Без подруг ком

Секс с завязанными глазами — очень красивый и нежный способ выражения своих телесных и душевных чувств и эмоций.

Его можно практиковать при первом знакомстве мужчины и женщины, чтобы снять неловкость и зажатость, или, наоборот, преданной паре, которая много лет вместе по любви, для усиления и пробуждения страсти и новых ощущений. Впрочем, эту форму постельной утехи может позволить себе каждый, потому что эстетика и романтизм никогда и никому не мешали.

Выберите время, когда вас никто не побеспокоит, в роскошном номере гостиницы, или в тихой квартире, где кроме вас никого не будет. Это может происходить, когда на улице ярко светит солнце, а в комнате задернуты шторы, и мягкий свет покрывает все вокруг.

Пусть в помещении не будет посторонних запахов, например, от цветов, освежителей для воздуха, резкой парфюмерии. Постельное белье должно быть свежим и неощутимым.

Отключите телефоны и другие гаджеты. В комнате не должно быть отвлекающих неприятных звуков. Желательно наличие большой кровати, минимум мебели, или просто большое чистое пространство на полу, укрытое одеялами.

Завяжите своему партнеру глаза полоской плотной ткани из натуральных гипоаллергенных материалов.

Пусть он сядет на кровать, и ничего не будет предпринимать, пока вы его будете медленно раздевать. Он должен будет только наблюдать всеми своими чувствами осязания, обоняния и слуха, как скользят ваши руки по его шее, как вы тихо дышите, как ваши распущенные волосы касаются его плеч.

Разденьтесь сами, делайте это медленно и красиво, как гейша на приеме у своего господина. Встаньте перед ним и слегка прикоснитесь руками его пальцев, без слов призывая его встать рядом с вами. Затем пусть партнер ласкает вашу грудь, стоя позади вас.

Показывайте ему руками, как подергивать ваши сосочки, как обхватывать груди целиком и энергично массировать их, вызывая чувство острой, но прекрасной боли, учите его нежно перебирать кончиками пальцев по этим холмикам наслаждения. Вы заметите, что это возбуждает гораздо сильнее, когда мужчина ощупью, на уровне первобытного инстинкта раскрывает вас, как истинное явление природной стихии.

Не сдерживайте свои эмоции, не задерживайте дыхание, отдавайтесь мужчине со всей преданностью и восхищением. Обернитесь и прижмитесь к его голому телу своим телом крепко-крепко, как будто вы хотите слиться в единое целое.

Ласкайте его спину, играйте его мускулами, дразните его грудь, целуйтесь так, чтобы захватывало дыхание, и губы распускались как цветки. Когда он поднесет свои пальцы к вашему лону, завяжите свои глаза, и, опустившись на колени, начните ласкать его пенис легкими дразнящими движениями губ и язычка.

Пусть он умоляет, чтоб вы стали посерьезнее и настойчивее, не переставайте играть с его стволом. Дайте партнеру выйти его звериному чувству обладания. Когда он войдет в ваше увлажнившееся и давно протекающее лоно, притяните его к себе как можно глубже.

Пусть он не забывает ласкать вашу грудь, клитор, ягодицы, а вы, в свою очередь внутренними мышцами влагалище сжимайте и отпускайте его член, пока единый сокрушительный оргазм не обрушится на вас волной не сдерживаемого экстаза, стона удовольствия, победного клича, накроет вас с головой и унесет в заоблачные дали сладкой истомы, бесконечно приятных конвульсий и любви.

Мне нравится2Не нравится1
История с подругой жены!!!!!
———————————————————————————
История — хоть в Плейбой посылай. Под заголовком «пирсинг интимных мест
и его последствия». Пирсинг, как вы понимаете, не у меня, колечки носила
школьная подруга жены, назовем ее Надя, а я к ним никакого касательства
не имел ни в прямом, ни в переносном смысле. Но все по порядку.
Лежим мы как-то с женкой в постели усталые и умиротворенные, отъехав,
говоря словами Бокаччо, версты четыре по дороге любви. Лежим и
рассуждаем, не купить ли нам женушке за хорошее поведение чего-нибудь
золотое с камнем. Решаем, что купить, и начинаем обсуждать, куда именно:
в ушки, на пальчик или на шейку. Я в шутку предлагаю украсить ту часть
тела, которая больше всего этого заслужила. Жена говорит: не надо, а то
будеть как с Надькой. А что было с Надькой, спрашиваю. И тут жена
начинает дико ржать. Я даже испугался, не случилось ли с ней чего.
По-моему, она от смеха пятый огразм получила. А потом рассказала эту
историю. Я ее попробую тут пересказать со всеми подробностями, думаю,
оно того стоит.
Надя эта родилась шатенкой, но это чистое недоразумение. По уму и образу
жизни — стопроцентная блондинка. Ни работы, ни семьи у нее нет, а есть
два любимых человека, которые в свободное от жен время дарят ей свои
ласки. Друг о друге, естественно, не знают. А поскольку оба из породы
новых русских, то их суммарной благодарности хватает на безбедное
существование. По-моему, это уже в двух шагах от блядства, но, как
говорится, не судите и не судимы будете.
Как-то Надя прочитала в «Космополитене» о новых веяниях моды и решила
украсить свой рабочий инструмент, который приличными словами обычно не
называют, двумя парами колечек. Украсила и некоторое время успешно
эксплуатировала. А потом это случилось.
У одного из любимых жена уехала на выходные на дачу, и он на радостях
пригласил Надю домой. Дядя он не хилый, по девушке соскучился, так что
повеселились они на славу. Фирменный немецкий матрац двухметровой ширины
умяли так, что из него полезли пружины. Наутро любимый перелез через
спящую Надю, оставил на тумбочке пару зеленых бумажек и умотал по своим
новорусским делам. Жена должна была вернуться только вечером, Наде ничто
не грозило. Ага, как же.
Ближе к полудню сработал будильник Кашпировского. Надя попыталась слезть
с кровати, но поняла, что не может. Что-то держало ее за самую
сердцевинку, крепко и больно. Матрацная пружина загнута на конце в такую
петельку, чтобы острие не торчало. Простынка сбилась во время ночных
утех, Надя спала голым лобком на голом матраце. Когда любимый, перелезая
утром через нее, своей стопятидесятикилограммовой тушей вдавил ее в
матрац, пружина вылезла, петелька вошла в зацепление с одним из Надиных
колечек, и Наденька оказалась на крючке без всякой возможности
освободиться самостоятельно. Чтобы расцепить зацепившееся, нужно то же
стопятидесятикилограммовой усилие, пружина сделана из закаленной
проволоки — не разогнешь, а колечко запаяно. Я раньше думал, что такие
штучки можно снимать каждый день, как серьги — оказывается нет, есть и
несъемные варианты. В общем, Надя, точно как Винни-Пух, пошла в гости, а
попала в безвыходное положение.
Но выход выходом, а пока Наде отчаянно хотелось пи-пи. Она, собственно,
за этим и проснулась. Перспектива намочить матрац и потом лежать
неизвестно сколько времени в вонючей луже девушку радовала мало, поэтому
она подгребла под себя обе простыни — и ту, на которой спала, и ту,
которой укрывалась, обильно их обмочила и с отвращением выкинула в угол
комнаты, как можно дальше. Все, проблема номер один решена, можно
подумать и о спасении. Например, позвонить любимому.
Телефон — вот он, на тумбочке около кровати. Вытянувшись изо всех сил,
Надя обнаружила, что не достает до него примерно полметра. Можно было
бы подтянуть его, сделав импровизированное лассо… например, из
простыни… если бы обе простыни не были так бездарно использованы в
качестве памперсов. В отчаянии Надя бросила в телефон подушкой.
Результат предсказуем — до аппарата уже шестьдесят сантиметров. Вторую
подушку Надя кинула в стенку в безумной надежде, что она как-нибудь
срикошетит и подтолкнет телефон. Но подлая подушка, в отличие от Нади,
помнила законы физики и тихо осела вдоль стенки.
Следующие полчаса Надя бездарно проплакала, все-таки намочив матрац,
хотя и с другой стороны. Потом тщательно осмотрела место заточнения и
обнаружила на нем, кроме себя самой, еще один предмет — собственные
трусики-стринги. Отчаянным усилием зацепила их большим пальцем ноги,
подтащила к себе, разгрызла, завязала на конце петлю — получилось что-то
вроде лассо.
Вообще-то между Надей и американским ковбоем на удивление мало общего.
Но нужда — хороший учитель. После примерно трехсотого броска ей удалось
зацепить телефонную трубку. Ура! — но любимый мотался где-то за
пределами зоны сервиса, его сотовый не отвечал. А другие нужные телефоны
находились в памяти Надиного сотового на столике в прихожей и были
совершенно недоступны. Из тех немногих номеров, которые Наде удалось
наскрести на дне своей хорошенькой головки, отозвался только один —

любимый номер два. Но сказать ему, что она сейчас лежит голая в постели
другого мужчины, и дать адрес этого мужчины… нет, лучше умереть. Надя
прощебетала что-то о парикмахерской, в которой она якобы сидит, и
положила трубку.
Что дальше? Телефон спасения — 911. Но это в Америке. В Москве тоже есть
служба спасения, и ее телефон тоже кончается на 911, но перед этим идут
еще четыре цифры. Вы их помните? И Надя не помнила. Ладно, есть
советские 01, 02 и 03. Из этого набора Надя выбрала, как самую
безопасную, скорую помощь. Та отозвалась довольно быстро. Ой,
запричитала Надя, приезжайте скорей, мне так больно, так больно. Что
болит? — поинтересовалась скорая. Живот, ответила Надя, инстинктивно
стараясь врать поближе к правде. Скорая задала несколько вопросов о
характере боли, на которые Надя отвечала наобум лазаря, и в результате
был поставлен предварительный диагноз — аппендицит. Не волнуйтесь,
сейчас приедем, сказала скорая. Только там дверь заперта, предупредила
Надя, взломайте чем-нибудь. Мы вам что — слесаря? — возмутилась скорая.
Сами встанете и откроете. У меня такие боли, я не могу встать,
взмолилась Надя. Не валяйте дурака, оборвала скорая, с аппендицитом
можно выползти в коридор и открыть дверь. Все, выезжаем. Постойте, не
надо, закричала Надя, я пошутила. Скорая пригрозила штрафом за ложный
вызов и отключилась.
Звонить в милицию Надя побоялась. Ей представились сухие строки
протокола («обнаружена в беспомощном состоянии зацепления полового
органа с матрацной пружиной… «) и реакция жены любимого, которая
наверняка успеет придти до окончания разбирательства. Почему Надя не
стала звонить пожарникам, я не знаю и придумывать не буду. Может,
решила, что первым делом ее обольют из огнетушителя.
Еще полчаса отчаяния. Ей впомнились истории про лис и волков,
перегрызающих себе лапу, чтобы уйти из капкана. Лапу грызть не
требовалось, надо было разорвать всего-то полсантиметра плоти. Пустяк
для существа, которое когда-то рассталось с девственностью и регулярно
эпилирует себе все что можно. Надя зажмурилась и дернула тазом…
Фигушки. Зря ее обвиняли в слабости на передок. Передок оказался
чересчур крепок, а вот нервы — чересчур слабы. Лисицы из Нади не вышло,
все рывки вылились в пять минут визга и маленькую капельку крови.
И тут, когда уже казалось, что выхода никакого нет и придется смиренно
ждать прихода жены любимого (ох, какой ей будет подарок — не надо
гоняться за разлучницей, вот она лежит готовая, хочешь фотографируй,
хочешь патлы рви) — так вот, в этот отчаянный момент в Надином умишке
всплыл еще один телефон. 04 — Мосгаз. Старушечьим голосом она прошамкала
в трубку, что воть, у соседей пахнет запахом, а двери не открывають, а
сама она сейчас уходить, так что хотите ломайте, хотите как.
На Надино счастье, подъехавшие газовщики действительно что-то унюхали,
видимо вонючие простыни, и решились на взлом. Можете представить их
реакцию, когда в пустой квартире они сначала услышали вопль «помогите»,
а потом обнаружили поперек голого матраца голую девицу, протягивающую к
ним руки с видом Робинзона, наконец-то увидевшего корабль. Кусачки в их
чемоданчике, конечно, были, так что собственно спасение заняло всего
пару минут. Впрочем, весьма волнительных, особенно для того газовщика,
который помоложе. У меня нет знакомых в Мосгазе, но думаю, что Надину
историю там знают все и будут рассказывать новичкам еще очень долго.
Возможно, читатели будут разочарованы, но со спасителями Надя
расплатилась не тем местом, которое они так самоотверженно спасли, а
обыкновенными долларами с тумбочки. Хотя, если вспомнить, чем она эти
доллары заработала, то разница не так велика. Оказавшись на свободе, она
первым делом отправилась в салон пирсинга и сняла оставшиеся кольца. О
случившемся, несмотря на свою болтливось, старается не рапространяться,
так что знают эту историю только моя жена и я. Ну, и вы теперь тоже.

Проводить время с интересной, красивой и разделяющей твои вкусы девушкой и не влюбиться — испытание не из лёгких. Особенно если это твоя подруга, с которой можно встречаться без повода, обниматься на людях и целоваться ради интереса. Пять девушек рассказали, как справляются со своими чувствами, возникшими после поцелуев, секса или просто случайного касания.

По просьбе героев все имена изменены.

«Кому ещё доверить первый поцелуй с девушкой, как не лучшей подружке?»

Алёна, 22 года

Я дважды была в отношениях, оба раза с парнями. И с тем, и с другим мы открыто обсуждали секс и свои эротические фантазии. Когда разговоры заходили о лесбийских отношениях, я всегда была категорична: «Нет, ты что, это точно не моя тема». К девушкам я относилась как к подругам, сёстрам, хотя всегда отмечала вокруг себя красивых дам. Но никогда ничего не планировала, даже не представляла. Пока не рассталась со вторым парнем.

Мы с Настей дружим с первого курса университета. Мы много гуляли, она часто оставалась у меня ночевать после пар. Спустя пару месяцев после знакомства мы звали друг друга лучшими подружками и стояли на первом месте в френдлистах «ВКонтакте». Делились страданиями из-за самооценки, строили планы по завоеванию мира, факультета и симпатичных парней из параллельной группы. Настя стала свидетельницей двух моих расставаний. Первое мы переживали со слезами и пиццей, второе — со смехом и вином.

Разрыв отношений открыл дверь всем моим шальным мыслям. Я часто стала думать: «А что, если…». Почувствовала свободу и решимость попробовать что-то необычное. Однажды написала Насте: «А что, если поцеловать девушку?» Она сказала, что будет здорово, потому что это для меня впервые.

У самой Насти уже был такой опыт. Я попросила её меня поцеловать: ведь кому ещё можно доверить столь ответственное дело, как не лучшей подружке? Она согласилась, и мы договорились попробовать на следующей ночёвке.

Спустя несколько дней после этого разговора Настя приехала ко мне. Мы купили любимое вино и весь вечер болтали, смеялись и пели песни. В один момент я сказала: «Давай попробуем сейчас, иначе потом совсем напьёмся и просто уснём». И мы попробовали.

Настя сказала: «Если хочешь, мы можем остановиться». Я засомневалась. С одной стороны, я испытывала дикую неловкость, ведь это мой первый поцелуй с девушкой. С другой — было интересно продолжить и посмотреть, куда нас занесёт. И мы не остановились.

В итоге мы переспали. Это был очень необычный опыт. Благодаря близкому общению, двум бутылкам вина и длительным поцелуям стеснение пропало, и на его место пришло любопытство. Я вспомнила все наши разговоры про секс, так что уже знала, как себя вести, чтобы ей точно понравилось. Когда всё закончилось, мы обсудили произошедшее. Рассказали друг другу про ощущения и пришли к выводу, что история понравилась нам обеим. Договорились повторить.

Сначала я относилась к этому как к игре. Это были новые, необычные и приятные ощущения. Мы много шутили на тему своих ночных экспериментов. Я говорила, что рада помочь ей достичь оргазма, а она присылала мне ссылки на секс-игрушки, которые можно купить и опробовать вместе. Кроме появления новой темы для обсуждения, в наших отношениях ничего не поменялось. Мы продолжаем дружить как прежде и секс пока не повторяли. Но в какой-то момент поняла, что чувствую грусть, когда её нет рядом.

Мыслей о подруге стало гораздо больше. Я хочу общаться с ней ещё чаще, получать всё больше голосовых сообщений и постоянно узнавать, что у неё на душе, какое настроение. Понимаю, что у неё приятный голос, красивые глаза, а без косметики она выглядит просто потрясающе. Раньше я не делала на этом акцент, а теперь мечтаю, чтобы и она меня так изучала: сидела напротив и смотрела, как я смеюсь, жестикулирую и реагирую на её фразы. Хочу нравиться ей. И упорно об этом молчу.

«Ангелина часто оставалась у меня. Однажду утром я почувствовала тоску из-за того, что ей нужно уезжать в офис»

Ксения, 25 лет

Я встречалась с парнем шесть лет, но всё это время догадывалась о своей бисексуальности. Мы жили вместе и периодически укрепляли свои отношения совместным просмотром порно. Я где-то вычитала, что такая практика помогает поддерживать страсть в половой жизни. Попробовали — нам понравилось.

Иногда он находил какое-то интересное видео и предлагал мне тоже с ним познакомиться. Чаще всего это были ролики с лесбиянками и тройничками ЖМЖ. Парень приходил от них восторг и дико радовался, что я не ревную к женщинам с экрана. На самом деле я тоже была от них без ума. Молодому человеку я говорила, что меня больше возбуждает его реакция, нежели картинки. Хотя всё было как раз наоборот.

Однажды на вечеринке у друзей я увидела девушек, которые мило целовались на диване. Возникло желание к ним присоединиться, потому что обе были чертовски красивы. Целовались они так непринуждённо и легко и совсем не пошло. В этом была какая-то своя эстетика. Моё наблюдение нарушил парень, который заметил, куда я смотрю. Его это возбудило, и мы закрылись в ванной. Тогда я думала о тех милых девушках и представляла себя вместе с ними.

Наши отношения с молодым человеком постепенно шли к завершению. Мы оба понимали, что уже не даём друг другу той энергии, ради которой стоит жить вместе. Решение расстаться было обоюдным, но болезненным: между нами не было пылкой любви, но привязанность оставалась.

Пока он собирал свои вещи, я сидела в другой комнате и плакала. После его переезда очень долго не могла прийти в себя, найти гармонию. Спасали только работа и подруги, которые всячески поддерживали. Одна из них, Ангелина, переживала больше всех, потому что сама недавно испытала подобную боль. Мы стали чаще встречаться отдельно от нашей основной компании.

Как-то мы сидели и обсуждали парней, размышляя о том, что девушку лучше всего понимает её подруга. Звучит это, конечно, весьма несправедливо, но тогда нас это утешало. За разговором я поцеловала её, и этот поступок сблизил нас ещё больше. Она могла без предупреждения приехать ко мне после работы. Мы сидели с чипсами у телевизора и смотрели мелодрамы. После «Дома у озера» она почти час плакала мне в плечо, а я нежно гладила её по волосам и спине.

Ангелина часто оставалась у меня. В какое-то утро я почувствовала тоску из-за того, что ей нужно уезжать в офис. Попросила задержаться и подождать, пока приготовлю завтрак. Но она торопилась, говорила, что успеет поесть в кофейне рядом с работой. Я проводила её до двери и поцеловала в щёку.

Вечером Ангелина написала, что нам пора прекратить общаться, потому что для одной из нас отношения выходят за рамки «мы просто друзья». Я поняла, что она говорит обо мне, а причиной для такой беседы стал утренний поцелуй.

Я её успокоила, убедила в обратном, так что сейчас мы по-прежнему общаемся и дружим. Она так же остаётся у меня с ночёвкой, но я больше не нарушаю её личных границ. Недавно Ангелина познакомилась с парнем, который ей очень интересен. Я поддерживаю, даю советы и помогаю придумывать для него кокетливые сообщения. Но сама в это время мечтаю о том утре, когда она торопилась на работу. Постоянно вспоминаю аромат её шеи и мягкую кожу лица. Хочу вернуться в этот момент и усилить его, стать ещё ближе и настойчивее — перестать быть просто подругой. Но не говорю ей об этом, а просто тайно люблю.

«Я старалась почаще встречаться с парнем, чтобы не думать о подруге и её губах»

Саша, 21 год

Меня с детства очень сильно тянуло к девочкам. Нравилось смотреть на них, рисовать их черты. Они всегда пахли свежестью и чем-то приятным. А вот мальчики, наоборот, казались уродливыми и отталкивающими. Но, к сожалению, в юном возрасте девочки со мной не дружили и даже несколько раз избивали из-за моего общения с парнями. Получалось так, что мальчики мне нравились меньше, но находить контакт с ними было гораздо проще.

В 11-м классе я стала много общаться со своей одноклассницей Леной. Мы сблизились и быстро перешли в статус «подружек». На одной из посиделок со всем классом Лена поцеловала меня на прощание. Это было очень неожиданно. Ранее она никогда такого не делала, да и людей вокруг было много, нас могли увидеть и не так понять. Но она совсем не смутилась. Я же сделала вид, что ничего не произошло — просто убежала домой и легла спать.

После этого поцелуя я долго не могла разобраться со своими чувствами к ней: что с ними делать, как жить. Приняла решение ничего не рассказывать Лене. Внутренние терзания усиливал тот факт, что я была в отношениях. В них и старалась найти утешение: чаще встречалась с парнем, больше с ним общалась, чтобы не думать о подружке и её губах. Но получалось плохо. После моего дня рождения мы втроём остались ночевать у меня дома. Я мечтала, чтобы парень уехал и оставил нас вдвоём, но ничего никому не говорила.

Были мысли, что мои чувства взаимны и её тоже тянет ко мне, хотя напрямую мы эту тему вообще не обсуждали. Я замечала особое отношение Лены ко мне, мягкость её прикосновений. Она всегда проявляла интерес ко всему, что было связано со мной. Может быть, я просто это придумала, ведь мне очень хотелось быть для неё такой же важной, нужной и притягательной.

Сейчас мы практически не общаемся. Мы не ругались, просто дружба как-то сама собой сошла на нет после того, как мы поступили в университет. Иногда встречаемся на улице, улыбаемся друг другу с прежней теплотой и болтаем на разные темы, как в былые времена. Однажды я увидела Лену в автобусе. Она была с новой стрижкой, которая безумно ей шла. Мне было сложно оторвать от неё взгляд, и я вновь почувствовала прежнее влечение, которое так старалась забыть.

Своими чувствами к Лене я поделилась только с парнем — сейчас мы в отношениях, но на момент откровенного разговора просто дружили. Тогда он спокойно к этому отнёсся, а сейчас дико ревнует меня к ней и вообще к другим подругам, наверное, даже сильнее, чем к парням. Кроме Лены я целовалась и с другими девушками, но ничего такого, как с ней, я не чувствовала. Лучшей подругой сейчас её не назову, да и приятельницей тоже. Она для меня просто чудо, загадочное чудо, которое вдохновляет даже на расстоянии.

«Оля превратилась для меня в какой-то магнит. Я стала изучать её внешность, прислушиваться к тембру голоса, чаще касаться её лица и тела»

Мария, 19 лет

Олю я знаю чуть ли не всю свою жизнь, все воспоминания детства тесно связаны с ней. Мы ходили в один детский сад, а потом и в одну школу, даже пытались поступить в один университет, но тут уже не сложилось. Я всегда считала её лучшей подругой, а она часто называет меня сестрой. Мы обе состоим в отношениях с парнями. При этом я каждый день убеждаю себя, что моя влюблённость в неё скоро пройдёт.

Всё началось неожиданно. Мы выбирали платья к выпускному, вместе гуляли по торговому центру и фоткали варианты, чтобы потом показать их своим мамам.

В одном магазине Оля попросила меня помочь, и я зашла в её кабинку, чтобы застегнуть молнию на спине. Прикоснулась пальцами к коже и почувствовала возбуждение.

До сих пор не понимаю, как так вышло, ведь раньше я уже видела её спину и фигуру в купальнике. Но в тот раз во мне что-то щёлкнуло и я резко захотела исследовать всё её тело. На деле же я просто застегнула молнию. Помню, как замешкалась из-за своих мыслей, а Оля смеялась над моей неряшливостью.

Я боялась поделиться с ней таким откровением, хотя привыкла рассказывать вообще все переживания. А ещё надеялась, что тот случай — просто ерунда и мне показалось.

Но Оля превратилась для меня в какой-то магнит. Я стала изучать её внешность, прислушиваться к тембру голоса, чаще касаться её лица и тела. Несколько раз в шутку брала её за руку и так мы шли по улице. Она продолжала что-то рассказывать, наверное, даже не замечая, как вспотели мои ладони. Иногда мне хотелось остановить её резвый шаг и поцеловать. До дела никогда не доходило: я знала, видела и чувствовала, что Оля правда меня любит только как подругу. Вот такая френдзона.

В то лето я решила активно заняться фотографией и часто звала подругу на съёмки. После экзаменов мы вместе ночевали на даче её родителей, я захватила с собой камеру и предложила пофоткать её возле речки. Мы нашли безлюдное место. Оля захватила рубашку отца и осталась только в ней и трусиках. Я думала, что сойду с ума. Такого вдохновения у меня больше никогда не было. Съёмка длилась часа два, и за это время Оля успела намочить рубашку, испачкать её травой и порезать палец ноги о какую-то деревяшку. Она была естественной и все свои взгляды дарила мне. Точнее, объективу, через который я пристально за ней наблюдала.

Вернувшись домой, я представляла себя рядом с ней. Как снимаю с неё рубашку и щекочу её гладкую спину. Но в реальности у меня были только снимки. Они получились потрясающими, Оля на них похожа на фею.

Я так и написала ей, когда скинула кадры: «Ты моя фея». Это единственный раз, когда я осмелилась хоть как-то выразить свои чувства. Она поблагодарила и отправила сотни сердечек в ответ.

На первом курсе Оля влюбилась в Макса и уже ему стала слать сердечки. Она пыталась свести меня с его другом, чтобы было идеально, как в кино. Меня же такая перспектива совсем не радовала: видеть её, хоть и счастливую, но с другим, было тяжело.

Тогда я начала активно общаться со своим одногруппником. Он очень хороший интересный парень, постоянно помогает мне в поиске локаций для необычных фото и вообще всегда ведёт себя дружелюбно и мило. Мы встречаемся полгода, часто гуляем вместе и иногда сидим у него дома. Но он меркнет, когда я вижу Олю. Вообще всё вокруг меркнет. Наверное, я когда-нибудь не выдержу этих чувств и всё ей расскажу. А пока моя фея шлёт сердечки парню.

«Мы поцеловались на моём девичнике. Я спросила, хочет ли она, чтобы всё это остановилось»

Софья, 23 года

Я думаю, сложно отследить момент, когда ты понимаешь, что влюбился. Человек располагает к себе манерами, запахом, внешностью, своими мыслями или увлечениями, а потом происходит некий щелчок, когда ты хочешь большего, чем просто провести время вместе.

Мы с Женей учились в одном университете и вместе ходили в бассейн. Познакомились во время занятий, в основном обсуждали универ, косметику, природу или просто погоду за окном. Однажды, перед очередным заплывом, Женя стояла в купальнике спиной ко мне и перебирала волосы, а потом подняла взгляд на меня и смутилась. А я не могла отвернуться или просто не хотела.

После бассейна я встретила ее на фуд-корте, решила пообщаться и наводящими вопросами выяснить про ориентацию. Она сказала что-то вроде: «Нормально воспринимаю это на экране, но в жизни не представляю себя с кем-то своего пола». Я представляла, но опыта отношений с девушками у меня не было. А ей я просто ответила: «Возможно, это только пока».

Я стала чаще предлагать ей куда-то сходить, например, на выставки, которые нам нравились. Мы обе были в отношениях, поэтому я хотела узнать её получше, прежде чем загоняться и что-то портить.

Иногда Женя могла взять меня за руку от сильных эмоций в театре или кино. Кажется, даже её парень всё понимал. При этом она чётко дала понять, что своего молодого человека не бросит, потому что он соответствовал всем её стандартам «мужчины для совместного будущего».

Незадолго до моей свадьбы я пригласила Женю на Ночь музеев, и располагающая обстановка дала свои плоды: мы начали ласкаться и в итоге поцеловались. После этого она позвонила своему парню и попросила забрать нас и развезти по домам. А потом на две недели и вовсе исчезла с радаров: не отвечала во «Вконтакте», в универе холодно кивала при встрече. На моём девичнике мы снова поцеловались. Тогда я спросила, хочет ли она, чтобы всё это остановилось и мы попробовали быть вместе. Она отказалась. Свадьба состоялась, но брак продлился недолго.

Я знала, что Женя мечтает начать фотографировать, но ей не хватало решительности. Мне очень хотелось помочь ей, подарить мотивацию к действиям. В итоге я стала её первой моделью. Мы много встречались и проводили фотосеты, и постепенно наши отношения вышли на новый уровень — дело дошло до секса. После этого она стала думать о сексе втроём и активно спрашивала, как я смотрю на то, чтобы вписаться в их пару.

Молодой человек был консервативен, и в итоге она осудила меня за очередные неудачные отношения, потом наговорила за спиной неприятные вещи обо мне. Это было год назад, и с тех пор мы не общаемся. Но я всё равно иногда захожу на её странички в социальных сетях и вижу, что она забросила фотографию и даже после выхода из абьюзивных отношений не вернулась к творчеству, которым ранее так горела.

Мне жаль, что ничего не вышло, но я ничего не могла с этим поделать. Женя не приняла себя и свою ориентацию, а нашим поцелуям и сексу всегда находила рациональное объяснение. Например, часто она списывала всё на атмосферу: алкоголь, желание попробовать новенькое. А потом просила меня никому ничего не говорить. Сейчас она продолжает «вписываться» в общество, к которому привыкла, даже вопреки своим желаниям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *