект «Такие дела», работает иначе. Мы рассматриваем журналистику как один из инструментов для решения социальных проблем. И если мы пишем историю о человеке, то делаем это не просто так. Мы пишем историю только тогда, когда точно понимаем, что должно измениться.

Наш идеал – это когда редакция журнала станет двигателем, то есть будет находить проблемы, которые надо решать, а фонд будет находить решение для них, вовлекая самые разные стороны. После чего можно писать материал, в котором будет кнопка «Помочь» или кнопка «Предложить решение». Это приучит людей быть причастными к изменениям. Ведь все-таки основная цель «Имен» – писать, чтобы менять. И мы к этому идем, просто не так быстро, как мечталось или хотелось.

Команде «Имен» нужна ваша поддержка. На сегодня средств осталось лишь на два месяца работы. Сделать перевод или подписаться на ежемесячную поддержку можно .

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности

Фото: Александра Кононченко (CityDog.by), Александр Васюкович, Егор Бабий («Имена»).

Выбирая имя для мальчика, одни родители руководствуются традициями, другие — ищут имя, которое будет подходить под фамилию и отчество, а третьим непременно нужно назвать малыша необычно и современно. Какие имена сегодня наиболее популярны в России и за рубежом? Мы составили для вас наиболее полный список популярных мужских имен, которые пользуются успехом в 2019 году.

Самые популярные имена для мальчиков в России

Александр, Андрей, Алексей, Артемий, Арсений, Артём, Анатолий, Антон, Арсен, Артур, Альберт, Адель, Айдар, Амир

Богдан, Борис

Василий, Валерий, Виталий, Влад, Владимир, Всеволод, Вадим, Виктор, Вячеслав, Владислав

Георгий, Герман, Григорий, Гордей, Глеб

Дмитрий, Давид, Демид, Денис, Данила, Даниил, Данил, Дамир, Даниэль

Егор, Евгений, Елисей

Захар

Илья, Игнат, Иван, Игорь, Ильдар

Кирилл, Константин

Леонид, Лев, Лука

Максим, Михаил, Марк, Макар, Матвей, Мирон, Мирослав, Марат, Марсель

Николай, Назар, Никита

Олег, Одиссей

Платон, Петр, Павел

Роберт, Роман, Родион, Ростислав, Радмир, Руслан, Ринат, Рамиль, Рустам

Степан, Семен, Савелий, Сергей, Савва, Станислав, Святослав, Святогор, Самир

Тимофей, Тихон, Тимур, Тамерлан

Федор, Филипп

Эдуард, Эмиль

Юрий

Ярослав, Яромир, Ян

Популярные зарубежные мужские имена

Бен, Боб, Бернард, Барри, Брэдли, Блэр, Бенедикт, Блэз, Бэйли, Беннетт, Брайс, Блейк, Брэндон, Брайан, Брюс,Беньямин

Винсент, Виктор, Валентин

Габриэль, Грегори, Гэвин, Грант, Грейсон, Гектор, Грэм, Гарри, Генри, Густав

Жан, Жак

Закари, Зейн

Иван, Идрис, Истон, Ион, Иеремия, Исайя, Иаков, Иосиф, Исаак, Илия

Йонас, Йохан

Лео, Леонард, Леонардо, Лейф, Линкольн, Лорен, Леон, Луис, Лукиан, Локи, Линдер, Ли, Лиам, Лорен, Лукас, Линн, Леви, Льюис, Лоренс

Ноэль, Ной, Нолан, Николай, Натан, Натаниэль, Ник, Нил, Нейл

Орион, Отто, Оуэн, Остин, Оливер, Оскар, Омар

Пол, Патрик, Питер, Паркер

Самсон, Соломон, Спенсер, Стефан, Симон, Саймон, Себастьян, Сэмюель, Скотт, Стив, Стивен, Сэм, Смит, Спенсер, Сидней

Тео, Тони, Тоби, Тобиас, Трейси, Тревор, Тиган, Тейт, Трой, Тодд, Трой, Томас, Тайлер, Тейлор, Тимоти, Теодор, Тристан, Тревис, Терри

Уолтер, Уэсли, Уилл, Уильям, Уэйн, Уайетт

Фердинанд, Флориан, Фаддей, Финли, Финн, Флинн, Фредерик, Филипп, Феликс, Франциск, Франк

Хью, Харлоу, Хайден, Хорхе, Хуан,Харпер, Хантер

Чарльз, Чарли, Чад

Шон, Шей, Шейн, Шеннон

Эдвин, Эммануил, Эмметт, Эмрис, Эфрем, Эвандер, Эмерсон, Эмиль, Эдгар, Эллиот, Эверетт, Эштон, Эшер, Энтони, Эрик, Эдвард

Юджин, Юлиан

Ян

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *