Амитивилль реальная история фото

История связанная с домом в данном городе наводит страх на окружающих уже много лет. Произошедшие события стали основой для съемок не одного фильма ужасов. Что же именно там произошло, вы узнаете из нашей статьи.

Ужас Амитивилля- реальная история проклятого дома

Город расположен неподалеку от Нью-Йорка. Он прославился на всю страну, и не только домом, в котором происходили странные события. Все началось в 1924 году, именно тогда эмигранты из Голландии построили злосчастный дом. Семья жила в доме длительный период и ничего странного не происходило.

Странности начали происходить когда в 1960 году в дом вселилась новая семья. Это была пара молодоженов, они прожили здесь шесть месяцев, и начались кошмары. Люди начали слышать странные непонятные крики, шепчущие голоса на непонятном языке. Это так напугало людей, что они сразу же переселились в другое место. Но дом они сразу не продали, а сделали это только спустя четыре года.

Убийство 6 человек в доме Амитивилля

Новые хозяева для трехэтажного дома нашлись сразу. В 1965 году его приобрела семья Де Фео. Это была большая семья, которая искала дом в престижном районе города. Семья прожила в доме девять лет, но в один момент произошла страшная трагедия. В отделение полиции позвонил человек и сообщил, что увидел вспышки от выстрелов в доме по адресу улица Оушен Авеню №112.

На место происшествия сразу был отправлен полицейский патруль, но было уже поздно, в доме было обнаружено шесть трупов с ранениями от крупнокалиберного оружия. После опознания тел было установлено, что жертвами стали члены семьи, проживавшей здесь: глава семьи Рональд Де Фео, четверо детей, и их мать. Отец был убит 2-мя выстрелами, мать прожила на пару секунд дольше, сын застрелил ее следующей. После расправы над родителями убийца покинул их спальню и пошел в комнату братьев. Они были убиты выстрелом в упор. Старший Марк умер сразу, а вот 9-летний Джон принял мучительную смерть, так как у него был перебит спинной мозг. Сестры Алисон и Дон были убиты выстрелами в голову.

Единственным, кто оказался живым был Рональд Де Фео младший. В ходе следствия выяснилось, что жестоким убийцей является именно он. В ходе следствия убийца рассказал во всех подробностях, как именно он убивал своих родных. Рональд сообщил что делал все в сознании и осознавал что делает, но в тоже время им руководил какой-то голос, который точно сообщал о том, что нужно делать. Позже парень сообщил, что был под влиянием духа индейского вождя, племя которого проживало на данной территории много лет назад.

Вначале все думали, что убийца придумал эту историю, но потом после подробностей удалось выяснить, что на данной территории действительно проживали индейцы, над которыми совершили жестокую расправу. В семнадцатом столетии между коренным населением, индейцами, и переселенцами, голландцами и англичанами складывались сложные отношения.

Расположение жертв в доме

Все конфликты были из-за земли. Вождь племени утверждал, что земли, которые занимали голландские поселения, сданы в аренду, а не отданы навсегда. Из-за этого голландцы приняли решения, что возникшую проблему нужно срочно решать. Поселенцы наняли профессионального убийцу Джона Андерхилла для решения проблемы. Индейцы очень боялись данного человека, так как в столкновении с другим племенем Пеквот, он жестоко расправился с 400 людьми. Они были сожжены заживо за то, что решились самовольно покинуть резервацию.

Джон Андерхилл принял предложение голландцев с условием, что ему хорошо заплатят. Полученные деньги он отработал сполна. В убийстве индейцев он не видел ничего странного, так как не считал их за людей. Сначала Джон прилюдно казнил семерых индейцев, которых обвинил в том, что они украли свиней. После этого он заманил в ловушку еще двадцать индейцев и жестоко убил их. Останки членов племени были похоронены в братской могиле в Форт Нэке. Когда на данном участке прокладывали дорогу, говорили, что земля была красной от крови, хотя и прошло много времени после захоронения.

На первый взгляд может показаться, что связи между данным событиями нет. Но как оказалось, могила индейцев расположена всего лишь в миле от злосчастного дома в Амитевилле. Считалось, что неупокоенные души мстили за совершенные над ними злодеяния, и именно данные души не давали покоя всем жителям дома.

Версия об одержимости находила разумное объяснение, так как в ходе следствия не был установлен истинный мотив убийства. Рональд младший не любил своего отца, так как он часто избивал мать. Это могло объяснить его убийство. Остается непонятным почему он убил всех остальных членов семьи. Соседи и родственники утверждали, что Рональд любил мать и был очень привязан к своим братьям и сестрам.

Странным также кажется то, что никто из жертв не пытался себя защитить и убежать. Выстрелы продолжались около десяти минут, так что они должны были разбудить всех остальных. Возникла версия, что убийца подсыпал своим жертвам снотворное, но судебно-медицинская экспертиза опровергла это. Жертвы были застрелены из карабина «Марлин» 35 калибра, во время выстрела он издает очень громкий звук, но никто из ближайших соседей не слышал выстрелов.

Выдвигалась также версия, что у дома стены построены так, что сработали как глушитель, но эксперимент это не подтвердил.

Самым странным оказался тот факт, что все шесть жертв были застрелены в положении лицом вниз. Экспертиза установила, что жертвы не переворачивались. Но ведь не может такого быть, чтобы шесть людей одновременно спали в одном положении. Возможно, люди действительно были кем-то одержимы, и были в своеобразном трансе.

По ходу следствия убийца постоянно менял показания. После версии с одержимостью, он сообщил следователю, что на их семью напал киллер Луи Фалини. По словам Рональда, он некогда спрятал в их подвале драгоценности, а когда вернулся за ними, то и убил всех. Также убийца сообщил, что в ночь перед самим убийством его не было дома, он рано ушел на работу. С работы он несколько раз звонил домой, но никто не брал трубку. Когда вечером он вернулся домой, обнаружил трупы родителей.

В ходе следствия, после осмотра комнаты Рональда, были обнаружены коробки из под винтовки Марлин. Опросив его друзей, детектив Джон Шайрвелл выяснил что Де Фео младший был фанатом оружия. После анализа допроса и сопоставления всех фактов страж порядка пришел к выводу, что выживший член семьи врет и путается показаниях.

По судебно-медицинской экспертизе было установлено, что люди погибли между 2-4 часами ночи, а Рональд утверждал, что перед выходом на работу в четыре утра видел в ванной своего брата живым. Только после того, как подтвердилось алиби Фалини, Де Фео младший признался в содеянном. Он рассказал как после убийства переоделся в чистую одежду, избавился ото всех улик и пошел на работу. С работу он звонил домой, чтобы создать видимость беспокойства за семью. После работы он был вместе со своими друзьями.

Истинную причину поступка старшего сына так никто и не узнал. Жертвы были похоронены на кладбище в Сент-Чарльзе. Убийца отбывает наказание в тюрьме, из признанных ему шесть сроков по 25 лет, он отсидел полностью только один срок.

Фотографии семьи Де Фео

Супруги Де Фео Рональд и Луиза

Глава семейства, 1930 года рождения, родился в Бруклине в семье итальянского происхождения. Их семья была связана с Нью-Йоркской мафией. Мать Луиза родилась в том же городе в 1931 году. Ее родители были хозяевами дилерского автоцентра «бьюиков». Она мечтала стать моделью и была знакома с несколькими известными людьми. После короткого знакомства Рональд и Луиза поженились. Родителям невесты не понравился ее избранник, и они не поддерживали связи с молодой семьей до 1951 года.

Рональд младший был рожден в 1951 году. После рождения внука тесть устроил Рональда старшего на работу в свою фирму. После первенца у супругов родилось еще четверо детей: две дочки — Дон Тереза и Эллисон Луиза, два сына: Марк Грегори и Джон Мэтью. Когда родился Марк, Луиза решила развестись с мужем, причины не известны. Но наверное причиной было то, что муж ее часто бил. Чтобы жена не ушла муж посвятил ей песню, которую исполнил Джо Уилльямс, известный джазовый исполнитель.

Детство у детей также было не радостным. Рональд младший также часто подвергался побоям. Во время судебного процесса брат Луизы Де Фео рассказал о зверствах отца семейства. Также он вспомнил о таком случае: когда Рональду было два годика, во время просмотра телевизора ребенок сделал что-то, что не понравилось отцу, и он швырнул его об стену.

Рональд Де Фео младший

Из-за стресса Рональд младший в детстве был очень полным и над ним постоянно издевались сверстники. Похудел он только в подростковом возрасте, когда начал принимать амфетамины. Подростком он стал часто устраивать драки и поддавался приливам неконтролированной агрессии. Чтобы как-то помочь сыну, родители отвели его к психиатру, на что он негативно отреагировал и заявил, что не нуждается в помощи.

После неудачной попытки общения с психиатром, родители приняли решение ни в чем не отказывать сыну. Проще говоря, они решили подкупить его деньгами. Он получал столько финансов, сколько хотел, в 14 лет он уже имел свою скоростную моторную лодку, ее цена составляла 14 тыс. долларов. Через время сын не просто просил деньги, а в наглую брал их из дома в нужном количестве. Это негативно сказалось на самоутверждении Рональда младшего и он продолжал вести не совсем нормальный образ жизни, а точнее, начал употреблять героин и ЛСД. До семнадцати лет он посещал приходскую школу, а потом бросил и начал заниматься разбоем и кражами.

В 18-летним возрасте он устроился на работу в фирму дедушки, но все же продолжал требовать деньги от родителей. С отцом отношения становились все хуже и хуже. Однажды во время ссоры родителей, он нацелил на них ружье, которое не выстрелило просто благодаря чуду. С друзьями отношения также не складывались. Однажды, во время отдыха Рональд младший направил ружье на своего друга, и все думали, что он реально выстрелит.

Перед убийством отношения между отцом и сыном дошли до критического предела. Сын был недоволен тем, то отец не давал ему столько денег сколько ему хотелось. Из-за этого он два раза воровал из семейной фирмы деньги, которые ему нужно было отнести в банк. Родителям он сообщил, что его ограбили, но сотрудничать с полицейскими отказался. В ходе следствия оказалось что грабителем был его друг, и они заранее обо всем договорились. После того, как сын отказался сотрудничать с полицией, отец пришел в ярость, и во время ссоры сказал сыну, что он урод, и убьет его, за такие поступки.

Постоянные склоки и ссоры наверное и стали причиной для убийства всех членов семьи.

Дочери Алисон и Дон

Сыновья Марк и Джон

Призраки живущие в доме Амитивилля

Спустя несколько лет в дом вселилась новая семья — это были супруги Лутц. Риэлторы перед продажей предупредили новых владельцев о том, что в доме было совершено жестокое убийство. Но молодые люди не обратили на это внимания и были рады приобрести трехэтажный дом в престижном районе за низкую цену.

Прожив неделю в новом доме супруги начали жаловаться на то, что чувствуют в доме чье-то присутствие и слышат ночью шаги и шорохи. Люди также жаловались на стоящий в помещении трупный запах, от которого невозможно было избавиться.

Через несколько дней хозяева приняли решение освятить дом. Хозяин привез священника, но освятить жилье так и не получилось. Во время обряда священнослужителю стало плохо и он упал в обморок. Когда он пришел в себя, то потребовал чтобы его немедленно унесли с этого проклятого дома. По непонятным причинам священник не смог самостоятельно ходить, как будто неведомая сила высосала из него все соки. Священник с уверенностью сказал что в доме живут злые силы и что здание лучше снести.

Беды семьи не закончились на данном случае, все только начиналось. Маленькая дочь супругов утверждала, что дружит с девочкой по имени Джоди, и что она живет в их доме. Сначала родители думали, что у девочки просто разыгралось воображение и они пытались переубедить дочку в том, что никакой Джоди не существует. Но позже родители выяснили, что одну из дочек супругов Де Фео звали именно Джоди.

Кошмары продолжались. Одной ночью Кэти Лутц проснулась от необъяснимого ощущения. Когда она пришла в себя, то вдруг поняла, что парит под потолком и ее тело раскручивается. Кэти закричала и от этого проснулся ее муж Джордж. От увиденного мужчина пришел в ужас, и несколько минут не мог прийти в себя.

После всех злосчастных случаев семья прожила в доме еще один месяц. Выселились они также же быстро, как и заселились.

В 1976 году в город приехали исследователи неизвестных явлений Лоррэйн и Эд Уоренны. Их заинтересовал загадочный дом. Они длительное время изучали дом, и сделали заявление о том, что в здании зарегистрирована высокая активность полтергейстов. Через некоторое время выводы супругов были опровергнуты руководителем университета парапсихологии Соединенных Штатов Стивеном Капланом. Он обвинил семью Лутц в сговоре с писателем Джей Энсоном, чтобы лучше продавались его книга «Ужас Амитвиля». Джордж Лутц естественно все отрицал, и говорил что все происходящее с его семьей чистая правда.

Не взирая на мнения скептиков дом в Амитвиле был внесен в список самых страшных мест страны.

В 2010 году дом был продан на аукционе за один миллион и сто тысяч долларов. Кто именно является хозяином особняка сейчас неизвестно.

На основе всех странных событий, происходящих в доме, в 1979 году на экраны вышел фильм «Ужас Амитивилля». В фильме рассказывалась история о том, что пережила семья Лутц во время проживания в доме.

В 2005 году Эндрю Дуглас снял ремейк старого фильма. О доме также снят документальный фильм «Настоящий ужас Амитивилля». В фильме рассказывается история о гибели семьи Де Фео.

С привидениями зачастую связаны не просто таинственные, но просто-таки леденящую душу истории с кровавым концом. Одно из самых таинственных мест — Амитивилль, небольшой тихий городок в километрах тридцати от Нью-Йорка.

Это прекрасный маленький городок, старинные дома, ухоженные газоны, парки — все, что нужно человеку для спокойной уютной жизни.

При этом кровавые убийства, факт самого известного случая одержимости призраками в истории Америки, экзорцист, потерпевший поражение в схватке с духами и проклятие убитых индейцев — это тоже Амитивилль.

Жуткая история, произошедшая в большом красивом особняке по адресу Оушен-авеню, 112, начиналась так…

В одно далеко не прекрасное утро 13 ноября 1974 года молодой человек по имени Рональд Дефео, старший сын в большой и дружной семье, открыл шкаф, выбрал из большой коллекции оружия дробовик «Марлин» 35-го калибра, подходящий для охоты на медведя, зарядил его и направился в родительскую спальню…

Семья Дефео — родители Рональд и Луиза и их дети — были застрелены в собственных постелях. Двумя выстрелами был убит Рональд Дефео-старший. Луиза Дефео пережила мужа всего на несколько секунд — ее застрелили следующей. После этого убийца вышел из родительской спальни на втором этаже дома и направился в комнату детей.

Мальчики Марк и Джон были застрелены в упор. 12-летний Марк скончался мгновенно, 9-летнему Джону повезло меньше — ему перебило спинной мозг. Две девочки — 13-летняя Алисон и 18-летняя Дон — были убиты выстрелами в голову. Рональд Дефео-младший, единственный, кто остался в живых в этой бойне, был арестован по подозрению в убийстве.

19 ноября 1975 года он был признан виновным в совершении шести убийств и за каждое из них получил пожизненный срок тюремного заключения. Было ясно, что он никогда не выйдет на свободу.

Итак, дело об убийстве семьи было закончено и справедливость восторжествовала? Как сказать… В деле осталось очень много вопросов. Самый главный из них — мотив преступления.

Известно, что Рональд не любил отца, но зачем он убил мать, которую столько раз защищал ранее от побоев отца? Зачем убил братьев и сестер? Соседи и знакомые семьи утверждали, что Рональд был очень привязан к маленькой Алисон и младшему брату Джону. Между тем именно эти двое как раз и приняли от его руки страшную смерть. Было и кое-что другое…

Никто из членов семьи не пытался защитить себя или спастись бегством. Между тем стрельба продолжалась более десяти минут. Поначалу у следствия была версия, что Рональд подсыпал родственникам снотворное, однако экспертиза дала однозначно отрицательный результат.

По данным производителя карабин «Марлин» 35-го калибра во время выстрела издает такой грохот, что его слышно примерно на расстоянии километра. Между тем не только сами жертвы, но и многочисленные соседи, чьи дома расположены в 50 метрах от дома Дефео, не слышали ничего! Следствием была выдвинута версия, что стены дома сработали как глушитель, но она не выдержала никакой критики.

И, наконец, самое странное: все шестеро убитых были найдены в одинаковой позе — лицом вниз. Никаких следов того, что убийца менял положение своих жертв, обнаружено не было. Получается, что за мгновение до смерти все они спали лицом к земле?

Все это было очень странно и ответы на эти вопросы так и не получены. Как бы то ни было, убийца сел в тюрьму, убитые были похоронены, а дом — выставлен на продажу.

История дома, конечно, отпугивала покупателей, но все же, нашлись те, кто его купили: некто Джорж Лутц с женой Кейти. Они согласился купить дом, ставший легендой Амитивилля — дом продавался практически за бесценок.

(Любопытно, что Джордж и Кейти не скрывали от детей истории дома. Они спросили их, согласятся ли они спать в тех же комнатах, где год назад расстреляли спящих людей. Детей, а им было тогда 4, 7 и 9 лет, это обстоятельство не испугало.)

18 декабря 1975 года семья заселилась в новое жилище вместе с собакой. И очень быстро дом их мечты обернулся настоящим кошмаром, который трудно даже представить. Они прожили в этом доме всего четыре недели, после чего в панике покинула особняк, оставив там все свои вещи.

Джордж, глава семьи, хоть и не верил в потусторонние силы, все же подстраховался: пригласил католического священника, чтобы тот освятил дом. Так, на всякий случай. Отец Ральф Пекораро отнесся к просьбе с пониманием.

Освящение прошло спокойно. Отец Пекораро обошел все комнаты, окропил их святой водой и произнес полагающиеся молитвы. Ничто не вызвало у него беспокойства за исключением одной лишь комнаты на втором этаже — это была спальня, в которой погибли маленькие Марк и Джон Дефео.

Там-то и произошло нечто, что заставило святого отца в панике бежать из Амитивилля, даже не объяснив хозяевам дома причину своего поведения. Все, что он успел сказать — был настоятельный совет не делать из этой комнаты спальню.

Семья Лутц только-только начала обживаться в новом доме, как ужас Амитивилля дал о себе знать. Сначала в доме сами по себе начали скрипеть половицы и хлопать двери. Появлялся невыносимый запах разлагающегося мяса, от которого невозможно было избавиться. По ночам на лестнице явственно слышались чьи-то шаги, а в один день по стенам комнат вдруг начала сочиться зеленая слизь.

Но гораздо больше этого Джорджа и Кейти насторожило то, что их четырехлетняя дочка Мэси вдруг завела себе воображаемую подружку по имени Джоди, с которой постоянно разговаривала.

Никто, кроме Мэси не видел эту девочку, которая, якобы тоже жила в этом доме. Мэси болтала с ней, играла и однажды заявила матери, что Джоди сказала ей: Мэси и ее родителям придется жить в этом доме до конца своей жизни.

Вскоре после этого произошло и еще кое-что: как-то раз ночью Кэти Латц спала лицом вниз. (Все члены семьи Латц, чуть они перебрались в новый дом, стали спать в одной и той же позе — лицом вниз.)

Неожиданно тело Кэти поднялось над кроватью и стало медленно вращаться в воздухе под самым потолком. Джордж тут же проснулся, но он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Левитация Кэти продолжалась несколько минут.

Утром следующего дня Джордж позвонил отцу Пекораро и рассказал о случившемся. Ральф Пекораро воспринял рассказ как должное и удивился лишь одному: почему они все еще не покинули это проклятое место? Джордж и сам понимал, что они совершили ошибку, купив проклятый дом.

Он решил вместе с семьей как можно скорее покинуть особняк — и дом словно понял это. В комнатах слышался шепот, шаги и смех, а воздух сперва разогрелся, а затем остыл и дом превратился в гигантский холодильник.

Но семья Лутц, перебравшись на время к матери Кэти, жившей неподалеку в другом городе, пока не собирались расстаться с домом на Оушен Авеню. Они хотели, чтобы дом очистили от духов и призраков. Для этого Джордж связался с супругами Уоррен — Эдом и Лоррэйн, самыми знаменитыми охотниками за привидениями в Америке.

Они принимали участие в изгнании духов из дома Смерлов в Пенсильвании, предлагали свои услуги по проведению ритуала экзорцизма, в общем, они присутствовали почти на всех нашумевших непонятных и мистических случаях, предлагая свои услуги экзорцистов и изгоняющих духов.

Пара модных экстрасенсов прибыла с большой помпой: их сопровождала съемочная группа телевизионного новостного канала «Channel 5» и президент Американского общества паранормальных исследований.

Результаты сеанса оказались ужасающими: Лоррейн и Эд, как и полагается профессионалам, испытали чудовищное воздействие «злых сил», а непосвященного ведущего новостного канала Марвина Скотта вынесли из дому в бессознательном состоянии. Так что пользы от этого посещения не было.

После четы Уорренов дом посетили еще семь знаменитых экстрасенсов. По единодушному мнению, зло так глубоко укоренилось в этом здании, что единственным выходом мог быть полноценный сеанс экзорцизма, что, как известно, сопряжено с большой опасностью для жизни самого изгоняющего духов священника.

Хозяин проклятого дома не решился на подобный эксперимент и в марте Лутцы вернули особняк банку.

Так в чем же причина всех ужасов, связанных с домом? Их истоки следует искать в далеком прошлом.

На территории, которая сейчас носит название Лонг Айленд (Нью-Йорк), в 1644 году были весьма непростые отношения между английскими и голландскими поселенцами и индейскими племенами.

Стороны не могли договориться, как расценивать позицию индейцев Массапекуа, чей вождь Такапауша утверждал, что земли, занятые голландской колонией, сданы им в пользование, а вовсе не проданы на веки вечные.

В конце концов голландцы решили, что пора покончить с этой проблемой раз и навсегда. Они вспомнили про капитана Джона Андерхилла, известного головореза, которого индейцы боялись как огня.

На это были причины: несколько лет назад в войне с племенем Пеквот Джон Андерхилл участвовал в расправе над краснокожими. Четыре сотни индейцев были сожжены живьем за то, что посмели самовольно покинуть поселение вблизи реки Мистик.

Через какое-то время Джон Андерхилл переехал на Лонг Айленд и приложил немало усилий, давая понять, что если ему хорошо заплатят, он возьмется за это дело и решит проблему Массапекуа.

Это был очень жестокий человек. Индейцев же и вовсе не считал за людей, поэтому не видел в убийствах краснокожих ничего особенного. Белые ему хорошо заплатили и капитан Джон Андерхилл сполна отработал эти деньги.

Сначала он устроил показательные пытки и казнь семи индейцам, которых обвинил в краже свиней. Потом заманил в западню и убил около двадцати индейцев (их останки были похоронены в братской могиле в Форт Нэке).

(Когда год спустя на участке Форт Нэк прокладывали дорогу, земля там все еще была красной. Были обнаружены кости 24 человек, остальные жертвы так и не были найдены.)

Но какая же связь между убитыми индейцами в Форт Нэке и событиями в Амитивилле? Могила индейцев находилась всего в миле от Оушен Авеню, 112.

После того как Рональд Дефео-младший застрелил всю свою семью, он утверждал, что был одержим духом индейского вождя, который и заставил его убивать.

Вокруг описанной истории Амитивилля уже давно ходят споры. Многие уверены, что она от начала до конца вымышлена. Адвокат Рональда Дефео-младшего Уильям Вебер однажды сказал, что вместе с семьей Лутц «создал эту ужасную историю за бутылочкой вина».

Мол, в доме никогда не жили привидения, ужасные события, о которых рассказывали Лутцы, были выдуманы от начала и до конца. Вебер планировал использовать истории о привидениях в качестве смягчающего обстоятельства для своего клиента — Рона Дефео.

Говорят, что на создание рассказа о привидениях в Амитивилле всех их подтолкнула другая выдуманная история «экзорциста», появившаяся в декабре 1973 года.

Рассказы о демонах и призраках были на слуху у общественности как раз тогда, когда Лутцы якобы начали придумывать собственную историю о демонической активности годом или двумя позже.

Так ли это — неизвестно. Существует слишком много независимых свидетельств, подтверждающих рассказ Лутц, чтобы считать, будто они сами выдумали или сфабриковали все это.

Одной только местной истории про истребление индейцев и массовые захоронения хватит, чтоб поверить, что дело тут не чисто и, возможно, семья Лутц еще легко отделались…

Амитивилль. Название этого небольшого городка в тридцати километрах от Нью Йорка известно не только в США, но и далеко за границами Америки. Но престижный район «для богатых» прославил не успешный миллиардер или крупный ученый. Амитивилль стал известен благодаря особняку Hight Hopes — зловещему дому, где американский убийца Рональд Дефео убил свою семью.

Эта кровавая история, разрушившая спокойную жизнь тихого городка Амитивилль, произошла ещё в 70-е годы двадцатого столетия. С тех пор трехэтажный особняк стал излюбленным местом посещений туристов-любителей жанра «хоррор», а также различных экстрасенсов, медиумов, ясновидящих, стремящихся подтвердить слухи о сверхъестественных проявлениях в этом доме.

Убийца Рональд Дефео-младший жив по сей день. Находясь в тюрьме, он не раз давал интервью, выдавая самые неожиданные версии событий той ноябрьской ночи. Само преступление, которое совершил Рональд Дефео, успело стать «городской легендой», обрастая слухами, домыслами и «появившимися новыми фактами и версиями». Интерес к «страшному» дому в Амитивилле не ослабевает ещё и потому, что кровавая история стала основой для книги и сюжета нескольких художественных фильмов. Теперь, когда прошло несколько десятилетий, домыслы писателей и режиссеров прочно переплелись с официальными фактами расследования убийства семьи Дефео. Так кем же был Рональд Дефео (младший)? Мог ли он совершить убийство нескольких человек в одиночку? И какие события предшествовали тому, что Рональд Дефео младший в ноябре 1974 расстрелял всю свою семью из принадлежащей ему винтовки?

Родители Дефео

Будущие родители Рональда были внешне красивой парой, даже несмотря на то, что относились к разным «слоям общества». Мать, Луиза Мери Бриганте, происходила из семьи преуспевающего бизнесмена и мечтала о карьере в модельном бизнесе. Молодой красавице не было и двадцати лет, когда она встретила своего ровесника Рональда Джозефа Дефео (старшего). Решение пожениться вызвало протест у родителей Луизы, которые полностью прервали общение с дочерью и зятем. «Лед растаял» только когда 26 сентября 1951 года у молодых супругов появился первый ребенок — Рональд Дефео-младший. После рождения внука отец Луизы, Майкл Бриганте, принял Рональда-старшего на работу в свою компанию, а позже, спустя несколько лет, помог семье Дефео приобрести дом в престижном Амитивилле.

Детство в Бруклине

Очень распространено мнение, что именно детство и родители в первую очередь повлияли на то, каким вырос будущий «знаменитый» убийца Рональд Дефео. Биография его начинается в Бруклине, не самом богатом нью-йоркском районе. Первые годы жизни Рональда Дефео младшего безоблачными и счастливыми назвать трудно. По свидетельству родственников и друзей семьи Дефео, воспитание, которое отец применял к старшему сыну, сводилось к жестоким побоям за любую провинность. Луиза ничего не могла или не хотела изменить в отношении отца и сына, по слухам, Дефео старший избивал и её.

Постоянный стресс и жестокое обращение отца сказались на внешнем виде и здоровье Рональда, физическом и психическом. Мальчик был замкнутым и к тому же страдал от лишнего веса.

Школа и одноклассники

Как это часто бывает, Рональд Дефео, которого избивали дома, в школе также становился объектом нападок со стороны других детей. Сначала мальчика дразнили, из-за лишнего веса одноклассники придумали ему прозвище «свиная отбивная». О том, были ли у Дефео друзья в начальной школе, ничего не известно. Издевательства и нападки на Рональда продолжались несколько лет. Все изменилось, когда подросток Рональд не только подрос и окреп, но и увлекся наркотиками. Теперь «проблемой» для окружающих стал он.

Бутч и амфетамины

Наркотики, которые принимал старшеклассник Рональд Дефео, сделали подростка агрессивным. Иногда у него случались настоящие приступы бешеной ярости. Разумеется, «отбивной» его дразнить никто больше не осмеливался, тем более что наркозависимость сделала его худощавым. Подросток, получивший новое прозвище Бутч, теперь перестал быть жертвой. Он давал отпор агрессивному поведению Рональда- старшего. Малейшего повода хватало, чтобы устроить настоящую кулачную драку с отцом. Тогда родители обратились за консультацией к специалисту-психиатру, чтобы хоть как-то обуздать агрессивного и неуправляемого Бутча. Визит к доктору результатов не дал – Рональд-младший в резкой форме отказался от помощи психиатра. Семье пришлось найти новый способ управлять наркозависимым подростком – деньги. Младший Дефео регулярно получал от отца дорогие подарки и деньги «на расходы». Родные часто вспоминали просто «королевский» подарок четырнадцатилетнему сыну от «любящего отца» — моторную лодку, которая стоила приличных для того времени денег, около пятнадцати тысяч долларов. Дети семьи Дефео Несмотря на семейные проблемы и грубое агрессивное поведение Дефео старшего, в семье родилось ещё четверо детей: две дочери, Даун Тереза (1956 год) и Эллисон Луиза (1961) и сыновья Марк Грегори (1962 год) и Джон Мэтью (1965).

Сам убийца Рональд Дефео-младший, уже отбывая тюремный срок, заявлял в интервью, что проблемы с родителями возникали не только у него, но и у его младшей сестры Даун. Жесткие «воспитательные методы» отца распространялись и на неё тоже. К тому же, судя по всему, Даун Тереза унаследовала и тяжелый нрав Рональда старшего. Бутч утверждает, что сестра ненавидела их отца настолько, что однажды даже угрожала ему кухонным ножом во время ссоры. Позднее все четверо детей семейства Дефео вместе с родителями будут застрелены. Но при этом смерть братьев и сестер Бутча вызывает больше всего споров. Как утверждают близкие друзья и родственники, дети были довольно дружны — все замечали привязанность, которую испытывает к младшим «трудный подросток» Рональд Дефео.

Престижный Амитивилль

Переезду в городок Амитивилль, спокойное местечко для обеспеченных семей, предшествовало несколько событий, нетипичных для семейного уклада Дефео. Уставшая от побоев и взрывного характера мужа, Луиза Бриганте решила уйти после рождения четвертого ребенка Марка Грегори. Это заставило Рональда-старшего несколько изменить отношение к жене. Чтобы вернуть Луизу, Дефео даже написал для неё песню, которую впоследствии спел и записал для альбома Джо Уильямс, популярный в то время джазмен. После примирения, супруги сменили старый дом в Бруклине на трехэтажный особняк «Большие Надежды» (Hight Hopes) в городке Амитивилль. Там же родился их пятый и последний ребенок.

Их внешне пристойную жизнь омрачало теперь поведение их первенца Дефео-младшего. Окончательно пристрастившийся к наркотикам, семнадцатилетний Бутч бросил школу, отношения с отцом становились хуже день ото дня. Дело всё чаще доходило до выяснения отношений «на кулаках». Положение не спасло даже трудоустройство Рональда в дедушкину компанию по производству автомобилей «Бьюик», где уже работал его отец. Бутч выполнял несложные поручения, а, случалось, не появлялся в офисе по несколько дней. Рональд Дефео и за пределами семейного дома отличался возмутительным поведением. У молодого человека появилось немало нелицеприятных «увлечений» помимо наркотиков: покупка огнестрельного оружия, беспорядочные связи с женщинами, мелкие кражи. Последнее более чем странно, ведь в деньгах Бутч не особо нуждался – отец продолжал содержать его, выделяя Рональду еженедельно 500 долларов.

Последний год семьи Дефео

События последних месяцев жизни семьи Дефео, перед тем как случилась кровавая ноябрьская ночь 1974 года, казалось, предвещали страшную развязку. Увлечение оружием и охотой Дефео младшего начало представлять настоящую опасность для окружающих. Даже его друзья вспоминают случаи, когда он «в шутку» целился в кого-нибудь. Однажды Рональд взял под прицел родителей, чтобы прекратить начавшуюся между ними ссору, и спустил курок. Выстрел в тот раз не произошел только случайно, ружье дало осечку. За неделю до расстрела семьи в особняке Hight Hopes Рональд, не стеснявшийся брать и тратить семейные деньги из дома, пошел на преступление, присвоив деньги компании, в которой работал. Когда Дефео младшему было поручено отвезти крупную сумму, более 20 тысяч, в банк, Бутч деньги просто «не довез», заявив, что его ограбили. Несмотря на отказ помогать расследованию «ограбления», полицейские выяснили, что деньги присвоил Бутч и его друг. За этот проступок никакого наказания Рональд снова не получил, но старшего Дефео это привело в бешенство. Отец и сын крупно поругались, при этом Рональд старший кричал, что «дьявол стоит за спиной» Рональда, на что сын пригрозил убить родителя, назвав того «жирным уродом». Эти слова потом часто звучали на суде от обвинения. Убийство и расследование Семья Дефео (родители и четверо младших детей) была жестоко убита в ночь на 13 ноября 1974 года. Знакомые и коллеги, видевшие Рональда в тот день, вспоминают, что его день проходил почти как всегда. Он пришел на работу непривычно рано, но объяснил это тем, что страдал бессонницей и решил выйти пораньше, выйдя из дома около 4 утра. Потом Бутч вел себя, словно ничего не случилось. В течение дня он звонил домой несколько раз, чтобы узнать, почему отец не явился на работу. И при этом очень «удивлялся» тому, что дома не отвечают на звонки. Вечер Бутч весело провел с приятелями, как обычно, употребляя алкогольные напитки и наркотики. После «вечеринки» Рональд отправился в семейный особняк, но вскоре прибежал в «Бар Генри», расположенный на углу улицы, в нескольких метрах от дома, крича, что вся его семья расстреляна. Полицейские, осматривавшие дом в тот вечер, обнаружили шесть мертвых тел, лежащих в своих постелях. Оба родителя получили по два выстрела из охотничьей винтовки Marlin 336C, каждый из детей был убиты с одного выстрела. Странным показалось следующее: все тела лежали на животе, одетые в пижаму. Никто из них не проснулся и не пытался встать, убежать или спрятаться. Изначально детективы решили, что всем членам семьи подмешали снотворное, однако экспертиза эту версию не подтвердила.

Версии преступления

В самом начале расследования жестокого убийства членов семьи Дефео детективы полиции даже не рассматривали старшего сына в качестве подозреваемого. После краткого допроса на кухне особняка Рональда взяли под защиту полиции как ценного свидетеля. Конечно, для соседей и всех знакомых неприязнь, почти вражда между отцом и сыном не были тайной. Но все свидетели подтверждали, что к остальным членам семьи, особенно к младшим детям, Дефео относился очень тепло, с любовью. По этой причине настолько невероятным казалось, что молодой человек мог бы совершить такое преступление. Благодаря в первую очередь показаниям Рональда, у детективов появился и подозреваемый. Им стал близкий друг Рональда-старшего, который даже какое-то время жил в амитивильском семейном особняке, американец итальянского происхождения по имени Луи Фалини. Бутч заявил о том, что отец помогал Фалини, состоящему в местной мафии, спрятать награбленные ценности в подвале дома Дефео. У полиции была версия, что итальянец расстрелял всю семью как свидетелей. Но при тщательном осмотре дома появилась неожиданная находка – коробка из-под винтовки Marlin 336C, принадлежащей Бутчу. Попав под подозрение, Рональд изменил показания о той страшной ночи. Он утверждал, что Луи Фалини и неизвестный сообщник мафиози разбудили его около четырех утра и, угрожая пистолетом, взяли винтовку, из которой убили всех членов семьи. После их ухода, как рассказал Бутч, он в отчаянии уничтожил улики, избавившись от гильз и оружия. Последняя версия была совсем неправдоподобной и вызывала немало вопросов, на которые Бутч ничего не мог ответить. У детективов, проводивших расследование, исчезли последние сомнения в том, что именно Рональд Дефео убил свою семью. А вскоре Бутч и сам признался. Убийца подробно рассказал, как в одиночку перестрелял сначала родителей, а потом и сестер и братьев из своей винтовки, тщательно вымылся, смывая следы крови, как спрятал все улики, винтовку, гильзы и одежду, испачканную кровью, утопив всё в бруклинской канализации.

Суд над Рональдом

Несмотря на признание убийцы, все детали преступления устанавливали довольно долго, начало судебного процесса состоялось почти через год после убийства, 14 сентября. Главным аргументом, на который опирался адвокат Бутча, было заявление о сумасшествии убийцы – Рональд утверждал, что расстрелять родных ему приказали «голоса», которые он слышал в собственной голове. Но после проведения обследования судебным врачом-психиатром было сделано заключение, что несмотря на легкое расстройство и наркозависимость, Дефео вполне вменяем. После этого Рональду не помогло ни сотрудничество со следствием, ни слова о раскаянии и сожалении. Рональд Джозеф Дефео младший был признан виновным в убийствах шести человек и получил в общей сумме 150 лет тюремного заключения, по 25 за каждую жертву. Все последующие прошения об освобождении «знаменитого» убийцы, поданные до настоящего времени, неизменно отклонялись. На сегодняшний день Рональд Дефео младший (фото ниже, 2015 год) находится в «Грин Хивен» (город Бикман) — одном из исправительных учреждений штата Нью Йорк.

Одинокий психопат или банда убийц?

Большинство экспертов в области криминологии и просто сторонние исследователи событий той ночи 1874 года сходятся во мнении, что в расстреле семьи Дефео осталось ещё много необъясненных фактов. Помимо того, что во время убийства никто из соседей не слышал ни единого выстрела, а все дети после выстрелов в родительской спальне даже не попытались встать с кроватей и покинуть дом, открылось ещё одно обстоятельство. Нанятый Майклом Бриганте специалист сделал вывод, что семью Дефео расстреляли минимум из двух ружей. Это дало основание заявить о том, что Рональд действовал не один. Однако данный факт, всплывший ещё во время судебного процесса, никак не повлиял на приговор, а сам Рональд сделал первое заявление по этому поводу лишь спустя 10 лет. Дефео младший сообщил, что в расстреле семьи принимала участие Луиза Бриганте. Эта версия была отклонена как нелепая. В 2002 году в свет вышла книга The Night the DeFeos died, автор которой, Рик Осуна, взял интервью у Рональда. Амитивилльская история здесь излагается следующим образом: убийц было четверо – Рональд, его двое друзей и Даун Тереза, причем сестра, по словам ДеФео, предложила расправиться с семьей. И именно она, как утверждает Рональд, застрелила младших детей, которых убивать изначально не планировалось. Таким образом, Рональд признал себя виновным лишь в трех смертях — родителей и «сестры-убийцы» Даун. В пользу этой версии Рональд привел несколько спорных доказательств. Опросить тех самых друзей, которые якобы принимали участие в убийстве, к тому моменту было невозможно – первый из них скончался. А второй находился под программой защиты свидетелей по иному делу.

Городская легенда Амитивилля

Возникновению ореола мистики вокруг истории семьи Дефео и особняка Hight Hopes, способствовали следующие владельцы дома в Амитивилле. Супруги Кэти и Джордж Лутц приобрели дом почти год спустя после преступления. Уже через месяц семья Лутц покинула особняк в большой спешке, сообщив общественности о необычных явлениях, имеющих место в Hight Hopes. Дурную репутацию особняка подкрепляли постоянно «проводящие исследования» дома ясновидящие и медиумы, все они утверждали, что паранормальные явления происходят на месте гибели семьи Дефео постоянно. Всё это и создало мистическую городскую легенду «Ужас Амитивилля», вдохновившую писателей и сценаристов на создание произведений в жанре «хоррор». Причем права на экранизацию этой истории принадлежат предприимчивому Джорджу Лутцу.

Книги и фильмография

Как уже было сказано, главный «персонаж» всей истории Дефео младший жив до сих пор. Он отбывает наказание в тюрьме, был трижды женат и охотно дает интервью и выдвигает новые версии. Несмотря на отрицательную репутацию, которую заслужил Рональд Дефео, биография его стала сюжетом для книги Рика Осуна, о которой упоминалось ранее.

Ещё в 1977 году был написан роман Джея Энсона «Ужас Амитивилля», в основу сюжета легли рассказы семьи Лутц о паранормальности дома. Книга имела успех, но по-настоящему популярной историю особняка Дефео, а с ним и самого Рональда, сделали экранизации. Первый фильм «Ужас Амитивилля» ворвался на большой экран в 1979 году. После было снято несколько фильмов – продолжений, уже не на «реальных» страшных событиях. Фактически повторить успех первого фильма смог только римейк «Ужаса», вышедший в 2005 году.

Я считаю:

Ниже описываются события 18 декабря 1975 года, когда Джордж и Кэти Лютц въехали в дом номер 112 по Оушен-авеню. Двадцать восемь дней спустя они в ужасе бежали из него.

Джордж Ли Лютц, проживавший на острове Лонг-Айленд по адресу Дир-Парк, 28, довольно неплохо разбирался в ценах на землю и жилье. Владелец землеустроительной компании с ограниченной ответственностью Уильям X. Парри с гордостью заявил во всеуслышание, что занимается своим делом в третьем поколении: землеустроителями были его дед, его отец и вот теперь – он. Между июлем и ноябрем Джордж и его жена Кэтлин, тридцати лет, осмотрели более полусотни домов, расположенных в южной части побережья острова Лонг-Айленд, прежде чем решиться вложить деньги в Амитивилль. Стоимость домов в тех краях была от тридцати до пятидесяти тысяч долларов, но ни один из предложенных объектов недвижимости не отвечал их требованиям: дом должен быть на набережной и обустроен так, чтобы в него можно было перенести бизнес Джорджа.

Занимаясь поисками, Джордж заглянул в риелторскую контору в Конклине в районе Массапеква-Парк и поговорил с брокером Эдит Эванз. Она сказала, что у нее есть на примете новый дом, который она хочет показать Джорджу и его супруге, и что она сможет принять их там между тремя и половиной четвертого. Джордж записался на прием, и брокер, привлекательная и доброжелательная женщина, встретила супругов в указанном месте в три часа пополудни.

С молодой парой она вела себя терпеливо и благожелательно. «Не уверена, что это то, что вы ищете, – сказала она Джорджу и Кэти, – но я бы хотела показать вам другую половину Амитивилля». Дом по адресу Оушен-авеню, 112, представляет собой большое трехэтажное сооружение с белой отделкой, покрытое темной черепицей. Участок земли, на котором стоит здание – пятьдесят на двести тридцать семь футов, видный со стороны улицы фасад дома шириной пятьдесят футов, входная дверь расположена с правой стороны. В список продаваемой недвижимости входит также деревянный сарай, построенный напротив реки Амитивилль.

На фонарном столбе в конце вымощенной дороги укреплена небольшая вывеска, на которой указано имя, данное дому бывшим владельцем: «Большие Надежды». Закрытая веранда из отсыревшего бруса обращена окнами на переулок, состоящий из других больших жилых домов более старой и аристократичной на вид постройки. Расстояние между соседними домами совсем не велико, но заросли туи скрывают происходящее в них со всех сторон, лишь четкие силуэты зданий просматриваются извне. Оглянувшись, Джордж подумал: в этом есть что-то особенное. Про себя он отметил, что тени от соседних построек почему-то ложились в сторону его дома, а не перед ними и не на здания на противоположной стороне.

Дом был выставлен на торги почти год назад. В газете объявлений о нем не нашлось, но зато было подробное описание в каталоге агентства Эдит Эванз:

ПЕРВОКЛАССНЫЙ РАЙОН АМИТИВИЛЛЯ: большой жилой дом, построенный в голландском колониальном стиле, 6 спален, столовая, пригодная для проведения официальных приемов, 3 ванны, подвал с отделкой, гараж на два автомобиля, подогреваемый плавательный бассейн и вместительный эллинг Эллинг — помещение для хранения и мелкого ремонта спортивных яхт и катеров. – Здесь и далее примеч. пер. . Стоимость – 80 000 долларов.

Восемьдесят тысяч долларов! Для дома, описанного в каталоге, это было немыслимо дешево, если, конечно, секретарь-машинистка не ошиблась, пропустив цифру «1» перед цифрой «8». Можно было бы предположить, что Эдит Эванз хочет провернуть подозрительную сделку и показать дом только с внешней стороны, но нет, опасения были напрасными: она с радостью пригласила супругов в дом. Результаты быстрого, но тщательного осмотра полностью удовлетворили чету Лютцев. Дом не только в точности отвечал их требованиям и пожеланиям, но также и рассеял их мрачные подозрения: все строения, входившие в состав имущества, были в прекрасном состоянии.

Ни минуты не колеблясь, риелтор сообщила супружеской паре, что когда-то дом принадлежал семье Дефео. По-видимому, в этой части города все слышали о трагедии: двадцатитрехлетний Рональд Дефео убил своего отца, мать, двух братьев и двух сестер, когда вся семья мирно спала, ночью 13 ноября 1974 года.

В газетных и телевизионных репортажах говорилось о том, что полиция обнаружила шесть тел; все жертвы были застрелены из винтовки. Трупы, как узнали об этом несколько месяцев спустя Лютцы, лежали в одном и том же положении: на животе, положив головы на руки. В ходе допроса Рональд, глядя на фотографии с места бойни, в конце концов признался: «Это началось и произошло так быстро, что я просто не смог остановиться».

В ходе судебного разбирательства Уильям Вебер, назначенный судом адвокат Рональда, построил защиту на признании безумия своего клиента. Давая показания, Рональд заявил: «За несколько месяцев до того, что произошло, я слышал голоса. Всякий раз, когда я оглядывался по сторонам, я никого не видел, а значит, со мной говорил сам Господь». Рональда обвинили в убийстве и приговорили к шести последовательным пожизненным заключениям.

«Не знаю, должна ли я вообще рассказывать, что это за дом, и когда это делать, до или после того, как его осмотрели? – задумчиво промолвила риелтор. – А следовало бы это знать, потому что следующий просмотр мне предстоит дать клиентам, которые ищут недвижимость в ценовом диапазоне девяносто тысяч долларов». Ей явно не верилось, что супругов Лютц заинтересует столь неординарное предложение. Но Кэти, еще раз взглянув на здание, непринужденно улыбнулась и сказала: «Это лучший из домов, что мы видели. В нем есть все, чего мы когда-либо желали». Конечно, она и мечтать не смела о том, чтобы жить в таком прекрасном месте. Джордж поклялся себе, что если им повезет, и они найдут что-то стоящее, он будет жить только там, где захочет жить его жена. Трагическая история дома номер 112 по Оушен-авеню ничего не значила для Джорджа, Кэти и их троих детей. Именно в таком месте они всегда хотели жить, остальное было неважно.

Остаток ноября и первые недели декабря Лютцы собирались вечерами и строили планы относительно небольших изменений, которые следовало бы сделать в новом доме. Знания Джорджа в области геодезии позволили ему сделать общие наброски соответствующих перемен при перепланировке.

Они с Кэти решили, что в одной из спален на третьем этаже они поселят двух своих мальчиков, Кристофера семи лет и Даниэля девяти лет. Еще одну комнату наверху они сделали игровой. Мелисса, Мисси, их пятилетняя дочь, должна была спать на втором этаже напротив родительской спальни, расположенной на другой стороне дома. На том же этаже должны были располагаться швейная и большая гардеробная комнаты для Джорджа и Кэти. Крис, Дэнни и Мисси были очень довольны отведенными для них комнатами.

С планировкой первого этажа у Лютцев возникла небольшая проблема: они не оформили право собственности на мебель для столовой. Они решили, что перед окончательным заключением сделки Джордж скажет юристу, что они желают приобрести мебель, которую семейство Дефео хранило в складском помещении, а также предметы обстановки спальни, предназначавшейся Мисси, а именно кресло для гостиной и другую мебель, принадлежавшую семье Дефео. Все эти и другие вещи, остававшиеся в доме, как, например, кровать в хозяйской спальне, не были включены в стоимость дома. Джордж заплатил за них дополнительные 400 долларов. Но ему уступили бесплатно семь кондиционеров воздуха, две мойки, две сушилки, новый холодильник и морозильную камеру.

Перед тем как окончательно перебраться в новый дом, следовало еще многое сделать. Помимо того, что нужно было перевезти пожитки, нужно было еще произвести целый ряд сложных юридических операций относительно передачи права собственности, что, в свою очередь, требовало внимания и аккуратности во всех нюансах. По документам дом и земельный участок принадлежали родителям Рональда Дефео. Получалось, что Рональд оставался единственным оставшимся в живых, кто должен был унаследовать собственность родителей, несмотря на тот факт, что его обвиняли в их убийстве. Никакие активы имущества не могли быть изъяты до решения суда о наследовании. Это было сложным правовым лабиринтом, который исполнителям еще предстояло пройти, и еще больше времени нужно было на то, чтоб обеспечить законное прохождение всех сделок, относящихся к дому или земельной собственности.

Лютцам порекомендовали озаботиться созданием таких юридических условий, при которых будут защищены законом интересы всех заинтересованных сторон до самого завершения процесса продажи дома; но для того, чтобы пройти эту процедуру, ни в чем не отступая от буквы закона, потребовалось бы несколько недель, а то и больше. В конце концов, сошлись на том, что для заключения сделки будут внесены 40 000 долларов в качестве закладной до тех пор, пока не будут улажены все юридические формальности.

Вся бумажная волокита должна была завершиться утром того дня, в который Джордж и Кэти планировали переехать с Дир-Парка. Они договорились, что за сутки до этого выставят на продажу свой старый дом. Уверенные в том, что все можно быстро устроить и, вероятно, побуждаемые страстным желанием поселиться в новом доме, супруги приняли решение попробовать переделать все дела в тот же день. Упаковку вещей возложили, главным образом, на Кэти. Чтобы дети не мешали ни ей, ни Джорджу, дали им несколько мелких поручений. Малыши должны были собрать игрушки и приготовить свою одежду для упаковки. Закончив эти хлопоты, они должны были навести порядок в своих комнатах: им следовало привести старый дом в надлежащий вид, подготовить его для потенциальных покупателей. Джордж планировал перевести свой офис из Сиоссета на Оушен-авеню, чтобы сэкономить на арендной плате за помещение. Прикинув заранее, смогут ли они с Кэти позволить себе дом стоимостью 80 000 долларов, он все рассчитал и пришел к выводу, что для этой цели не найти лучшего места, чем прекрасно отделанное подвальное помещение в их новом доме. Времени для доставки оборудования и меблировки было достаточно, но если новый офис, действительно, размещать в подвале, там нужно было провести кое-какие плотницкие работы.

За новым домом и гаражом располагался эллинг площадью 45 на 22 фута. Лютцы нашли применение и ему. У Джорджа была двадцатипятифутовая моторная лодка для отдыха и быстроходный катер пятнадцати футов длиной. Поэтому новое жилье было для семьи настоящей находкой, позволившей сэкономить кучу денег, которые они раньше платили за аренду места в гавани для прогулочных катеров. Несмотря на множество срочных и важных задач, которые необходимо было выполнить Джорджу и Кэти, они были одержимы идеей переместить свои суда в Амитивилль при помощи буксира.

И в самом доме по адресу Оушен-авеню, 112, и вокруг него предстояло сделать ряд работ. И хотя Джордж не знал, найдется ли у него время, он задумал благоустроить участок и сад. Так, для предотвращения ущерба от морозов необходимо было проложить вокруг кустарников мешковину, затем нужно было установить уличные фонари, а после этого обработать газон известью.

Джордж был мастером на все руки, поэтому он успел осуществить многое из того, что задумал сделать в доме. Время поджимало, планов он лелеял немало и нередко забывал, что нужно было прежде всего. В какой-то момент он забросил все и принялся чистить дымоход, а затем камин. Но, как он ни старался, момент переезда неумолимо приближался, и в заветный день, который наступил уже не в мечтах, а наяву, в доме все равно было довольно холодно. Накануне вечером всей семьей они уснули на полу, тесно прижавшись друг к другу. Рано утром Джордж в одиночку загрузил первую партию пожитков, заполнив до отказа самый большой прицеп, какой только смог взять напрокат. У них с Кэти оставалось достаточно времени, чтобы навести порядок в доме и запереть его.

Поверенные в делах в ходе бюрократических процедур чаще, чем обычно, прибегали ко всяким «тогда как», «поскольку» и «принимая во внимание», обменивались бесчисленное количество раз толстыми папками с документами. Адвокат Лютцев объяснял, что из-за сложной истории дома они не располагают четким представлением о праве собственности, хотя они сделали все, что было в их силах, для обеспечения закладной. Но, несмотря на все трудности, вся бумажная волокита подошла к концу через несколько минут после полудня в назначенный день. Как только адвокаты заверили Лютцев, что проблем не будет и они, в конце концов, получат должным образом оформленные документы, подтверждающие их право на собственность, Джордж и Кэти торопливо вышли из офиса. Уже в час дня Джордж вырулил на подъездную дорогу, ведущую к дому на Оушен-авеню. Прицеп был забит доверху: там были пожитки Лютцев, а также принадлежавшие когда-то семье Дефео и вывезенные со склада холодильник, стиральная машина, сушилка и морозильная камера. Кэти следовала с детьми в семейном фургоне, в багажнике они везли мотоцикл. На месте их поджидали пятеро друзей Джорджа, молодые люди лет двадцати, достаточно крепкие, чтобы помогать передвигать громоздкие вещи. Вскоре из прицепа и фургона частично в гараж, частично во внутренний дворик за домом перенесли все: мебель, коробки, ящики, бочки, сумки, игрушки, велосипеды, мотоцикл и одежду.

После разгрузки Джордж пошел ко входной двери и начал рыться в карманах, но не тут-то было. Раздраженный, он вернулся к фургону и тщательно обыскал его, прежде чем признаться своим помощникам, что ключи от дома забыли. Оказалось, что риелтор, запирая старый дом, случайно прихватила с собой и эти ключи. Джордж позвонил ей, и она вынуждена была вернуться в офис за запасным комплектом.

Когда дверь, наконец, открыли, дети выпрыгнули из фургона и деловито принялись распаковывать свои игрушки. Кэти указывала, куда следовало доставить каждую коробку и пакет.

Понадобилось время и сноровка, чтобы, маневрируя мебелью, втащить ее наверх по довольно узкой лестнице на второй и третий этажи. К тому времени, когда отец Манкусо прибыл, чтобы благословить дом, было за половину второго пополудни. Тогда, 18 декабря, отец Фрэнк Манкусо был не просто священником. Он, конечно же, должным образом исполнял свои священнические обязанности, но, кроме этого, консультировал членов своей общины по семейным вопросам.

В то утро отец Манкусо проснулся, испытывая чувство некоторой тревоги. Что-то беспокоило его. Что именно, он понять не мог, да и особых причин для волнения у него не было. Вспоминая, что с ним творилось тогда, он мог лишь сказать, что испытывал что-то вроде дурного предчувствия.

Отец Манкусо пребывал в состоянии некоторого замешательства, он ходил из угла в угол по комнате в своей резиденции приходского священника округа Лонг-Айленд в епархиальном управлении ордена Святого Сердца Христова. «Сегодня четверг, – размышлял он про себя. – На сегодня у меня назначен ланч в Линденхерсте, затем я должен отправиться к Лютцам и освятить их новый дом, потом – успеть на обед к матери».

Святой отец познакомился с Джорджем Ли Лютцем за два года до описываемых событий. Хотя Джордж был методистом по вероисповеданию, но он и Кэти обращались за советом к католическому священнику Манкусо еще до того, как они поженились. Трое детей Кэти родились в предыдущем браке и воспитывались в католической вере, поэтому отец Манкусо считал себя лично ответственным за будущее Кристофера, Даниэля и Мелиссы.

Дружелюбный священник с аккуратно подстриженной бородой был нередким и желанным гостем молодой семьи. Они часто приглашали его то на ланч, то на обед в доме в Дир-Парке. Так или иначе, назначенные встречи с ним никогда не отменялись.

В тот день у Джорджа была особая причина снова пригласить священника. Приедет ли он освятить их новый дом в Амитивилле? Отец Манкусо обещал появиться в гостях у Лютцев 18 декабря. В тот же день, когда священник обещал посетить дом Джорджа, он, согласно договоренности, должен был прийти на ланч с четырьмя давними друзьями из Линденхерста. Когда-то в этих краях был его самый первый приход. Ныне он снискал огромное уважение в своей общине, у него было собственное жилье в Лонг-Айленде. Понятное дело, он всегда был занят, каждый его день был расписан по часам, поэтому не стоит упрекать его за то, что он пытался убить одним выстрелом всех зайцев сразу, да и расстояние между Линденхерстом и Амитивиллем всего несколько миль.

Священник не мог подавить охватившее его дурное предчувствие даже во время ланча с его четырьмя давнишними друзьями. Время шло, а он все оттягивал отъезд в Амитивилль. Друзья поинтересовались, куда он собирается.

– В Амитивилль, – ответил священник.

– К кому в Амитивилле?

– К молодой супружеской паре. Им около тридцати, у них трое детей. Они проживают по адресу… – Отец Манкусо заглянул в записную книжку. – Оушен-авеню, дом сто двенадцать.

– Это дом Дефео, – сказал один из друзей.

– Нет, их фамилия Лютц. Джордж и Кэтлин Лютц.

– Разве ты не помнишь Дефео, Фрэнк? – спросил один из сидевших за столом. – В прошлом году сын убил всю свою семью: отца, мать и четырех сестер и братьев. Ужасная, просто жуткая история! О ней тогда писали все газеты.

Священник попытался вспомнить события тех дней. Он редко интересовался разделом новостей в газетах; просматривая номер, он обращал внимание лишь на то, что казалось ему любопытным или полезным.

– Нет, что-то не припомню, – сказал он.

Из четырех сидевших за столом трое были священниками, и предстоящая поездка отца Манкусо в Амитивилль была им явно не по душе. После недолгого обсуждения все сошлись на том, что ему лучше остаться.

– Но я должен, – возразил отец Манкусо. – Я обещал им приехать.

Он сел за руль автомобиля и поспешно отправился в сторону Амитивилля. Чем меньше миль оставалось до места назначения, тем больше нарастала тревога. Ему почему-то казалось, что он едет не туда, не к дому Дефео, а куда-то в совсем другое место…

К половине второго он прибыл. Проезд к дому Лютцев был так заставлен вещами, что ему пришлось припарковать свой старенький желто-коричневый «форд» прямо на улице. Про себя он отметил, что дом огромен. Промелькнула мысль: «Как же повезло Кэти и детишкам, что ее муж смог обеспечить их таким чудесным жилищем!»

Священник вынул из багажника церковные принадлежности, взял святую воду и вошел в дом и поднялся на второй этаж, чтобы начать ритуал. Но едва отец Манкусо брызнул водой и начал читать молитву, как вдруг раздался мужской голос, который ужасающе четко проговорил:

– Вон отсюда!

Потрясенный, он огляделся. Взгляд его был изумленным. Кто-то ясно командовал за спиной, но в комнате он был один. Кто бы ни произнес эти слова, вокруг не было никого! Закончив обряд освящения, он не сказал ни слова Лютцам о том, что произошло. Молодая семья благодарила его за доброту, все попросили остаться на обед, какой они задумали устроить в честь первого вечера на новом месте. Священник вежливо отказался, пояснив, что намеревался навестить матушку дома в Нассо и пообедать с ней, что и так сильно опаздывает, а она уже давно ждет его, а ехать ему достаточно долго.

Кэти очень хотелось поблагодарить отца Манкусо за участие в их семейном торжестве. Джордж предложил на выбор либо денег, либо бутылку «Канадиан клаб», но священник немедленно отказался, сказав, что не может принимать подношений от друга.

Сев в автомобиль, отец Манкусо опустил окно. Обмениваясь благодарностями и добрыми пожеланиями, они готовы были попрощаться, но вдруг тон священника переменился:

– Кстати, Джордж, – озабоченно спросил он, – перед тем, как ехать к вам, я побывал на ланче у друзей в Линденхерсте. Они говорили, что дом раньше принадлежал семье Дефео. Вы знали об этом?

– Да, конечно. Полагаю, именно поэтому сделка оказалась такой выгодной: дом давно выставили на продажу, и его долго никто не хотел покупать. Но нас это нисколько не беспокоит. Изо всех вариантов он нам показался наилучшим.

– Да, воистину то была трагедия, не правда ли, святой отец? – сказала Кэти. – Бедная семья! Все шестеро были убиты во сне.

Священник молча кивнул. Дети по очереди попрощались с ним, он тронулся в путь. Всей семьей они долго махали ему вслед, он же, выехав на дорогу, направился в сторону Куинса.

К четырем часам дня Джордж вытащил из прицепа все, что привез утром. Затем по уже проторенной дороге он поехал назад в Дир-Парк. Вернувшись в старый дом, он открыл дверь гаража, его пес, Гарри, выскочил оттуда как ошпаренный и, казалось, готов был убежать куда глаза глядят, если бы Джордж не поймал его.

Быстрого и крепкого пса, полумаламута-полулабрадора, оставили сторожить пожитки семьи, не поместившиеся в прицеп. Джордж загрузил вещи и забрал Гарри с собой.

По дороге к матери отец Манкусо попытался обдумать и осмыслить то, что произошло с ним в доме Лютцев, понять, кто или что обратилось к нему тогда в комнате. Имея дело с самыми разными людьми, он не раз встречался с теми, кто утверждал, что слышит какие-то голоса, и был уверен, что это – верный признак психоза. Но в устойчивости своей психики отец Манкусо не сомневался совершенно.

Мать радостно поприветствовала его на пороге дома, но, приглядевшись, почему-то нахмурилась:

– Что с тобой случилось, Фрэнк? – спросила она. – Как ты себя чувствуешь?

Священник покачал головой.

– Не очень хорошо, но, право, ничего страшного.

– Пойди в ванную комнату и посмотри в зеркало.

Рассматривая свое лицо в зеркале, он увидел, что под глазами красовались большие черные круги. Были они настолько темными, что казались пятнами грязи. Он попытался было смыть их мылом и водой, но ничего не помогало.

Вернувшись в Амитивилль, Джордж посадил Гарри на стальную цепь длиной 20 футов у собачьей будки рядом с гаражом. Был уже седьмой час вечера, Джордж почти выбился из сил, поэтому решил оставить вещи в прицепе, хотя аренда автомашины обходилась ему почти в пятьдесят долларов в день. Он зашел в дом и принялся двигать мебель в гостиной.

Отец Манкусо покинул дом своей матери вечером после восьми и поехал назад, в дом для приходских священников. Вдруг на автостраде Ван Уайк в Куинсе он обнаружил, что его машину буквально оттеснило на правую обочину дороги ни с того ни с сего. Он остановился, вышел из машины и осмотрелся. В пределах пятидесяти футов не было ни единого автомобиля!

Успокоившись, отец Манкусо сел обратно за руль, выехал на шоссе и продолжил путь. Но вдруг капот внезапно распахнулся, ударив крышкой о лобовое стекло. Один из приваренных болтов оторвался. В то же мгновение открылась правая дверь! В отчаянии отец Манкусо попытался затормозить, но машина не слушалась, а вскоре остановилась сама.

Потрясенный, он бросился к телефону и связался с приятелем, который тоже был священником и жил недалеко от автострады. Тот, к счастью, был не занят и смог отбуксировать до своего гаража неисправную машину. Там они вызвали механика и эвакуатор, чтобы перегнать автомобиль к дому. Механик уже собрался было выехать на помощь, но не смог завести свой «форд». Тогда отец Манкусо решил оставить машину в гараже и попросил приятеля подвезти его до дома.

Под вечер у Джорджа почти не было сил, и он решил завершить свои труды, занявшись чем-нибудь более приятным. Он задумал подключить стереосистему к хай-фай оборудованию, которую семья Дефео когда-то встроила в стены гостиной. Ему хотелось вместе с Кэти включить музыку и насладиться первым вечером под крышей нового дома.

Но едва он взялся за это, как со двора раздался ужасный вой Гарри. Малыш Дэнни бросился в дом. «С Гарри беда!» – кричал он. Джордж бросился к будке и увидел, что бедное животное задыхается. Пес попытался перепрыгнуть через изгородь и запутался в цепи, которая петлей обернулась вокруг столба. Джордж освободил Гарри, укоротил поводок, чтобы собака больше не смогла прыгать так высоко, и вернулся в дом – устанавливать стереоаппаратуру.

Не прошло и часа с момента возвращения домой отца Манкусо, как раздался телефонный звонок. Звонил тот самый священник, который выручил его.

– Знаешь, что со мной случилось после того, как я подбросил тебя до дома?

Отец Манкусо оцепенел и так и не смог задать вопрос…

– Стеклоочистители! Они начали летать туда-сюда, как сумасшедшие! Я не мог их остановить! А ведь я их не включал, Фрэнк! Что, черт возьми, происходит?

К одиннадцати часам вечера Лютцы уже были готовы ложиться спать; наступала долгожданная первая ночь под крышей нового дома.

На улице становилось все холоднее; было почти 6 градусов ниже нуля.

Джордж жег в камине пустые картонные коробки; сверкали веселые огоньки.

Подходил к концу первый из двадцати восьми дней, 18 декабря 1975 года.

В ночь с 19 на 21 декабря 1975 года Джордж проснулся. Чуть приподнявшись, он прислушался: кто-то постучал в парадную дверь.

Во тьме он озирался по сторонам, не понимая, где он, но затем сообразил, что находится в главной спальне их нового дома. Рядом под теплыми одеялами спала Кэти, свернувшись калачиком.

Стук раздался снова.

– Господи, да что там такое? – пробормотал Джордж.

Он потянулся за наручными часами, лежавшими на прикроватном столике. Было три пятнадцать ночи.

Снова раздался громкий стук, однако на этот раз он звучал не снизу от входной двери, а откуда-то слева.

Джордж встал с постели, вышел в коридор, прошлепал босыми ногами по холодному полу – ковер еще не успели постелить, – и двинулся в швейную комнату, выходившую окнами во двор, в сторону реки Амитивилль. Он выглянул из окна и всмотрелся во тьму. Стук раздался снова. Джордж напряг глаза.

– Да где же Гарри, черт побери?

Где-то наверху, у него над головой, что-то резко затрещало. Джордж невольно втянул голову в плечи, затем опасливо взглянул на потолок и услышал слабый скрип. Прямо над ним этажом выше спали сыновья, Дэнни и Крис. Должно быть, кто-то из них во сне уронил игрушку, сбросив ее с кровати на пол.

На Джордже из одежды была лишь легкая пижама, он начал дрожать от холода. Он обернулся и снова выглянул из окна. Ага! Что-то неясное двигалось рядом с эллингом. Он быстро поднял жалюзи, и мощная струя морозного воздуха ударила ему в лицо.

– Эй, кто там?

В тот же момент проснулся и залаял Гарри. Джордж— к тому времени глаза его уже привыкли к темноте – увидел, что пес вскочил на ноги. Тень переместилась и замерла рядом с будкой.

– Гарри! Хватай его!

Со стороны эллинга вновь раздался легкий стук. Гарри, услышав шум, развернулся на месте. Яростно лая, он забегал взад-вперед по двору, стальная цепь всякий раз сдерживала его. Джордж захлопнул окно и побежал в спальню.

– Что случилось? – проснувшись, спросила Кэти.

Пока Джордж надевал штаны, она зажгла лампу на своем столике.

– Джордж, что там? – спросила она еще раз, взглянув на его бородатое лицо.

– Все нормально, дорогая, – заверил он, подняв глаза. – Я только хотел осмотреть задний двор. Что-то Гарри беспокоится: почуял кого-то возле эллинга. Должно быть, кошка. Пойду утихомирю пса, пока он не разбудил всю округу.

Он надел мягкие кожаные ботинки и собирался накинуть свою старую морскую парку Па́рка — штормовая куртка с капюшоном.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *