50 оттенков серого красная

По мнению книжного издательства «Эксмо» эта лучшая рецензия на оттенки
«Здравствуйте, читатели, постоянные и новоприбывшие!
После премьеры нашумевшего фильма «50 оттенков серого», который позиционировался как эротическая мелодрама, мне, как и многим из вас, оставалось лишь посочувствовать тем парням, которых их девушки и женщины потащили в кинотеатр.
Прежде чем плавно перейти к теме «как нельзя описывать секс» и «почему большинство так ненавидит «50 оттенков серого» (обе темы, стоит заметить, напрямую взаимосвязаны), позвольте сделать для галочки краткий экскурс в сюжет романа.
«50 оттенков серого» — это три книги в серой обложке и твердом переплете, в которых вся Вселенная будет кружиться вокруг двух главных героев и их эротических отношений, плавно перерастающих в нечто большее.
Анастейша Стил, двадцать один год, студентка-девственница. Симпатичная, тихая, но упрямая. Повернута на диалогах с «внутренней богиней» (подозреваю раздвоение личности), которая постоянно танцует самбу или сальсу (что?).
Кристиан Грей, двадцать семь лет. Он красив, богат, умен, играет на фортепиано, пилотирует вертолет, владеет корпорацией и мужским достоинством приличных размеров. Но Кристиан не так-то прост! У красавчика есть садистские наклонности и (о боже!) тяжелые воспоминания. В его увлечении BDSM, вроде как, виновата природа («Я всегда таким был»), но при этом, по его же словам, дело в том, что его покойная мать была наркоманкой и проституткой, а подруга приемной матери долгие годы доминировала над юношей (но ему «нравились ее эротические причуды», она «не позволила свернуть на кривую дорожку»). Непростой парень, в общем.
Анастейша берет у Грея интервью вместо подруги-журналистки, и между ними вспыхивает искра страсти и интимности. Ну, а дальше вы и так все знаете.
Что хотела нам показать Эрика Джеймс? Казалось бы, двое познают радости секса, все хорошо, все счастливы. Но почему тогда эта трилогия вызывает столько ненависти, смеха и стеба со стороны критиков и простых обывателей?
1. Язык.
1.1. Внутренняя богиня.
Такое словосочетание, как «внутренняя богиня», встречается в тексте первой книги пятьдесят восемь раз. Пятьдесят. Восемь. Раз!
Некоторые цитаты:
«А моя внутренняя богиня просто причмокивает губами и светится от гордости».
«И моя внутренняя богиня, плавно покачивая бедрами, танцует победную самбу».
«Моя внутренняя богиня сердито топает маленькими ножками».
«Моя внутренняя богиня, чувственно изгибаясь, танцует сальсу».
Что?! Серьезно?
1.2. Болтливое подсознание.
Вечно что-то комментирующее подсознание Анастейши встречается в первой части восемьдесят три раза!
«Смейется надо мной подсознание, громко, гордо и недовольно».
«Едва слышен назойливый голос из подсознания».
«Буквально умоляет мое измученное подсознание».
«Мое подсознание валяется в обмороке где-то в дальнем углу».
«Мое подсознание сердито смотрит на меня и грозит на меня длинным костлявым пальцем, а потом превращается в весы правосудия, как бы напоминая, что он привлечет меня к суду, если я разболтаю его секреты».
Подсознание и богиня Анастейши встречаются в тексте настолько часто и играют настолько активную роль, что книгу вполне можно было переименовать в «50 оттенков внутренней богини». Ну, или подсознания.
1.3. «Анастейша, не кусай губу!»
Все, что делает мисс Стил на протяжении всей книги (кроме того, как занимается с Кристианом сексом), так это общается со своим подсознанием, «внутренней богиней», думает о Грее и кусает губу. Тридцать семь раз. И как они только не успели превратиться в кровавое месиво?
1.4. Разговоры ни о чем.
«— У тебя очень большая квартира.
— Большая?
— Большая.
— Да, большая, — соглашается он, и его глаза лучатся»
Возможно, конечно, я придираюсь, но… К чему это было?
И уже почти легендарный отрывок:
«— Чего тебе хочется? — спрашивает он.
— Болтать.
Он улыбается.
— О чем?
— О пустяках.
— Пустяках?
— О тебе.
— Обо мне?»
В жизни мы часто говорим ни о чем и ведем себя странно, но в чем был смысл данного диалога в книге? Зачем он, миллиардер и владелец корпорации, повторяет слова как умственно отсталый?
1.5. Еще раз, еще раз, еще много-много раз.
Герои данной книги не возмущаются, не тараторят, редко кричат. Они постоянно хрипят, бормочут, хрипят и снова хрипят! Подарите им уже кто-нибудь «Стопангин»!
Кристиан вспыхивает глазами, Ана краснеет едва ли не от каждого его слова. Ах, да! Еще она каждую главу теряет челюсть и очень часто закатывает глаза.
Проблемы с нервами?
1.6. Перлы или что-это-было.
«Я блею, словно второкурсник на амфетаминах».
«Опустившись вниз, я заглатываю его глубже. Ха! Моя внутренняя богиня ликует. Я это сделаю». (Да соси ты уже, а!)
«Мышцы, о которых я теперь знаю, сжимаются от слов Кристиана».
«Просунув руку у меня между ног, он дергает за синюю нитку… О нет! Кристиан аккуратно извлекает тампон и швыряет в ближайший унитаз. О матерь божья…» (Зачем я это прочитала?..)
«Не знала, что мне может сниться секс. Наверное, что-то съела».
«Я судорожно вздыхаю, словно в живот заехали ногой». (Если бы мне в живот заехали ногой, я бы, как минимум, заорала. Матом).
«Я пытаюсь одновременно втянуть и выдохнуть воздух». (Альтернативная анатомия, привет!)
«Наверное, я сейчас цвета коммунистического манифеста». (Спасибо читательнице за наводку!)
И так далее.
Вывод: при написании эротического романа, да и вообще — любого произведения обращайте внимание на назойливые слова и фразы-паразиты, не перебарщивайте с какими-либо повторяющимися действиями и словами персонажей — знайте меру. Не лейте воду, в рассказе/книге/фанфике не должно быть ни одного лишнего абзаца «ни о чем». Ну и, разумеется, внимательно перечитывайте написанное. Если та или иная фраза вам кажется немного странной и «криво звучащей», обязательно обратитесь к бете или хотя бы к знакомому грамотному человеку.
2. Секс.
Ну, тут меня разрывало хохотом и сдавливало негодованием.
2.1. Фольга презерватива.
А точнее, «шелест рвущейся фольги». Черт возьми, я одна представляю фольгу для запекания теста? Может, в Америке действительно презервативы упакованы именно так? Почему нельзя было сказать просто «надел презерватив»?
2.2. Скудоумие и канцелярщина.
Короткие, сухие и безликие предложения, лишенные чувственности и эмоций. Открываю любую страничку и сразу же попадаю:
«Его рот полуоткрыт, он дышит прерывисто и шумно, язык блестит между зубами. Кристиан выглядит таким… чувственным. Наши влажные тела скользят. Я наклоняюсь и целую его. Он закрывает глаза. Тогда я запускаю руку в его волосы и тяну, запрокидывая голову назад, но не отнимая губ. Это разрешено, нам обоим это по душе. Мы движемся вместе. Мой поцелуй все глубже, я скачу во весь опор, убыстряя ритм. Кристиан приподнимает меня, быстрее, еще быстрее. Влажные рты, спутанные волосы, мокрые бедра. Я близка к оргазму… я уже начинаю узнавать это сладкое сжатие».
Вы возбудились? Я ни капельки. Напоминает словесный вирт по Интернету, не правда ли?
2.3. Болтовня во время секса.
Повторяющиеся фразы Кристиана во время каждого соития вроде «кончай, детка» и «давай же». Честно, на середине книги это уже адски бесило. Возможно, кого-то это и заводит, но среднестатистическому большинству подобные повторяющиеся фразы успеют надоесть.
2.4. Неправдоподобность.
Она оргазмирует сразу же после команды «кончай, детка» (не организм, а часы!), течет от каждого взгляда Кристиана и едва ли не от каждого его слова, а он ВСЕГДА кончает вслед за ней. Стоит ли приводить цитаты в качестве примера? Просто поверьте на слово.
Ну так не бывает, ребят. Причем странно встречать это в тексте взрослой женщины, которая (по идее) должна быть опытной.
2.5. Однообразие.
Тысяча осколков. Во время практически каждого соития Анастейша распадается на тысячу осколков и никак иначе. При том, каким многообразием слов можно описать оргазм, взрослая тетенька-автор выбрала тысячу чертей осколков. Не надо так.
Ну, и самое главное.
2.6. Псевдо-BDSM.
…Говорят, что любовное удовольствие подобно состязанию, ибо любви свойственны распри и дурное настроение… В силу подобной склонности нанесение ударов — также часть любовного удовольствия. Места ударов — плечи, голова, грудь, спина, бока… Эти удары четырех видов: тыльной частью руки, согнутой ладонью, кулаком и распрямленной ладонью. (Часть 7, гл. 15-16: О применении ударов. Кама Сутра.)
Прежде, чем писать на тему нестандартной сексуальной практики, изучите ее. Нет-нет, я не призываю делать это на личном опыте (все-таки данную статью могут читать и несовершеннолетние), но в эпоху Интернета, когда вся доступная информация в сети, человек имеет возможность без проблем найти материал практически по любому интересующему его вопросу.
BDSM (bondage, domination, sado-maso) и «жесткий секс» — не одно и то же. В культуре BDSM используются различные атрибуты (всем известные плети с металлическими наконечниками или без, кляпы, латексные костюмы, маски, каблуки, наручники, веревки, ошейники и так далее), но это лишь инструмент для сексуального самопознания. Приверженцы BDSM-культуры — это люди, познающие себя путем поиска новых сексуальных ощущений, которые достигаются с помощью вышеперечисленной атрибутики и многих других нестандартных практик (вплоть до игр с огнем и электричеством и мочеиспускания на партнера). Но не стоит думать, что BDSM — это просто секс в чулках или в латексном одеянии. В данном направлении важен такой психологический аспект, как доминирование одного партнера над другим. Недобровольное подчинение партнеру — это насилие.
Эрика Джеймс хорошо расписала контракт, который Грей предложил мисс Стил и верно акцентировала, что в BDSM важна безопасность и взаимное соглашение партнеров (не зря Кристиан дал Анастейше целый список того, чем они могут заниматься, чтобы та выбрала, что она считает допустимым для себя, а что нет). Но что при этом дальше делают

Мир, придуманный Э.Л. Джеймс в «50 оттенков серого», целиком и полностью описывает жизни Кристиана и Аны: начиная с невероятно богатого выбора галстуков и, кажется, бесконечного парка автомашин вплоть до комнаты Аны, которую она делит с соседкой, и демонстрации женственности посредством гардероба.

Пентхаус Кристиана Грея и Красная комната

Фанаты трилогии с нетерпением ждут, когда увидят не только как выглядит Красная комната, но и что происходит внутри. В своих книгах Джеймс описала комнату очень старательно и скрупулезно. Любой читатель без труда ответит на вопрос: «Какие элементы обязательно должны появиться в кадре?». Писательница с улыбкой говорит: «Все! Красная комната — убежище Кристиана и самая интимная зона в его апартаментах. Мне пришлось побороться с продюсерами, чтобы комнату сделали именно такой, какой я ее себе представляла, так что результатами я довольна».

Джонсон говорит, что, попадая в такой интерьер, все прочее отходит на второй план: «Обстановка красноречиво говорит о том, что сейчас будет происходить, что Кристиан хочет сделать, и в чем моя героиня не хотела бы участвовать. В мгновение ока вы понимаете всю сложность в их отношениях. Кристиан осознает, что Ана будет отстаивать свои убеждения, она бросит ему вызов. Впервые в жизни Кристиан не хочет контролировать отношения с женщиной — он готов попытаться изменить свою точку зрения. В эту минуту он становится уязвимым и еще более привлекательным для Аны. Они влюбляются друг в друга еще сильнее».

Дизайнерская группа начала изучать мир доминирования и подчинения. Режиссер признается, что полностью доверяла им в этой работе: «Я могу гордиться тем, что на моих съемочных площадках всегда весело. Я хочу, чтобы все получали удовольствие от работы и чувствовали себя частью команды. Фильм держится не только на режиссере. Каждый из тех, кто работает на площадке, выполняет свою важную функцию, каждый незаменим. Успех фильма во многом зависит от командной игры всей съемочной группы и актеров».

Художник-постановщик обратился за помощью к консультантам, чтобы определить, что можно показывать в кадре, какой реквизит должен присутствовать в Красной комнате и как им пользоваться. Особое внимание декораторы уделили всему пентхаусу Кристиана, включая гостиную, кухню, столовую, его спальню и покои Аны (так называемую белую спальню). Дэвид Уоско говорит: «Квартира должна была красноречиво рассказывать о своем хозяине, но Эрика хотела обойтись без каких бы то ни было клише. Эти комнаты мы декорировали очень скрытно. Мы старались, чтобы до окончания строительства той или иной комнаты, никто ее не видел. Кроме того, не могу не отметить, что самые интимные сцены мы снимали, очень уважительно относясь к актерам».

В итоге были построены трехэтажные апартаменты. В своей работе декораторы черпали вдохновение в творчестве таких архитекторов, как Норман Фостер, Джон Парсон и одного из самых известных американских архитекторов Хью Ньюэлла Джейкобсона.

Учитывая то, что Кристиан Грей невероятно богат, что может радовать его взгляд? Дэвид Уоско размышляет: «Мы брали за отправную точку первоисточник: в книге описывается, что Ана почувствовала запах кожи и полироля. Описанные Эрикой запахи подтолкнули нас к тому, что в квартире Кристиана должно быть много кожаных и деревянных изделий. Сэм дала нам дельный совет относительно того, как закреплять различные предметы на стенах».

Дорнан рассказывает: «Кристиан чувствует себя совершенно свободным от всего и вольным делать то, что ему вздумается, только в Красной Комнате. В прошлом все его отношения со слабым полом были так или иначе связаны с предметами в этом помещении. Здесь он может себе позволить проявить свою сексуальность. Так было до тех пор, пока не появилась Ана. С ее появлением он решил выйти за рамки, в которые сам себя загнал, выйти за пределы Красной Комнаты».

Сэнди Уоско утверждает, что любого, кто впервые оказывается в Красной комнате, ожидает шок. Но потом человек понимает, что это— обитель Кристиана. Комната очень важна для миллиардера. Он не живет в ней. Он не ест в ней. В этой комнате все его внимание направлено на выбранную партнершу.

Пятьдесят оттенков стиля: костюмы, реквизит и шикарные автомобили в фильме

Гардеробами на съемках фильма «50 оттенков серого» занимался обладатель премии «Оскар» Марк Бриджес. По его словам, он придерживался тех же принципов работы, что и декораторы. Кинематографисты стремились сделать акцент на Красной комнате. Поэтому во всех остальных случаях черный и красный цвета старались исключать (если не считать студенческой формы на церемонии окончания университета).

Главной задачей костюмера были костюмы Кристиана, каждый из которых был сшит специально для Дорнана. «В реальном мире я не так часто ношу костюмы, — признается актер. — Могу сказать, очень приятно ощущать, что костюм сшит специально под тебя». Все костюмы для Дорнана, за исключением одного, были сшиты вручную. На заказ обуви уже не оставалось времени, но каждая пара ботинок Грея была столь же безупречна, как и одежда.

Кристиан становится менее консервативным и выбирает более свободную одежду. Ана, в свою очередь, постепенно превращается из студентки-простушки в привлекательную девушку, она чувствует себя по-новому. Джонсон говорит: «В начале фильма Ана не представляет, как выглядит, и не заботится об этом. Но в ней чувствуется какая-то неповторимость и миловидность. Затем, по мере раскрытия сюжета, она начинает заботиться о себе. Она замечает, как та или иная вещь сидит на ней. Это становится заметно и зрителю. Одним из костюмов, которые разработал Марк, было платье из персикового шелка и шифона. Оно в точности повторяет наряд Фэй Данауэй, которое она носила на съемках фильма «Афера Томаса Крауна» в 1968 году. Бесподобное платье!» Одна из сцен, в которых дизайнеры хотели показать Ану во всей красе, стал день выпускного. Тогда она решается надеть серое шифоновое платье, которое было упомянуто в книге. Оттенок отлично подошел под цвет глаз Дакоты Джонсон.

Любой, кто знаком с книгами Джеймс, да просто любой, кто хоть мельком видел обложку, понимает, что одним из ключевых элементов гардероба является серебристый галстук Грея… по нескольким причинам. Когда аксессуару уделяется столь пристальное внимание, не каждый галстук подойдет, даже сшитый на заказ. Бриджес говорит: «При выборе галстука мы были особенно щепетильны, возможно, более чем когда бы то ни было. Учитывалось буквально все: толщина, прочность и, разумеется, оттенок серого». Учитывая многофункциональность галстука Кристиана, Бриджес предпочитал называть его не галстуком, а шейным платком или французским галстуком. Все многочисленные модели серебристого галстука были кропотливо выкроены и сшиты вручную.

По задумке писательницы, Ана привносит краски в серую жизнь Кристиана. Его гардероб, состоящий в основном из предметов серого и синего тонов, становится теплее. Подбирая костюмы и расцветку, дизайнер постоянно советовался с режиссером.

Реквизитом на съемках фильма «50 оттенков серого» занимался Дэн Сиссонс. Он утверждает, что многие предметы были воспроизведены в точном соответствии с теми, что описаны в книге. «Мы с нуля создавали меню, винные карты и прочие ресторанные предметы», — говорит он. Однако самым важным предметом в фильме стал контракт, составленный адвокатом Кристиана и предложенный для подписи Ане.

По словам Сиссонса, ему и его команде пришлось анализировать каждый элемент реквизита, чтобы не допустить ошибку: «Основную информацию о Кристиане мы получали из костюмерного отдела. Мы точно знали, что будет представлять собой его костюм —изысканный, сшитый вручную, без единой лишней ниточки. Это стало для нас отправной точкой. Будь то кейс или бритвенный набор, или наручные часы — чего бы ни касалась рука Кристиана, все это подбиралось особенно тщательно».

То, что можно было в любой момент проконсультироваться с автором книги, было большим подспорьем. «С Эрикой работать очень забавно — иногда она оттаскивала меня в сторону, чтобы дать ценные указания. Например, Ана на выпускном отмечает окончание учебы бутылкой «Боллингера» — очень редкого и дорогого сорта шампанского. В другой раз Сэм и Эрика пошушукались, и Эрика подошла ко мне с фотографией на экране мобильного телефона. На картинке были изображены две великолепные чайные чашки. Каждой из них было более 100 лет, а компании, которая их произвела, давно не существовало. Эрика мне заявила тогда: «Это фото из моего дома в Англии. Если вы сможете найти такие чашки или подобные этим здесь, я буду поражена». Ну какой реквизитор не мечтает о подобном вызове?»

Сиссонс и его команда нашли шесть подобных чашек с точно таким же рисунком и доставили их на съемочную площадку. Они выяснили, что патент на нанесение этого рисунка был выкуплен одной из современных компаний и чашки все еще производятся, так что оставалось только утрясти вопрос с юристами. Между разговором с Джеймс и съемками сцены, в которой должны были появиться чашки, было всего 48 часов. За это время Сиссонс успел не только найти сервиз, но и договориться о появлении его в кадре фильма. «Эрика была неподдельно счастлива, да и Сэм чашки очень понравились, — вспоминает реквизитор. — Трудно описать, какое для нас всех было наслаждение ощущать, что мы приложили руку к воссозданию мира Эрики на съемочной площадке».

Одним из первых выпадов Кристиана в сторону Аны становится первое издание одной из ее любимых книг — «Тэсс из рода д’Эрбервиллей» Томаса Харди 1891 года. Поисками редчайшей книги Сиссонс занялся сам еще до официального начала съемок. К слову сказать, в библиотеке Кристиана было множество книг о великих изобретениях (например, о Тесле), о новаторах в области технологического дизайна (Микеланджело), о новейших информационных технологиях… словом, явно не Томас Харди. Библиотека столь же наглядно свидетельствовала о пристрастиях Кристиана, сколь «Тэсс» свидетельствовала о натуре Аны.

Говоря о расточительстве Кристиана, можно во многом сравнить миллиардера с Джеймсом Бондом. И это сравнение, разумеется, не утаилось от читателей, грезивших о беспечной жизни героя книги. Каждая из игрушек Грея должна была быть лучшей, самой большой и самой блестящей из всех, которые только можно найти. И не важно, владеет ли он этой игрушкой или просто арендовал на уик-энд.

В распоряжении приятеля Аны — последняя линейка автомобилей Audi, включая R8 (спортивная модель), S8 (седан представительского класса) и новый A3 (его подарок Ане). На самом деле кинематографистам очень повезло получить в свое распоряжение модель A3, которая пока не выставлена на продажу. Во всяком случае не была выставлена на момент окончания съемок.

Кристиан не ограничился автомобильными прогулками с Аной. Он поднимает ее в небо на личном вертолете — последней модели EC130. Это самая крупная модель из всех, которые продаются частным лицами по цене около $2 млн. Художники полностью преобразили EC130, который еще называют «Чарли Танго», сменили раскраску и заменили логотипы на те, которые встречаются в профессиональном мире Кристиана Грея.

Грей владеет всем, о чем только может мечтать человек. Однако самые острые эмоции он испытывает во время полета, когда они с Аной летят на планере. Этот момент становится моментом откровения и единения для них обоих. Помимо Красной комнаты, глайдер— единственное место, где Кристиан чувствует себя свободным.

Смотрите фильм «50 оттенков серого» в кино с 12 февраля.

Два дня думала писать или не писать отзыв о данном «продукте». Просто очень хочется предостеречь людей от того, чтобы они не ожидали вау эффекта, собравшись на этот квест.
Так сложилось, что пришли мы в праздничный день под самый конец рабочего дня, что видимо, повлияло на нашу встречу и проведения квеста.
Нам торжественно объявили, что мы окунемся в атмосферу, поломаем себе голову над нестандартными задачками, а возможно откроем что-то новое для себя. А самое главное, что мы узнали от администратора квест достаточно сложный, без подсказок еще никто не выходил. Воодушевившись обещанным, мы пошли «изучать» пентхаус мистера Грея.
Опустив рассказ про ожидание 25 минут, легенду и нашего оператора, о котором чуть позже, мы все-таки отправились внутрь..
И дальше все было как в лучших традициях мемов ожидание\реальность. Квест местами очень обшарпан, большинство антуража смотрится КРАЙНЕ дешево и тяп-ляп сделано,маленькая игровая площадь, на полу перекати поле из пыли(привет вам от Елены Летучей=))) ), забытые саморезы, ну и самое главное малое количество заданий для выполнения.
Особенную благодарность хотелось бы выразить нашему оператору, который из 42 минут, что мы были в квесте зачем-то вещал 40 минут, что делать. Зачем?!? возможно он сам для себя решил, что мы тупенькие? Возможно он давно не вел квест и у него перемешалось понятие подсказка и действие. Увы…это единственная интересная загадка этого квеста, особенно с , с учетом того, что мы предупредили, что опытные участники и сами не просили подсказок, но получали их пачками (видимо работникам нууу очень хотелось домой). Можно было это пережить, просто повеселиться и без результатов, в конце концов хотя бы остаться в хорошем настроении, но нет. Оператор- форменное хамло, Конечно возможно это входит в антураж квеста, мол ведущий у нас «верхний», но тогда не показывайте его людям ни до, ни после прохождения квеста, что бы мы все думали, что это прекрасный мистер Грей.( А не мужик в потасканном свитере).Встретил он нас почему-то то с ножовкой в руках и фразой «а, че дверь не судьба от себя толкнуть, чтобы выйти».
Про случайно не закрытые отсеки и внутренним косякам квеста, сказать не могу, ибо это секретный секрет и подсказки для смельчаков решивших убить там свое время.
Могу только дать пару рекомендаций:
1. если вы новичок –не ходите иначе вы больше не захотите посещать квест-румы, решив, что это коричневая загагулька оставленная собачкой на газоне и не для вас.
2. если вы опытная банда квестеров, то сходите в музей эротики там интереснее и дешевле.
3. если вы синема-квест, то смените оператора, закрывайте двери на другие квесты и в операторскую, что б люди не ходили на случайную экскурсию по пути в туалетную комнату, а главное не берите за ЭТО 3500 тысячи рублей, красная цена «50 оттенков серого» 1000 рублей.
Из плюсов вкусные конфетки на ресепшене, вай-фай, водичка и бахилы.

Мария (любитель)

В большом внедорожнике «Ауди» подъезжает Тейлор. Кристиан распахивает передо мной заднюю дверь, и я забираюсь в машину со всей элегантностью, которую только позволяет фривольное отсутствие белья. Слава богу, платье Кейт доходит до колен и плотно облегает тело.

Машина несется по трассе I-5, мы с Кристианом молчим, нас сдерживает спокойное присутствие Тейлора. Настроение Кристиана почти осязаемо, оно меняется и постепенно мрачнеет, пока мы катим на север. Кристиан о чем-то размышляет, глядя в окно, и я чувствую, как он отдаляется от меня. О чем он думает? Не могу спросить. О чем можно говорить, когда с нами Тейлор?

— Где ты научился танцевать? — робко спрашиваю я.

Он поворачивается ко мне, выражение его глаз невозможно прочитать в мелькающем свете фонарей.

— Ты уверена, что хочешь знать? — тихо отвечает он.

— Да, — выдавливаю я.

— Миссис Робинсон любила танцевать.

Мои худшие опасения подтвердились. Она хорошо его выучила, и эта мысль меня удручает — я-то ничему не могу научить. У меня нет особенных умений.

— Должно быть, она хорошая учительница.

— Хорошая, — тихо говорит Кристиан.

Мне кажется, что по голове бегают мурашки. Неужели ей досталось все самое лучшее? Пока Кристиан не стал таким закрытым? Или она помогла ему раскрыться? Он может быть таким забавным и милым. Я невольно улыбаюсь, вспомнив, как он держал меня в объятиях и мы кружили по гостиной, так неожиданно. И еще у него мои трусики.

Да, и Красная комната боли. Я машинально растираю запястья — вот что делают с девушками тонкие пластиковые полоски. Этому тоже она научила Кристиана, или испортила его, зависит от точки зрения. Хотя он вполне мог оказаться в Теме и без миссис Робинсон. Я вдруг понимаю, что ненавижу ее. Надеюсь, мы никогда не встретимся, иначе я не отвечаю за свои действия. Такой сильной ненависти я еще не испытывала, тем более к человеку, которого ни разу в жизни не видела. Я смотрю в окно невидящим взглядом и упиваюсь своей иррациональной злобой и ревностью.

Мысленно возвращаюсь к сегодняшнему дню. Учитывая, что мне известны предпочтения Кристиана, думаю, он обошелся со мной мягко. Хочу ли я это повторить? Не могу даже притвориться, что нет. Конечно, хочу, если он попросит, — при условии, что будет не очень больно, и это единственный способ остаться с ним.

В этом-то вся суть. Я хочу остаться с Кристианом. Моя внутренняя богиня облегченно вздыхает. Я прихожу к мнению, что она в основном думает не мозгом, а другой важной частью своего тела, которая сейчас выставлена напоказ.

— Не нужно, — бормочет Кристиан.

Нахмурившись, я поворачиваюсь к нему.

— Что не нужно?

Я к нему не прикасалась.

— Не нужно слишком много думать, Анастейша. — Он берет мою руку, подносит к губам и нежно целует костяшки пальцев. — Чудесный был день. Спасибо.

Он снова со мной. Я растерянно моргаю и смущенно улыбаюсь. Кристиан такой противоречивый. Я задаю вопрос, который давно меня мучает:

— Почему ты использовал кабельную стяжку?

Он ухмыляется.

— Просто, удобно, и ты испытала новые ощущения. Кабельные стяжки — довольно жесткое приспособление для фиксации, а мне это нравится. — Он слегка улыбается. — Очень действенный способ удерживать тебя там, где твое место.

Я краснею и бросаю встревоженный взгляд на Тейлора, который невозмутимо ведет машину, не сводя глаз с дороги. Ну и что мне на это ответить? Кристиан с невинным видом пожимает плечами.

— Все это часть моего мира, Анастейша.

Он стискивает мою ладонь, затем отпускает и вновь отворачивается к окну.

Ах да, его мир, и я хочу туда войти, но не на его же условиях? Не знаю. Он не упомянул этот чертов контракт. Размышления не придают мне бодрости. Выглядываю в окно и вижу, что пейзаж за стеклом изменился. Мы переезжаем через мост, вокруг — чернильный мрак. Темная ночь отражает мое внутреннее состояние, она словно обволакивает меня и душит.

Смотрю на Кристиана, и наши взгляды встречаются.

— О чем призадумалась? — спрашивает он.

Я хмуро вздыхаю.

— Неужели все так плохо?

— Хотела бы я знать, что у тебя на уме.

Кристиан довольно ухмыляется.

— А я — что у тебя, — тихо говорит он и замолкает, пока Тейлор гонит машину сквозь ночь к городку Белвью.

* * *

Уже почти восемь, когда «Ауди» выруливает на подъездную дорожку к особняку в колониальном стиле. Дом с вьющимися розами над дверью великолепен. Он как будто сошел с картинки.

— Ты готова? — спрашивает Кристиан, когда Тейлор останавливается у внушительной парадной двери.

Я киваю, и Кристиан одобряюще сжимает мою ладонь.

— Для меня это тоже впервые, — шепчет он, затем лукаво улыбается. — Держу пари, ты жалеешь, что на тебе нет трусов.

Я краснею. Совсем про них забыла. К счастью, Тейлор выходит, чтобы открыть мне дверь, так что наш разговор ему не слышен. Хмуро смотрю на Кристиана, а он широко ухмыляется в ответ. Отворачиваюсь и вылезаю из машины.

Доктор Грейс Тревельян-Грей стоит на крыльце, ждет нас. Она выглядит элегантно-утонченной в бледно-голубом шелковом платье; рядом с ней, полагаю, мистер Грей — высокий, светловолосый и, как Кристиан, по-своему красивый.

— Анастейша, ты уже знакома с моей матерью Грейс. А это мой отец, Кэррик.

— Мистер Грей, рада с вами познакомиться.

Я улыбаюсь и пожимаю ему руку.

— Я тоже рад, Анастейша.

— Для вас Ана.

У него добрые голубые глаза.

— Ана, как приятно снова встретиться с вами! — Грейс приветливо обнимает меня. — Заходите скорей.

— Она здесь?

Из дома доносится визгливый крик. Я бросаю на Кристиана встревоженный взгляд.

— Это, должно быть, Миа, моя младшая сестренка, — говорит он почти сердито, но не совсем.

За словами Кристиана таится глубокая привязанность, это заметно по тому, как смягчается его голос и щурятся глаза, когда он произносит ее имя. Похоже, он ее обожает. Для меня это откровение. В ту же минуту Миа собственной персоной врывается в холл. Она примерно моего возраста, высокая, фигуристая, с черными как смоль волосами.

— Анастейша! Я столько про тебя слышала! — Она бросается мне на шею.

Вот это да! Я невольно улыбаюсь, покоренная ее безграничным энтузиазмом.

— Зовите меня Ана, — бормочу я, когда она тащит меня в огромный вестибюль с полами из темного дерева, старинными коврами и широкой изогнутой лестницей на второй этаж.

— Он никогда не приводил домой девушек, — сообщает Миа, ее глаза оживленно блестят.

Я вижу, как Кристиан закатывает глаза, и вопросительно поднимаю бровь. Он недовольно прищуривается.

— Миа, успокойся, — мягко увещевает Грейс. — Здравствуй, милый.

Она целует Кристиана в обе щеки. Он смотрит на нее с теплой улыбкой, затем обменивается рукопожатием с отцом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *